Выбор предметов учения не должен зависеть от произвола воспитателей, он должен быть главным началом истинного воспитания, ибо нужно развивать воспитанника так, чтобы он мог удобно достигать указанного ему Богом назначения. Но это начало, к сожалению, очень часто оставляют без внимания. Многие учителя, преподавая науки, более ищут сво­ей личной выгоды, нежели блага учеников.

На это столь важное занятие подобные воспита­тели смотрят как на средство к пропитанию и по­этому стараются вести свое дело с большей, на сколько это возможно, для себя выгодой и легкос­тью или хотят только блеснуть на публичных испы­таниях и тем возбудить к себе бесполезное внима­ние других. Часто родители сами руководятся од­ними земными видами: заботятся обо всем или, по крайней мере, слишком о многом и оставляют без внимания главное, по слову Писания, единое на потребу (Ак. 10, 42). Рассмотрим это главное на­чало сначала с отрицательной стороны, то есть раз­берем, чему не нужно учить.

Дух человеческий назначен к познанию и приня­тию истины. Поэтому воспитатель должен остере­гаться, чтобы не обманывать своих учеников наме­ренно и не сообщать им ничего ложного; ибо ложь, безусловно, непозволительна, следовательно, ника­ким предлогом, никаким намерением, даже по види­мости добрым, не может быть оправдываема.

Цель не оправдывает беззаконных средств. И какой бывает вред, если воспитанник в последующие годы узнает, что родители или наставники обманы­вали его. В результате легко ослабляется его уверен­ность и в том, что было преподано ему истинного. Конечно, детям не нужно высказывать или объяс­нять все то, что само по себе истинно: их возраст для этого еще не зрел, а иное было бы для них более вредно, чем полезно.

Но между благоразумным умолчанием того, что истинно, и намеренным обманом есть большое различие. Наставник должен или совершенно мол­чать о таких предметах, о которых дети еще не должны знать ничего, или, если ему надо коснуть­ся их, пусть коснется только мимоходом и как мож­но осторожнее.

Если же ученики будут задавать вопросы об этом, то пусть он отвечает, что подобных вещей хо­рошо понимать они еще не могут, или пусть поста­рается отвлечь их внимание с помощью искусного оборота или посредством какого-нибудь посторон­него рассказа.

По той же причине воспитатель должен наблю­дать, чтобы другие не обманывали или не вводили детей в заблуждение, особенно когда дело касается важных предметов, например, рассуждения об исти­нах святой веры, нравственных обязанностях, благо­разумном попечении о здоровье и т.д.

Надо обращать большое внимание как на тех людей, с которыми дети общаются, так и на книги, которые даются им для чтения. Необходимо удалять от них книги суеверные и такие, которые в красивых словах представляют заблуждения, искусно опуты­вают юношеский ум ложными умствованиями, вы­мышленными или неправильно перетолкованными рассказами, а что всего опаснее, отравляют их неж­ное сердце обольстительным изображением чувст­венных удовольствий, острыми изречениями и само­довольными решительными приговорами во вред ис­тине и долгу и т. п.

Ученикам не нужно также сообщать познаний вредных и опасных. Человек есть существо не толь­ко разумное, но и нравственное, и его конечное на­значение — не одно познание истины, но полная преданность и любовь к Богу. Поэтому познание всегда надо подчинять целям нравственным.

Горе ребенку, если свое знание покупает он по­терей невинности! Что пользы человеку, если он, по­знав все доступное человеческому разуму, потерпит от того вред для своей души? А в том нет сомнения, что есть такие познания, которыми в людях несовер­шеннолетних оскверняется воображение и прежде времени пробуждаются еще дремлющие чувственные наклонности; равно как и такие познания, относи­тельно которых нужно опасаться пагубного злоупо­требления, как, например, было замечено о ядовитых растениях и т. п. По этой же причине естественную и гражданскую историю надо преподавать детям все­гда с большой осторожностью и разборчивостью.

В программу обучения не должны входить такие предметы, которые не приносят ученикам никакой пользы. На свете так много вещей, необходимых и полезных для изучения, что неизвинительно было бы, пренебрегая ими, толковать детям о том, чему они не могут найти никакого применения. Нередко родители и воспитатели, при выборе предметов, ру­ководятся не пользой, получаемой от них, но одними случайными обстоятельствами, например: господст­вующими предрассудками, модой, желанием блес­нуть ит. п. В результате дети иногда учатся почти всему, кроме того, что им особенно полезно и необ­ходимо знать.

Наконец, не нужно чрезмерно обременять детей предметами учения. Хотя человек никогда не может научиться слишком многому и не испытывает тяже­сти от многих познаний, однако нередко учат слиш­ком многому и не по силам. И это почти всегда об­ращается во вред воспитанникам, потому что:

а) время разделяется на многие предметы так, что воспитанник ни одного из них не может изучить надлежащим образом;

б) от чрезмерного отягощения ослабевают если не телесные силы детей, то внимание и охота к учению;

в) не только воспитанники со слабыми способно­стями, но и самые одаренные бывают не в состоянии обдумывать и самостоятельно перерабатывать пре­поданное. Все услышанное не укореняется глубоко в душе их и очень скоро вытесняется новыми впечат­лениями, а потому очень быстро забывается;

г)   в таких людях весьма легко рождается мечта, будто они знают уже все, что когда-либо знал чело­веческий разум. От этого мнимого многознания они становятся горды, спорливы и не только малоспо­собны к делам общественным, но и тяжелы, а иногда нетерпимы в обыкновенном общении.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Copyright © 2022 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Scroll to top