Нет нужды подробно говорить о грехах, между юношами обыкновенных, и для каждого из них пред­лагать особый способ врачевания. Кто хорошо усво­ит себе до сих пор сказанное об образовании различ­ных способностей, как телесных, так и духовных, тот легко обойдется без этого частного указания.

Только об одном виде юношеских грехов, кажет­ся, не нужно молчать, именно о влечении к другому полу; ибо сколь ни постыден и ни ужасен этот порок по своим последствиям, он так обольстителен и иску­шение здесь так велико, что только меньшая часть юношей имеет счастье спасти себя от искушения до вступления в зрелый возраст.

Опасность от этих грехов умножается по мере того, как оскудевает в воспитаннике дух благочес­тия, дух молитвы и благоговейного уважения к свя­тым заповедям Христовым. Для того уже нет защи­ты от этих искушений, кто не питает в душе своей любви к Богу и Его закону и кто равнодушен ко все­му священному. А тот сам идет в пропасть погибели и неудержимо стремится к ней, кто ищет для себя только чувственных наслаждений, кто плотскую лю­бовь со всеми обольщениями испорченного вообра­жения представляет наилучшим благом жизни или постыдные обнаружения скотской похоти считает извинительной слабостью.

Особенно часто этот порок проявляется в онании, или самоосквернении, и «как ужасна печать,— гово­рит знаменитый врач— которую природа налагает на такого грешника! Это — поблекшая роза, древо, засохшее во время цветения, ходячий труп. Этот гнусный порок истребляет весь огонь и жизнь и ос­тавляет по себе бессилие, не деятельность, смертную бледность, сухость тела и расслабление души.

Г лаза теряют свой блеск и живость, черты лица становятся продолговатыми, красота юношеского вида исчезает, и бледно-желтый, свинцовый цвет покрывает лицо юноши. Дети, получившие от при­роды отличные дарования и остроумие, становятся только посредственными или даже тупыми; душа те­ряет вкус ко всем добрым и возвышенным помыс­лам, а воображение совершенно портится.

Вся жизнь такого человека есть ряд тайных уп­реков совести, мучительных ощущений заслуженной слабости, нерешимости, недовольства жизнью. Кро­ме того, сила пищеварительная ослабевает, кровь портится, грудь наполняется мокротами, выступают сыпи и чирьи на коже, возникает сухость и изможде­ние всего тела, падучая болезнь, чахотка, перемежа­ющаяся лихорадка, обмороки и преждевременная смерть».

Поэтому весьма важная обязанность родителей и воспитателей — всеми мерами охранять детей от этого опустошительного порока и вообще от всякого греха нецеломудрия, а если зло уже вкралось, тотчас замечать и как можно скорее врачевать сию заразу. Для того чтобы отвратить эту ужасную язву, преж­де всего надо по возможности устранять опасности и угрожающие бедой случаи, каковы следующие:

а) со стороны тела: изнеженность и расслабле­ние, слишком сытные кушанья, крепко приправлен­ные, приводящие в волнение кровь, также крепкие напитки, теплые перины, особенно если дети долго лежат на них утром после своего пробуждения, ино­гда полнокровие, острота соков, засорение желез, переполнение желудка, особенно перед сном, и т.п.;

б) со стороны духа: осквернение юношеского во­ображения зрением соблазнительных картин, статуй и других предметов, сильно раздражающих чувстви­тельность, чтением вредных сочинений, соблазни­тельных повестей и романов и т. п., непристойными шутками и намеками, посещением соблазнительных театральных представлений, подозрительных об­ществ, скромных увеселений, а иногда даже прежде­временным изучением анатомии и т.п.;

в) зрелище безнравственных примеров, когда взрослые в присутствии детей позволяют себе со­блазнительную вольность и даже явное бесстыдство; также чувствительным обращением детей между со­бой, особенно опасным является нежное обращение с лицами другого пола, хотя бы это было и без худо­го намерения. От этого обыкновенно расслабляется сердце, воспламеняется воображение, мало-помалу притупляется чувство стыда, и страсть делается поч­ти непреодолимою;

г) наконец, намеренное обольщение или от свер­стников и товарищей, или от других. Родители и воспитатели должны со всей заботливостью смот­реть, с кем общаются дети, с кем и где играют, при ком спят и кому сами препоручают их.

Эти и подобные поводы к грехам нецеломудрия надо устранять или, когда это невозможно, старать­ся делать их безвредными. Впрочем, человек в са­мом себе носит величайшего врага, и если не будет мужественно сопротивляться ему, то неминуемо сде­лается рабом его. К средствам этого сопротивления преимущественно относятся:

а) благоразумное укрепление тела, приучение его к умеренности и продолжительные упражнения в терпении и лишениях;

б) постоянное упражнение, посредством которо­го ум и сердце правильно бывают заняты и обраще­ны к приличным предметам. Ничего нет опаснее, чем праздное бездействие;

в) занятие ума светлыми, возвышающими душу размышлениями;

г) с ранних лет пробужденный и тщательно со­храняемый сыновний страх к Богу, что является са­мым действенным средством к сохранению чистоты, как и вообще детской невинности. Как можно чаще надо говорить ребенку примерно следующее: «Дитя! Бог везде видит тебя; ни мрак ночи, ни отдаленность места не могут укрыть тебя от всевидящего ока Его; Он видит все твое сердце и знает каждую твою мысль!» Сюда относится и то, что сказано было прежде о благоговейном почитании Пресвятой Бого­родицы, Ангела-Хранителя, святых угодников Бо- жиих и т.п., о молитве и принятии Святых Таинств;

д) наконец, попечение о сохранении детской стыдливости. Очень важно, если дети уже с ранних лет смотрят на всякое ненужное осязание и обнаже­ние себя, как на нечто неприличное, и если другие внимательно берегут в них нежное чувство стыда. Все противное христианской скромности нужно представлять им как постыдное и достойное отвра­щения и внушать, чтобы они всегда того стыдились и избегали. Когда ребенок достигнет некоторой зре­лости ума и тела, тогда надо твердо уверить его в греховности нецеломудрия, особенно посредством изречений Божественного Откровения. Надо при­учать его всегда помнить высокое достоинство со­хранения чистоты и невинности и с уважением смо­треть на свое тело как на жилище Святого Духа. Нужно также указывать ему на ужасные последст­вия, какие человек навлекает на себя, предаваясь скотской похоти.

В мире, подверженном греховному растлению, всегда были и сейчас есть (может быть, еще боль­ше, нежели прежде) бесстыдные соблазнители, ко­торые извиняют этот пагубный порок, считая е?о маловажным, и пагубные последствия, от него про­исходящие, представляют такими, которых будто бы легко можно избежать.

О, какое зло для мира такие люди! Какая опас­ность для неопытных детей и юношей — встреча с этими развратителями! Как легко может оболь­ститься грехом детское сердце, по своей падшей природе уже предрасположенное к этому злу! О, ес­ли бы каждый соблазнитель или соблазняемый в ча­сы ослепления своего мог видеть страшную картину того ужасного зла, какое причиняют грехи нецело­мудрия каждому виновному в них, равнЬ как семей­ствам, обществам й целому миру.

Он ужаснулся бы и с трепетом отвратился бы от всякого прикосновения к этой губительной язве че­ловеческого рода. Поэтому чем пагубнее пороки не- целомудрия, тем благовременнее и внимательнее надо внушать детям отвращение к ним и тем необ­ходимее указывать юношам те места из Божествен­ного Откровения, где говорится о строгом воспре­щении прелюбодеяния и всякого греха, нарушающе­го целомудрие.

Сюда относятся следующие места Священного Писания: Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм — вы (1 Кор. 3, 16—17). Не обманы­вайтесь: ни блудники, ни прелюбодеи, ни тели, ни малакии, ни мужеложники — Царства Божия не наследуют (1 Кор. 6, 9—10). А блуд и всякая нечистота не должны даже именоваться у вас, как прилично святым. Ибо знайте, что ника­кой блудник или нечистый не имеет наследия в Царстве Христа и Бога. Никто да не обольщает вас пустыми словами, ибо за это приходит гнев Божий на сынов противления (Еф. 3, 3, 5—6).

Если же воспитанник по недостатку родитель­ского надзора или и при сем надзоре впадает в этот порок, то непременная обязанность всех, кому по­ручается его воспитание,— стараться немедленно открыть это зло и истреблять его возможными средствами. Открытие его в начале очень трудно, ибо, как всякий порок, этот порок не любит света, но удаляется в темноту и скрытное место. Особен­но это трудно в отношении гибельного греха она- нии, где несчастный сам и развратитель* и орудие постыдного порока. Поэтому здесь к месту слово об этом грехе.

Мерзость запустения, таящаяся в святом месте — в оскверненном храме Духа Божия, скоро открыва­ется и наружно, по крайней мере, для взора прони­цательного. Главные признаки тайных грехов юнос­ти следующие:

а) бледное, свинцового цвета лицо, с влажными или сухими, запавшими глазами; также преждевре­менное старение и истощение тела;

б) внезапная потеря прежней живости в здоро­вом, однако, мальчике или девочке, также удаление от людей, нерешимость смотреть другому в лицо, ус­транение от общих забав со сверстниками, запирание в комнате и обнаружение большого замешательства, когда кто-нибудь входит к уединившемуся, продол­жительное пребывание в потаенных местах и т. п.;

в) мрачная рассеянность духа, слабость памяти и продолжительная нерасположенность к серьезным занятиям; также пребывание на одном месте как будто в состоянии размышления, между тем как гла­за без мысли устремляются на тот или другой пред­мет и неподвижно на нем удерживаются и т. п.

Впрочем, эти признаки не безусловны. Люди со здоровым сложением тела могут иногда в продолже­ние нескольких лет предаваться этому пороку, скры­вая наружные следы его. С другой стороны, выше­перечисленные явления могут происходить и от иных причин, например, от различных болезней. Досто­вернее этих признаков следы на носильном или по­стельном белье, а преимущественно собственное признание ребенка.

Родители или воспитатели могут получить такое признание тогда, когда к подозреваемому ребенку будут снисходительны, станут, прежде всего, пред­ставлять ему этот порок не заслуживающим наказа­ния проступком, а несчастьем, в которое могут впасть и хорошие дети, и большую часть вины будут слагать на развратителей, когда ребенку обещают деятельную помощь, но в то же время живо пред­ставляют печальные последствия этого тайного и по­стыдного греха и т.д.

Если при этом ребенок возбуждает основатель­ное подозрение, то воспитатель, отец или мать, смо­тря по обстоятельствам, должны наедине, дружеским и сострадательным тоном рассказать ему, как много молодых людей, часто сами того не зная, жалко гиб­нут от неизвестных тайных грехов, как легко было бы помочь им, если бы они открыли свое несчастное со­стояние и т. д. Тут с твердым взглядом могут они сказать ему, что и о нем беспокоятся, и робкий или спокойный ответ его иногда безошибочно показыва­ет, сознает ли он себя виновным или нет.

Но самое трудное дело — исправление этого по­рока, особенно если он от долговременной привычки сделался для человека как бы потребностью, второй природой. Впрочем, никогда не надо отчаиваться в надежде на успех: решительная воля, подкрепляемая Божией помощью, все может. Для этой цели со сто­роны воспитателя должно быть употреблено все то, что было сказано выше:

а)   он должен раскрыть несчастному его жалкое состояние. Может бьггь, виновный не знал до сих пор, как постыдно и пагубно то, что делал он втайне; может быть, он содрогнется, как скоро откроют ему глаза;

б) для того чтобы побудить виновного к истин­ному исправлению себя, воспитатель должен пока­зать ему те места из Слова Божия, где говорится об отвратительной низости этого порока; а чтобы уси­лить впечатление, надо изобразить перед ним пла­чевные последствия этого греха в настоящей жиз­ни, а еще более там, в вечности. Если виновный уже чувствует телесные или духовные недомога­ния, то надо обращать его внимание на эти горькие плоды зла. Можно при этом пользоваться и естест­венным побуждением к чести, говоря, например, так: «Смотри! Люди скоро заметят, что ты преда­ешься этому пороку!» Что касается девиц, то роди­тели иногда могут даже поставить перед ними зер­кало, чтобы они, увидев в нем поблекшее лицо свое, ужаснулись того зла, которое приводит к та­ким горестным последствиям;

в) если воспитанник проникся осознанием низо­сти своего греха, то надо убеждать его открыть без утайки свое бедственное состояние духовному отцу и очистить свою совесть, может быть давно обременя­емую этими и другими грехами.

Наконец, чтобы облегчить воспитаннику ис­правление, нужно пользоваться всеми средствами, служащими к отвращению от тайных грехов юности, о которых выше было сказано. Особенно нужно удалить те предметы, которые до сих пор подавали ему повод ко грехам, как-то: соблазнительных лю­дей, книги, зрелища, праздность и т. п.

Если кающийся покажет решительное намерение исправить себя и воспользоваться предлагаемыми ему средствами, то нужно предлагать ему наставле­ние, как он должен бороться и побеждать соблазни­тельные искушения. И когда нравственное его вы­здоровление будет мало-помалу продвигаться впе­ред, он, как по своей ободряющей совести, так и по веселым взорам своих родителей, почувствует и уви­дит, сколь утешительно хранить чистоту, без зазре­ния совести смотреть на ближних и особенно обра­щать взор свой ко всеведущему и всеиспытующему Господу Богу.

Напротив, если юный грешник так погряз в сво­ем пороке, что побуждения святой веры не произво­дят на него желаемого действия, то необходимо, что­бы он испытал и телесные наказания.

Нередко бывает нужным прибегать и к врачеб­ной помощи, особенно когда онания есть следствие не испорченной воли, а слабого или расслабленного и расстроенного организма.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

|
Copyright © 2021 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top