Литература по вопросам полового воспитания насчиты­вает более ста лет и многие сотни источников. Однако проблема полового воспитания все еще далека от раз­решения, и это не случайность, а вполне закономерное следствие самого характера ее разработки. До настоя­щего времени проблема не имеет четкой методологиче­ской основы, фактическая ее основа также не вполне доброкачественна.

В разработке проблемы полового воспитания можно выделить биологизаторское направление, вульгарно социологизаторское направление, а также большую группу работ, особенно в последние годы, авторы которых, стремясь уйти от методологических сложностей, пытают­ся решить ее чисто эмпирическим путем. Однако совер­шенно ясно, что любые попытки решить проблему поло­вого воспитания, не выделив ее методологические осно­вы и не разработав их, обречены на неудачу, и анализ специальной литературы убедительно все это подтверж­дает.

Основное количество работ по половому воспитанию, вышедших в последние годы, имеет «научно-популяр­ный» характер. Однако за этой популяризацией не стоят четкие научные положения, и все это скорее общедоступ­ные рассуждения на тему полового воспитания, чем действительно изложение сущности проблемы и вытекаю­щих из этого конкретных рекомендаций. Появление та­ких работ (мы не будем их здесь перечислять) скорее отражает актуальность темы и стремление авторов учесть это обстоятельство и как-то удовлетворить спрос на литературу по половому воспитанию, чем наличие пол­ноценного научного материала или хотя бы даже пра­вильного научного взгляда на проблему. Впрочем, во всех этих работах есть по крайней мере одна верная мысль: половое воспитание необходимо. В какой-то сте­пени и это положительный результат, так как встреча­лись попытки отрицать необходимость полового воспи­тания.

Половое воспитание — это неотъемлемый и сущест­венный аспект коммунистического воспитания. Все раз­делы воспитания тесно связаны между собой, но тем не менее каждый из них имеет свою специфику. Половое воспитание — это не просто нравственное воспитание. Вместе с тем это именно воспитание, и проблема никог­да не может быть решена в плане медицинских или ги­гиенических «аспектов», как бы важны они ни были сами по себе. Половое воспитание не может сводиться также и к сексологии.

Нам кажется, что наступила пора значительно повы­сить требования к работам по половому воспитанию. Действительно, кому нужно бесконечное повторение од­них и тех же гигиенических рекомендаций, которые были известны и сто лет назад. Критика буржуазных концеп­ций также должна стать критикой содержательной.

Половое воспитание — особый раздел воспитания, имеющий свой предмет, отличный от предмета других разделов воспитания и тем более отличный от медицины в целом, гигиены и т. д. Действительно, «гигиенические аспекты» полового воспитания — это не что иное, как элементы возрастной гигиены, но совсем не воспитание как таковое. «Медицинские аспекты» полового воспита­ния также не воспитание, а медицина, которая как са­мостоятельная наука имеет собственный предмет, отли­чающийся от предмета педагогики. Все указанные под­ходы к половому воспитанию лишают его самостоятель­ного значения, подменяя специфику педагогического предмета гигиеническими, медицинскими вопросами и тем самым выставляя один из важных разделов коммунистического воспитания в роли частного вопроса гигие­ны, медицины и т. д.

Под воспитанием следует понимать активное целе­направленное систематическое воздействие на личность в процессе ее формирования с целью выработки опреде­ленного мировоззрения, а в более конкретном плане — для создания определенных установок, которые бы пред­полагали характер деятельности человека, отвечающий интересам общества. Подход к половому воспитанию как к проблеме означает, во-первых, ее философский, (мето­дологический анализ и, во-вторых, рассмотрение ее как специфически педагогической проблемы, имеющей вме­сте с тем психологические, физиологические, медицин­ские аспекты.

Недостаточная методологическая разработка пробле­мы полового воспитания приводит к тому, что даже во­прос о различиях между половым воспитанием и поло­вым просвещением оказывается опорным, равно как и вопрос о том, когда же необходимо начинать половое воспитание. До настоящего времени остается не обоб­щенным и конкретный педагогический опыт в половом воспитании. Ведь в конце концов отсутствие воспита­ния — это тоже своего рода воспитание.

Выше мы подчеркнули, что наряду с отсутствием чет­кой методологической основы половое воспитание не име­ет также и доброкачественной фактической основы. Дей­ствительно, до настоящего времени отсутствуют научные представления об особенностях сексуального развития ребенка и он в большинстве случаев все еще рассматри­вается как сексуально нейтральное существо, которое на определенном этапе как бы «вдруг» перестает быть та­ковым (уж не с разрешения ли родителей или педаго­гов?). Еще П. П. Блонский писал, что «наблюдатель детской жизни встречается с детской половой психологи­ей как с фактом. В этом случае аскету-педагогу остает­ся одно из двух: или лицемерить и, вопреки очевидности, игнорировать факт или приходить в ужас от испорченно­сти и страшных грехов «выродка» — ребенка». И действительно, почти так и бывает: «нормаль­ный» ребенок рассматривается как сексуально нейтраль­ное существо, а те проявления сексуального развития, которые никак нельзя обойти молчанием, выставляются как патология. Последнее во многом связано с тем, что, как писал П. П. Блонский, взрослый привык судить о ре­бенке по себе и «сексуальность» ребенка приравнивается «сексуальности» взрослого (кстати, понимаемой узко и вульгарно), как будто есть в человеке нечто, что не раз­вивается от рождения до зрелого состояния, а «дано» сразу в окончательном и завершенном виде.

Именно с такой недиалектической оценкой «сексуаль­ности» связано, например, следующее утверждение В. Н. Колмановского: «…Мы решительно возражаем, что детская сексуальность возникает в раннем детстве. Одна­ко ряд исследований и наблюдений врачей и педагогов убеждает в том, что при нарушении некоторых элемен­тарных правил гигиенического содержания детей преж­девременное развитие сексуальности может иметь место. Это не норма, а исключение, отклонение от нее» (1964, с. 25). Далее он «успокаивает» родителей и педагогов: «…анализируя факты детской сексуальности, мы не склон­ны преувеличивать их значение. Они представляют срав­нительно редкое исключение из общего правила о зако­номерностях развития детей младшего возраста» (там же). Эти положения четко отражают существующие взгляды на половое воспитание.

Разберемся детальнее. В главе I мы обосновали по­ложение, что пол человека и пол животного не иден­тичные понятия вследствие того, что человек соци­альное существо. Понятие «пол человека» несводимо лишь к чисто репродуктивным моментам, и «половое по­ведение» существенно шире «репродуктивного поведе­ния». В главе I и в начале данной главы мы подчерки­вали, что каждый человек имеет наряду с признаками и свойствами, позволяющими считать его человеком вооб­ще, также признаки и свойства, позволяющие его счи­тать человеком определенного пола, причем все это не «дано» в окончательном и завершенном виде, а разви­вается, пока не достигает у взрослого наибольшей сте­пени выражения.

Характерно, что высказанное В. Н. Колбановским мнение, которое безусловно не является лишь его лич­ным мнением, а отражает довольно распространенные взгляды на ребенка, в одном существенном аспекте пол­ностью совпадает с взглядами Фрейда. Известно, что Фрейд приписывал ребенку сексуальные чувства взрос­лых и тем самым, по словам Дж. Фурста (1957), проявил статический характер своих взглядов на человече­скую природу: он представлял себе детей как взрослых в миниатюре, а взрослых — как больших детей. При первом рассмотрении высказанные В. Н. Колбановским взгляды содержат полное противопоставление взрослого и ребенка, так как у ребенка отрицается даже намек на возможность каких-либо проявлений сексуального пла­на, которые, и это уже никто не отрицает, у взрослого выражены отчетливо, однако при этом оказывается, что сексуальность взрослого человека не является резуль­татом процесса развития, а возникает как бы сразу. Та­ким образом, при полной противоположности исходных положений, и З. Фрейд, и В. Н. Колбановский отрицают развитие ребенка, по крайней мере в данном аспекте.

Понятия «сексуальное» или «половое» имеют суще­ственно более широкое содержание, чем общепринято. Ведь обычно под «половым» или «сексуальным:» понима­ют лишь некоторые, можно сказать, технические момен­ты деторождения, сводя фактически человека до уровня животного. Далее, согласно В. Н. Колбайовскому, оказы­вается, все дело в нарушении «некоторых правил гигие­нического содержания». Не нарушайте этих правил, и никакой проблемы вроде бы и не возникнет. Действи­тельно, получается, что половое воспитание — лишь част­ный раздел гигиены!

Поскольку сексуальное развитие человека начинает­ся очень рано и даже до года ребенок не является сексу­ально нейтральным существом, то, естественно, половое воспитание необходимо начинать с раннего возраста, не дожидаясь начала периода полового созревания. Поло­вое воспитание часто сводится и к сексологии. Ясно, что вопросы собственно сексологии — это тема для разгово­ра взрослых людей, причем это, естественно, не половое воспитание, а половое просвещение.

Различие между половым воспитанием и половым просвещением такое же, как и между воспитанием и просвещением вообще. Содержание понятия «просвеще­ние» сводится в основном к информированию. В случа­ях, где сам характер информации определяет поведение (например, вопрос о венерических болезнях), этого до­статочно, но так бывает далеко не всегда. Нередко на основе одной и той же информации можно выбирать различную тактику поведения оно может с определенной точки зрения оказаться правильным или неправиль­ным. Поэтому одной информации самой по себе недо­статочно. В этом и заключается ограниченность про­свещения.

Просвещение как информирование оправдывает себя полностью в том случае, если у человека уже выработа­на программа переработки информации. В этом случае она падает на подготовленную почву; чем выше в этих условиях степень информированности, тем лучше. В слу­чае же отсутствия необходимого алгоритма информация может оказаться излишней (в том смысле, что объем ин­формации превышает возможности правильной ее пере­работки) и только причинит вред. Хорошо известно, что достаточно информированный, но недостаточно воспитан­ный человек может совершать ошибки, которые не со­вершит воспитанный человек, уже потому, что недоста­точно воспитанный человек просто не в состоянии пра­вильно использовать информацию.

Необходимо также учитывать, что поведение челове­ка (манера держаться, особенности общения) может быть естественным лишь в случае оптимального соотно­шения между каждый раз заново осмысливаемыми эле­ментами поведения и элементами, которые осуществля­ются непроизвольно: человек не должен задумываться буквально над каждым своим поступком, но при этом обязан вести себя правильно е точки зрения общеприня­тых критериев, с точки зрения коммунистической мо­рали.

Непроизвольный характер поведения, неосознавае­мые верные установки в поведении вырабатываются до­статочно рано (это тоже процесс, имеющий определен­ные этапы), и взрослому человеку, не получившему необ­ходимого воспитания, они даются с трудом, правильное поведение требует от него значительного напряжения. Поэтому воспитание должно начинаться как можно раньше. Просвещение же расширяет объем информации и лишь дополняет воспитание, облегчая правильное по­ведение, но не являясь его залогом.

Кстати, отметим здесь, что и борьба с алкоголизмом до настоящего времени не дает желаемых результатов, поскольку она сводится к антиалкогольному просвеще­нию, а не к антиалкогольному воспитанию, которое следовало бы начинать еще в дошкольном возрасте и во всяком случае еще до того, как подросток попробовал спиртное.

Сложность проблемы полового воспитания определя­ется тем, что она сама является лишь аспектам более широкой проблемы социальной сущности человека, а по­следняя все еще не получила достаточно полной и глубо­кой разработки, хотя основные ее положения уже давно были сформулированы К. Марксом. Основополагающие взгляды классиков марксизма-ленинизма должны быть развернуты и детализированы в приложении к конкрет­ным проблемам педагогики. Между тем даже в работах, специально посвященных проблеме «соотношения соци­ального и биологического», встречаются неверные поло­жения, педагогическая же общественность, к сожалению, вообще далека от этой проблематики.

Ведущим методологическим положением системы по­лового воспитания мы считаем понятие социальной сущности человека. Соответственно это и одна из важнейших педагогических задач. Ребенок должен иметь соответст­вующее его уровню, но верное представление о социаль­ной природе человека, он должен понимать принципи­альную несводимость любых проявлений жизнедеятель­ности человека к аналогичным (не более) проявлениям жизнедеятельности животного. Вместе с тем школьник должен сознавать, что человек — это высшая ступень эволюции и при всей своей уникальности, как социаль­ное существо, неразрывно связан со всем органическим миром, что многие проявления жизнедеятельности чело­века сходны с проявлениями жизнедеятельности живот­ных. Только в этом случае ребенок, а в последующем и каждый взрослый человек будет иметь понятие о своей роли и о своем месте как в обществе, так и в общей кар­тине мира. Педагогический процесс должен строиться таким образом, чтобы каждый школьник в меру своих возможностей не был чужд этой проблематики и чтобы активное понимание социальной сущности человека сде­лалось одним из стержней формирования личности.

Вторым методологическим положением системы полового воспитания мы считаем понятие сущности половых различий и значения половой принадлежности. Необхо­димо строить педагогический процесс так, чтобы не об­ходить этого вопроса, а, напротив, всячески раскрывать смысл существования двух полов, причем раскрывать его в широком, а не в узкорепродуктивном смысле. Необходимо прививать ребенку осознанное по­нимание значения его половой принадлежности так, чтобы само это понимание было для него программой определенного поведения, а не пустым звуком.

Необходимо всячески прививать уважение к представителям другого пола и на конкретных примерах показывать все наиболее положительные их качества. Выше мы уже говорили, что одной из грубейших педагогических ошибок является воспитание чувства недоверия, настороженности, а то и негативизма к представителям другого пола. Необходимо всячески избегать отрица­тельных оценок обобщенного характера в отношении другого пола. К сожалению, подобное встречается не­редко. В первом разделе данной главы мы уже говорили о том, что матери, наставляя своих сыновей, начинают рассказывать им всяческие ужасы о женщинах. Нередко делают они аналогичную ошибку и при воспитании доче­рей, прививая им неоправданную настороженность или даже враждебность к мужскому полу. Педагоги же чаще делают другую ошибку — всячески стараются преумень­шить, сгладить различия между представителями муж­ского и женского пола, выступая фактически в качестве сторонников бесполой педагогики.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

|
Copyright © 2021 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top