Когда на скамье подсудимых оказывается подрос­ток— это всегда беда. Для него самого. Для его роди­телей. Для всего общества. Какие причины и условия способствовали тому, что человек, только готовящийся вступить в самостоятельную жизнь, уже нарушил за­кон, совершил преступление? Ответ па этот, прямо ска­жем, не простой вопрос ищут ученые, юристы, педаго­ги, социологи, работники правоохранительных органов.

Остановимся на некоторых особенностях личности несовершеннолетних правонарушителей и характере совершаемых ими преступлений. Прежде всего отме­тим, что преступления подростков в большинстве слу­чаев приводят к менее тяжким последствиям, чем пре­ступления, совершаемые взрослыми. Они отличаются меньшей степенью общественной опасности. Данные судебной статистики говорят о том, что до 80% пре­ступлений, которые совершают подростки, составляют кражи (обычно небольших сумм денег, спиртных на­питков и т. п.), а также хулиганские действия. В сель­ской местности подростки совершают правонарушения реже (25%), чем в городе (75%).

Обычно подростки совершают преступления неподалеку от школы, дома или места работы. И если бы родители, учителя, производственный коллектив — все те, кто обязан заниматься воспитанием несовершенно­летних, постоянно контролировали их поведение — многие правонарушения были бы своевременно преду­преждены.

Культурно-образовательный уровень несовершеннолетних правонарушителей обычно невысок. Они не отличаются трудолюбием. Интересы их ограниченны и носят односторонний характер. Вот какой разговор произошел однажды между судьей и подростком, на­ходящимся на скамье подсудимых:

—   Скажите, подсудимый, как вы проводили сво­бодное время?

—   Гулял в парке. Ходил в кино.

—   Какие фильмы вы смотрели?

—   Названий я сейчас не припомню...

—   Ну, назовите те, которые вам особенно понра­вились.

—   Мне нравятся про ковбоев и шпионов.

—   А что вы читали в последнее время?

—   Ничего не читал.

—   Вы знаете, кто такой Пушкин?

—   Поэт.

—   Что он написал?

—   Непомню.

—  Но ведь вы его изучали в школе! Вам наверня­ка задавали читать его произведения...

—  Может, задавали. Да только я не читал. Вот если бы про шпионов и ковбоев — тогда бы другое дело. А все остальное читать неинтересно.

—  А чем вы вообще увлекаетесь?

—   Ничем.

—   Вы учитесь в школе?

—   Нет.

—   Почему?

—   Не хочу.

—  Ну тогда пошли бы работать. Вам 16 лет, и вы могли бы трудиться на производстве.

—   Очень мне это нужно...

Собраться компанией, выпить бутылку-другую вина, а затем бесцельно бродить по улицам — вот основной круг «занятий» таких подростков. Лишь очень немно­гие из них занимаютсяв каких-то кружках или секци­ях. Чувствуя себя отчужденными в школьном или про­изводственном коллективе, они находят общий язык в «своей» компании. Они могут оскорбить девушку не­пристойным замечанием, обидеть младших. Характер­ная особенность устойчивых и злостных несовершенно­летних правонарушителей — ослабленное чувство сты­да за свои действия, искаженное представление о та­ких понятиях, как товарищество, дружба, смелость. Об этом свидетельствует хотя бы такой случай, взятый из судебной практики.

Родители 17-летнего Бориса Колесова уехали в от­пуск, и юноша остался в квартире один. В прошлом судимый за хулиганство, он и теперь не отличался при­мерным поведением. Пользуясь отсутствием родителей, к нему домой зачастили приятели. Они покупали спиртные напитки и до поздней ночи пьянствовали. Во время одного такого вечера кто-то предложил обо­красть магазин. «Идея» всем понравилась. Только Бо­рис отказался, заявив, что после недавно перенесен­ной им болезни он не может участвовать в таком рис­кованном деле. Приятели не особенно на этом и на­стаивали. Последующие два дня ребята внимательно изучали все подходы к магазину. Борис был в курсе их приготовлений. Поздней ночью они оглушили сторожа, нанеся ему опасные для жизни телесные повреждения. Взломали замок и похитили товары. Преступники были задержаны. Их судили по статье закона, предусматри­вающей ответственность за разбойное нападение. На скамье подсудимых находился и... Борис Колесов. По­чему? Ведь он же непосредственно не участвовал в преступлении. Верно, не участвовал. Но он знал, что оно готовится. При нем разрабатывались все детали предстоящего преступления. Среди ребят он пользо­вался определенным авторитетом и, если бы захотел, мог бы остановить их от неразумного шага. Но не сде­лал этого. Как потом объяснил в суде, побоялся «уронить» себя в глазах приятелей. Председательствующий спросил его:

—   Почему же вы не сообщили о готовящемся преступлении в милицию или прокуратуру?

Борис искренне изумился:

—   Но это же — предательство по отношению к моим друзьям! Разве я мог выдать своих товарищей?!

Вроде бы и справедливые слова произнес Борис, да только в свете всего происшедшего они имеют вовсе не тот благородный смысл, который мы придаем таким понятиям, как дружба, товарищество, верность. Выго­раживал-то он не кого-нибудь, а тех, кто готовился со­вершить преступление. И наверное, гораздо честнее с его стороны было бы не смотреть равнодушно на действия приятелей и затем покрывать их, а постараться сделать все, чтобы предупредить преступление. И для тех, кто сейчас находится на скамье подсудимых, все ограничилось бы строгим внушением, не больше. Те­перь же, после того как они совершили преступление, их ждет воспитательно-трудовая колония, годы лише­ния свободы. Вот цена того «благородства», которое проявил по отношению к своим друзьям Борис Колесов. Хотя он и не участвовал в разбойном нападении, но тем не менее он также совершил преступление, ко­торое по закону квалифицируется как недонесение о преступлении. Именно за это и привлекли его к уголов­ной ответственности.

Каковы же основные причины совершения подрост­ками преступлений?

Одна из них — отрицательное влияние в семье. Се­мья занимает большое место в жизни ребенка. В ней он растет. Получает первые уроки нравственного вос­питания. Ребенок чутко реагирует на все, что происхо­дит в семейном кругу. В здоровой, доброжелательной обстановке он чувствует себя спокойно, уверенно. Если в семье возникает конфликт, он уже начинает нервни­чать, беспокоиться, недоумевать. А если конфликты происходят постоянно? Превратились в систему? Рано или поздно это неизбежно скажется на психике ребен­ка, его развитии, поведении. Анализ преступлений, со­вершенных подростками, показывает, что семьи, в ко­торых росли и воспитывались несовершеннолетние пра­вонарушители, относились к числу неблагополучных. Один из родителей, обычно отец, пьянствовал. Случа­лось, что пьянствовали оба родителя. Подростки росли в явно нездоровой среде. А результат? По судебной статистике, в 30—40% случаев подростки совершалиправонарушения в результате отрицательного примера родителей и других старших членов семьи. И тут нет ничего неожиданного. Что может перенять несовер­шеннолетний от матери и отца, которые пьянствуют? Только то, что и он сам может поступать так же. И ру­ководствуясь этим «уроком», полученным от родите­лей, в один прекрасный день протягивает руку к рюм­ке спиртного. Потом совершает антиобщественный по­ступок. После этого — преступление. Логическая цепочка замыкается. А началом послужила неблагополучная обстановка в семье.

Вот случай из судебной практики. Подросток избил одноклассницу, причинив ей тяжкие телесные повреждения. Все выступавшие в суде свидетели утверждали, что подсудимый очень неуравновешенный человек, не­уживчив с товарищами. И что особенно странно, с ка­ким-то подчеркнутым пренебрежением относился к де­вочкам. В чем причина такого поведения подростка? В ходе судебного разбирательства выяснилось, что отец подсудимого был очень грубым человеком. Во взаимоотношениях с домашними не стеснялся в выражениях, всячески унижал жену, иногда даже пускал в ход кулаки. Помыкая женой, он любил повторять, что с женщинами надо обращаться только «с позиции силы», поскольку доброго отношения они не заслужи­вают. Все это происходило на глазах у мальчика. Было время, когда выходки отца вызывали в нем протест, и он даже бросался на защиту матери. Но со временем он привык к ним. Находясь в обстановке постоянных семейных раздоров, подросток рос неуравновешенным, издерганным, не терпящим чужих мнений. И когда сверстница сделала ему в сущности справедливое за­мечание, он затаил на девочку тяжелую беспричинную злобу и затем избил ее. Здесь отец своим поведением но многом способствовал тому, что его сын стал пре­ступником.

Родители обычно являются для детей высшим авторитетом. Кому из нас не доводилось наблюдать та­кую картину. О чем-то спорят двое мальчишек. И ког­да одному из них не хватает иных доказательств, он в подтверждение своей правоты восклицает: «А мой папа тоже считает, что надо делать так-то!» Последний до­вод для подростка самый убедительный, поскольку он твердо уверен, что его папа знает решительно все на свете. И вообще он самый сильный и умный. То, что он говорит и делает,— все правильно. Эта уверенность в непогрешимости родителей — свойство психологии ребенка. Именно от отца и матери, самых близких ему людей, он перенимает многие черты характера. Если родители грубы, жестоки друг к другу и по отношению к окружающим, ведут себя аморально, совершают ан­тиобщественные поступки, то для подростка, привык­шего считать, что они во всем правы, это становится «нормой» его собственного поведения.

Во дворе играют мальчишки. Один из них, лет ше­сти, схватил камень и кинул вслед товарищу. Но, к счастью, промахнулся. Сидевшая неподалеку пожилая женщина сделала ему замечание:

—  Ты что же делаешь? А если бы попал камнем в голову?

—  А ну вас,— отмахнулся мальчуган.

Он хотел было побежать дальше, но женщина остановила его и начала объяснять, почему он не прав. Мальчуган шмыгал носом и смущенно глядел в землю, кончики его ушей порозовели от стыда. На этом, возможно, конфликт бы и закончился, но тут вмешался подошедший отец. Он сердито начал выговаривать женщине:

—   Ну, что вы лезете не в свое дело! Дети играют, и они сами между собой во всем разберутся. Бывает же у людей дурная привычка: совать свой нос куда не следует...

А 6-летний мальчик стоял рядом и слушал слова отца. Смущение его уже прошло, на веснушчатом лице было написано удовлетворение. В эти несколько минут он получил урок гражданского «воспитания» в самом худшем значении этого слова. Оказывается, во время игры можно причинить боль товарищу. На замечания старших не обращать внимания. А если будут особенно приставать, то взять и отчитать их как следует —так, как это сделал сейчас отец, самый авторитетный для него на свете человек.

Предвижу возражения: подумаешь, велика важ­ность! Да этот мальчуган тут же забудет о случившем­ся. Нет, не забудет. Может, уйдут из памяти суть и подробности самого происшествия во дворе, но оста­нутся— это уже наверняка! — его конечные резуль­таты. Они отложатся на полочку его житейских наблю­дений как частица опыта познавания окружающего мира.

Эдик Гусаров, оказавшийся на скамье подсудимых, не мог пожаловаться на то, что в семье у него была плохая обстановка или родители относились к нему невнимательно. Напротив, мать и отец жили дружно. Все свои помыслы они сосредоточили на сыне. Ста­рались исполнять малейшие его желания. Захотел он иметь дорогой японский магнитофон — купили. Под­росток потребовал мотоцикл — и вскоре его получил. В планах он лелеял иметь собственную машину, и ро­дители незамедлительно стали копить деньги на эту дорогую покупку, собираясь приурочить ее к 17-летию сына. А сын в свою очередь приготовил им свой «по­дарок»: совершил преступление, за которое его при­влекли к уголовной ответственности. На судебном про­цессе председательствующий спросил у отца подсуди­мого:

Вот вы говорите, что стремились ни в чем не ограничивать сына. Но имел ли он представление о том, каких трудов стоило вам, родителям, заработать те деньги, которые на него тратились?

—   Полагаю, что нет.

—  Когда-нибудь он участвовал в планировании семейных расходов?

—  Зачем? — удивился отец.— Он ведь совсем ребенок.

—  Но этот ребенок,— председательствующий невольно бросил взгляд на великовозрастного широкоплечего парня, сидевшего на скамье подсудимых,— имел такие запросы, какие бывают не у всякого взрос­лого человека. А между тем в своей жизни он лично не заработал еще ни копейки. Вы считаете нормаль­ным такое положение вещей?

—  Мы с женой живем для сына,— сказал отец.— И потому не жалеем для него ничего. И вообще... к чему весь этот разговор? В конце концов покупать или не покупать что-то сыну — наше личное семейное дело!

И все-таки ему пришлось отвечать на эти вопро­сы, касающиеся, как ему казалось, сугубо семейной жизни. Как выяснилось, мальчик рос избалованным. С ранних лет он усвоил истину: он может требовать от родителей все что угодно. С годами это потреби­тельское отношение к матери и отцу развивалось, при­нимало все более уродливые формы. Он мог взять без спросу на личные расходы семейные деньги. Или вер­нувшись с прогулки на такси, распорядиться, чтобы отец пошел и расплатился с шофером. И родители от­носились ко всему этому благосклонно. Единственный сын, как ему можно в чем-либо отказать! Вот такое потакание всем прихотям великовозрастного бездель­ника и привело однажды к тому, что он совершил пре­ступление. И то, что ему предшествовало, вовсе не «личное семейное дело», как пытался доказать стар­ший Гусаров. Если из-за безответственности отдельных родителей, неумеренно балующих детей, вырастают бездельники, способные в любой момент пойти на на­рушение закона, то от этого страдает не только семья, но и все общество.

При рассмотрении в суде одного из уголовных дел выяснилась такая подробность. Подсудимый, 17-лет­ний юноша, в течение нескольких лет занимался кра­жами из дома. Тайком вытащит из сумки матери десятку-другую и на эти деньги пьянствует с приятеля­ми. Унесет из дома магнитофон, продаст его, а выруч­ку— опять же в собственный карман. Думаете, роди­тели не знали о происходящем? Знали. Но не прида­вали особого значения. И таким образом потворство­вали преступлениям сына. Когда на суде им сказал об этом судья, они стали энергично протестовать: какие же это преступления, если они совершались дома, в семье? Но позвольте спросить: разве кража из роди­тельского кошелька перестает быть кражей? И чем-нибудь она отличается от кражи, совершенной тем же подростком, в метро или в автобусе? И в том и в дру­гом случае это преступления. А «домашних преступле­ний» не бывает. Такое попустительство дурным на­клонностям подростка впоследствии нередко приводит к тому, что он совершает опасное преступление и оказывается на скамье подсудимых.

Неблагоприятное бытовое окружение и контакты по месту жительства, учебы или работы — одна из распространенных причин правонарушений среди подростков. Зачастую они объединяются в группы, где вер­ховодят ребята, уже не раз совершавшие антиобщественные поступки. Подчас такие компании находятся под влиянием взрослых людей, имевших в прошлом судимости за совершенные преступления. Оторванные от интересных дел и увлечений, такие группы обычно заполняют свой досуг бесцельным хождением по ули­цам, выпивками, хулиганскими выходками. Наличие

группы создает у каждого из ее участников чувство уверенности в своих силах и зачастую толкает на очень дерзкие поступки. Статистики подсчитали, что около 70—75% преступлений подростков носит груп­повой характер.

...Идет допрос несовершеннолетнего правонарушителя. Следователь спрашивает у подростка:

—   Школу после какого класса бросил?

—   После восьмого.

—   Почему?

—Хотел пойти работать. — Ну и как, устроился?

—   В одном месте проработал две недели — ушел.

—   Чем после этого занимался?

—   Ничем.

—   И сколько продолжалось это ничегонеделание?

—   Полтора года.

—  До самого того дня, пока не совершил преступление?

—   Да...

Подросток порвал все связи со школой. Не при­жился в заводском коллективе. Да и родители, как выяснилось в ходе расследования, не особенно забо­тились о том, чтобы их сын был занят каким-то де­лом. Паренек связался с дурной компанией и вскоре оказался замешанным в групповом преступлении. И ничего неожиданного в этом не было.

Длительное отсутствие определенных занятий — причина, нередко способствующая возникновению у подростка антиобщественных взглядов и привычек. Он легче поддается отрицательному влиянию. Но по­жалуй, самая главная беда заключается в том, что, когда у него возникают намерения совершить какие-то противозаконные действия, рядом не оказывается здорового крепкого коллектива — школьного или производственного, который бы мог вовремя остановить его от неверного шага.

Подстрекательство со стороны взрослых — одна из непосредственных причин, по которой подростки совершают преступления. По данным выборочных исследований, примерно 20—30% правонарушений подростки совершают по подстрекательству взрослых.

Отрицательное влияние книг и кинофильмов, показывающих в «романтическом» виде преступный мир, также относится к числу причин, толкающих несовершеннолетних на преступления. Вот выдержка из пись­ма одной из читательниц, присланного в редакцию журнала «Человек и закон»:

«Недавно я посмотрела один зарубежный фильм. Не знаю, как на других, но на меня он произвел непри­ятное впечатление. Буквально с первых кадров стали показываться насилия, садистские приемы, кровь. Все это смаковалось в расчете на то, чтобы пощекотать нервы зрителям. И что самое поразительное, авторы фильма даже в определенной мере симпатизировали преступнику, который с помощью пистолета и ножа лихо расправлялся со своими жертвами. Он смел, ре­шителен и даже время от времени произносит громкие слова о чести и достоинстве. Для чего это сделано? Видимо, для того, чтобы внушить зрителям: вот перед вами образец смелого, решительного человека, кото­рому вы можете подражать. Я твердо считаю, что та­кие фильмы вообще не надо пускать в прокат. Кроме низменных побуждений, они никаких других эмоций не вызывают...»

И с этим мнением читательницы нельзя не согла­ситься. Безусловно, детективный жанр имеет право на существование, он любим людьми разных возрастов и профессий. Но в отдельных книгах и кинофильмах при показе нравов преступного мира допускается, что называется, «перехлест». Особенно этим страдают зарубежные киноленты, изобилующие сценами жестокости, насилия, показом сексуальных моментов. В них проповедуются идеи, чуждые нашему обществу. Та­кая кинопродукция, безусловно, оказывает вредное влияние на зрителей, особенно на подростков. И за примерами далеко не надо ходить. В свое время по экранам страны прошло несколько серий «Фантомаса», фильма на редкость пустого, но зато насыщенно­го неимоверным количеством погонь, драк, загадоч­ных превращений. И что же? Вскоре после этого в не­которых областях были зарегистрированы преступле­ния, совершенные... «фантомасами». Чулок на голову, измененный голос, характерная усмешка и требование к опешившему случайному прохожему: выкладывай деньги! Подобные фильмы действительно несут боль­шой отрицательный заряд и в определенной степени (разумеется, при наличии других неблагоприятных условий) способствуют развитию у подростков анти­общественных взглядов.

Это объясняется тем, что подростки не могут критически оценить все, что происходит на экране, и соотнести с реальной действительностью.

Воздействие буржуазной пропаганды, опасность которой нельзя недооценивать,— одна из причин пре­ступности среди несовершеннолетних. Различные «го­лоса» на разные лады восхваляют образ жизни в ка­питалистическом обществе. Попадающие разными пу­тями в нашу страну иностранные журналы броско и эффектно рисуют красивую, лишенную всяких мате­риальных забот жизнь за рубежом. Все это произво­дит впечатление на отдельных молодых людей. Еще не имея представления о том, что такое трудовая ко­пейка, они тем не менее хотят жить, «как за грани­цей». И для достижения этой цели идут подчас на та­кие преступления, как кражи, грабежи, разбойные нападения. Некоторые из них часами околачиваютсявозле гостиниц, выклянчивая у иностранцев вещи, с тем чтобы потом их перепродать другим людям, столь же завороженным заграничными этикетками. Правоохранительные органы ведут решительную борьбу, с этими антиобщественными явлениями.

Несколько слов о причинах рецидивной (повтор­ной) преступности среди несовершеннолетних. В боль­шинстве случаев подростки, совершившие преступле­ния, впоследствии становятся на путь исправления. Но подчас бывает так, что, отбыв наказание, подро­сток возвращается в ту же нездоровую среду, которая в свое время отрицательно повлияла на его поведе­ние,— в семью, где родители продолжают пьянство­вать, или в компанию прежних приятелей, склонных к правонарушениям. Все это во многом способствует тому, что несовершеннолетний возвращается к ста­рым, антиобщественным привычкам.

Есть и еще одна причина, по которой подростки иногда вторично совершают правонарушения. Как мы знаем, закон, учитывая возрастные особенности несовершеннолетних правонарушителей, а также возможности их исправления без лишения свободы, преду­сматривает применение к ним принудительных мер воспитательного характера, отсрочку назначенного наказания, условное осуждение. Виновные, отбываю­щие наказание в воспитательно-трудовой колонии, мо­гут быть условно досрочно освобождены. Но эти гу­манные меры следует применять лишь к тем, кто их действительно заслуживает. Если же несовершенно­летний преступник необоснованно освобожден от уго­ловной ответственности, то это подчас рождает в нем чувство безнаказанности и толкает на совершение новых преступлений.

Мы назвали основные причины, которые во мно­гом способствуют преступности среди несовершеннолетних. Но это, разумеется, вовсе не означает, что если подросток находится в определенной неблагопри­ятной обстановке (скажем; в семье, где пьянствуют родители), то он непременно станет правонарушите­лем. Приведенные выше причины, бесспорно, форми­руют у слабых в нравственном отношении подростков дурные наклонности. Но для того чтобы они реализо­вались в конкретном преступлении, необходимы усло­вия, которые служат своеобразным толчком для пре­ступного поведения несовершеннолетнего. Об этом разговор в следующей главе.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

|
Copyright © 2021 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top