Глава 1. Несостоятельность (банкротство). Общие положения

Нормативные акты

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301 (с послед. изм.).
Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410 (с послед. изм.).
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012 (с послед. изм.).
Закон РФ от 19 ноября 1992 г. N 3929-1 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" (утратил силу)//Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 1. Ст. 6.
Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3591 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (с изменениями и дополнениями, утратил силу)//СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1999. N 9. Ст. 1097 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 122-ФЗ "Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1999. N 26. Ст. 3179 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190 (с послед. изм.).


Постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г. N 498 "О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий" (с изменениями и дополнениями, утратило силу)//СЗ РФ. 1994. N 5. Ст. 490 (с послед. изм.).
Постановление Правительства РФ от 14 февраля 2003 г. N 100 "Об уполномоченном органе в делах о банкротстве и в процедурах банкротства и регулирующем органе, осуществляющем контроль за саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих" (с изменениями и дополнениями, утратило силу)//СЗ РФ. 2003. N 7. Ст. 659 (с послед. изм.).
Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2003 г. N 218 "О порядке предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства" (утратило силу)//СЗ РФ. 2003. N 16. Ст. 1532.
Постановление Правительства РФ от 20 мая 2003 г. N 295 "О представителе собственника имущества должника - федерального государственного унитарного предприятия при проведении процедур банкротства" (утратило силу)//СЗ РФ. 2003. N 21. Ст. 2012.
Постановление Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. N 586 "О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации"//СЗ РФ. 2003. N 39. Ст. 3769.
Постановление Правительства РФ от 29 мая 2004 г. N 257 "Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2004. N 23. Ст. 2310.
Постановление Правительства РФ от 3 февраля 2005 г. N 52 "О регулирующем органе, осуществляющем контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих"//СЗ РФ. 2005. N 6. Ст. 464.
Указ Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 623 "О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур" (утратил силу)//Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 25. Ст. 1419.
Указ Президента РФ от 22 декабря 1993 г. N 2264 "О мерах по реализации законодательных актов о несостоятельности (банкротстве) предприятий" (с изменениями и дополнениями, утратил силу)//САПП РФ. 1993. N 52. Ст. 5070 (с послед. изм.).
Указ Президента РФ от 2 июня 1994 г. N 1114 "О продаже государственных предприятий-должников" (с изменениями и дополнениями, утратил силу)//СЗ РФ. 1994. N 6. Ст. 592 (с послед. изм.).
Информационное письмо ВАС РФ от 25 апреля 1995 г. N С1-7/ОП-237 "Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)" (при применении надо учитывать, что в настоящее время действует Закон о банкротстве 2002 г.)//Вестник ВАС РФ. 1995. N 7.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. N 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (в настоящее время фактически не применяется в связи с принятием Закона о банкротстве 2002 г.)//Вестник ВАС РФ. 2001. N 9.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15 августа 2003 г. N 74 "Об отдельных особенностях рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"//Вестник ВАС РФ. 2003. N 10.
Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" (с изменениями и дополнениями)//Вестник ВАС РФ. 1998. N 11 (с послед. изм.).
Постановление Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"//Вестник ВАС РФ. 2003. N 6.
Постановление Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"//Вестник ВАС РФ. 2005. N 3.

Основные понятия

Денежное обязательство - обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовому договору и (или) по иным основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ (далее - ГК РФ).
Должник - гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, неспособные удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного Федеральным законом от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве 2002 г.).
Кредитор - лицо, в пользу которого должник обязан совершить определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и пр., наделенное правом требовать от должника исполнения его обязанности.
Несостоятельность (банкротство) - признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного законом о банкротстве.
Обязательные платежи - налоги, сборы и иные обязательные взносы в бюджет соответствующего уровня и во внебюджетные фонды в порядке и на условиях, которые определяются законодательством РФ.

§ 1. История развития института несостоятельности (банкротства) в России

Исторические корни института несостоятельности (банкротства) в России достаточно глубоки. Хотя само слово "банкротство" появилось в российском праве значительно позднее, положения, касающиеся несостоятельности, имеются уже в Русской правде (одном из первых русских законодательных актов, действовавшем в Древней Руси в XI-XII вв.).
Анализируя основные положения Русской правды, необходимо отметить, что при определении банкротства Русская правда не склоняется ни к одному из критериев несостоятельности (неоплатности или неплатежеспособности), а говорит лишь о невозможности погашения должником требований кредиторов.
Законодателем того времени выделяются два вида несостоятельности, а именно:
- несчастная (невиновная) несостоятельность, возникшая не по вине должника (имела место в случае наступления различного рода форс-мажорных обстоятельств: пожара, стихийного бедствия);
- злонамеренная (виновная) несостоятельность, которая могла наступить, к примеру, в случае легкомысленного поведения купца (растрата вверенных средств, потеря товара в результате пьянства и других предосудительных действий)*(1).
При этом как виновная, так и невиновная несостоятельность были видами коммерческой несостоятельности.
Интересен тот факт, что уже тогда появились "наметки" установления очередности удовлетворения требований кредиторов.
Анализируя ст. 55 Русской правды, ряд ученых (к примеру, А.X. Гольмстен) приходят к выводу о том, что требования князя удовлетворялись в первую очередь, затем удовлетворялись требования иностранных купцов и только после этого - требования соотечественников*(2).
Но в то время этот вопрос мог быть решен и по-другому. Так, по договору Смоленска с Ригой (1229 г.) иностранные купцы имели право первоочередного удовлетворения своих требований из конкурсной массы*(3).
Подход к несостоятельности, обозначенный в Русской правде, сохранился и в более позднем российском законодательстве. Так, в Вексельном уставе 1729 г. понятие несостоятельности связывалось с процедурой акцепта векселя. "Когда приниматель векселя по слухам в народе банкрутом учинился (т.е. в неисправу и убожество впал) и за тем от биржи или публичного места, где торговые люди сходятся, отлучается, то может подаватель чрез публичного нотариуса, а где оного нет, то в таможенном суде просить и взять от него добрых порук, хотя срок того векселя и не пришел; а ежели в поруках откажет, то надлежит за тем протестовать в недаче порук..."*(4)
После принятия Вексельного устава развитие института несостоятельности происходило путем появления прецедентов.
Так, в 1736 г. по делу одного должника оказалось, что в составе конкурсной массы имеются товары, сданные на комиссию иностранными купцами. При этом часть продукции находилась в нераспакованном после транспортировки виде. Решая данное дело, Коммерц-коллегия*(5) указалавернуть нераспакованные товары собственнику, а уже распакованные остались в составе конкурсной массы*(6).
Заслуживает внимания казус 1738 г. Товар был куплен несостоятельным должником и сопроводительные документы уже отправлены, но продавец настаивал на возвращении ему товара и предпринял меры по задержке товара, опасаясь неполучения оплаты. По решению Коммерц-коллегии, принимая во внимание ярмарочное время, товар выгрузили и распродали, а вырученные средства поступили в конкурсную массу*(7) для удовлетворения требований кредиторов.
Важной вехой в развитии института несостоятельности стало принятие 19 декабря 1800 г. Банкротского устава. Это была первая попытка комплексного регулирования несостоятельности путем принятия единого кодифицированного акта.
Данный устав ввел множество новелл в институт банкротства. В Банкротском уставе виден переход законодателя к более современным понятиям критериев несостоятельности, отказ от категории неоплатности, свойственной Русской правде. Банкротом законодатель того времени признавал лицо, которое не могло сполна заплатить своих долгов*(8)
Под несостоятельностью понималось такое имущественное положение лица (физического или юридического), при котором последнее не в состоянии удовлетворить требования своих кредиторов. Оно явилось следствием или очевидной недостаточности имущества, или стечения таких обстоятельств временного расстройства дел, которые дают основание предполагать недостаточность у должника средств и невозможность полной расплаты с кредиторами.
В отличие от Русской правды Банкротский устав выделяет три вида несостоятельности:
- несостоятельность несчастная, которая может быть признана лишь при наличии непредвиденных обстоятельств, нисколько не зависящих от действий должника (пожар, наводнение и т.д.);
- несостоятельность неосторожная, происходившая от вины самого должника;
- несостоятельность злостная, иначе, злонамеренное банкротство (так, злостным банкротом мог быть признан в том числе должник, пришедший к такому положению в силу своей неопытности, но по открытии конкурсного производства предпринявший попытки к сокрытию части или всей конкурсной массы)*(9).
Важной новеллой в законодательстве о банкротстве явилось введение мер по обеспечению иска в отношении предполагаемого банкрота. Эти меры применялись как по отношению к личности самого должника, так и по отношению к его имуществу (арест имущества должника, выражающийся в опечатывании не только имущества должника, но и документации, связанной с его деятельностью).
После объявления о несостоятельности все имущество должника составляло конкурсную массу, за исключением имущества, сданного должнику на хранение, находящегося у должника по договору комиссии, относящегося к личным вещам и находящегося в залоге*(10).
В 1832 г. был принят новый Устав о несостоятельности. Однако он оказался менее удачным, чем Банкротский устав 1800 г. "По полноте постановлений, по ясности положений Банкротский устав (1800 г.) стоит выше Устава о несостоятельности 1832 г., особенно если принять во внимание позднейшее время издания последнего и существование такого образца, как французское Торговое уложение"*(11).
Так, новый устав установил сложную систему родов и разрядов долгов, в частности, преимущественное положение имели церкви и монастыри. Во вторую очередь удовлетворялись требования по оплате труда рабочих и лишь затем требования казны и конкурсных кредиторов. В уставе 1832 г. не указаны также точные сроки начала и окончания конкурсного производства.
Вместе с тем данный устав ввел ряд новелл по сравнению с ранее действовавшим законодательством. В частности, одним из способов наиболее эффективного удовлетворения интересов кредиторов стало выделение из общего числа кредиторов так называемых кураторов, руководивших работой общего собрания, а также выполнявших некоторые функции по управлению имуществом должника. За кураторами закреплялось право на признание недействительными сделок должника и отказ от исполнения текущих договоров.
Дальнейшая эволюция законодательства о банкротстве характеризуется выходом в свет ряда указов Сената. Так, Указом Сената 1806 г. устанавливался запрет выбора кураторов из посторонних лиц, т.е. лиц, не являющихся кредиторами должника. Указом Сената 1809 г. закреплялось положение, согласно которому конкурсное производство прекращалось при наличии у должника одного кредитора, но требования кредитора при этом удовлетворялись в порядке, предусмотренном указом.
В 1846 г. действие норм о торговой несостоятельности было распространено на дворянство.
В связи с проведением судебной реформы и появлением нескольких разновидностей судов возникла потребность в регламентации вопросов подсудности дел о несостоятельности. Данные вопросы нашли решение в Указе Сената 1868 г.
Следует заметить, что на данном этапе развивались и другие категории института банкротства. В частности, достаточно четко были определены критерии разграничения торговой и неторговой несостоятельности, вытекающие из оснований их возникновения. В решении Сената 1899 г. было указано, что для признания несостоятельности торговой необходимо, чтобы хотя бы один долг происходил из торговли.
Происхождение долга из торговли подразумевало осуществление должником предпринимательской деятельности. В дальнейшем Сенат сам истолковал данную формулировку: торговая несостоятельность вызвана сделкой по торговле, а не единичной сделкой, каковой является, к примеру, перепродажа*(12). Иными словами, в основу торговой несостоятельности должны были быть положены не единичные действия, а систематические действия, совершаемые должником.
Помимо этого был конкретизирован правовой статус конкурсного управляющего, а также полномочия суда при его назначении. При назначении присяжного попечителя суд не был связан кругом лиц, представленных кредиторами. Это положение закреплялось решением Сената 1876 г. N 119: "...суд останавливается в своем выборе на лице, указанном кредиторами, если оно представляется ему благонадежным: это же правило должно применяться и к случаям, когда прежний попечитель по просьбе должника или кредиторов будет оставлен в своей должности. Однако суд вправе его заменить по своему выбору и вопреки желанию кредиторов"*(13).
Законодательство о банкротстве рассматриваемого периода было трудно не только создавать, но и применять. По свидетельству известного российского цивилиста Г.Ф. Шершеневича, "многие статьи были построены настолько сложно, что затрудняли не только торговых лиц, но и опытных юристов"*(14).
Революция 1917 г. внесла коррективы в законотворческий процесс. Основные преобразования происходили в области государственного права. Тем не менее даже в реформировании правоотношений, регулируемых государственным правом, находили отражение вопросы несостоятельности. Так, например, в Положении о выборах в Учредительное собрание (2 октября 1917 г.) указывалось, что "права участия в выборах лишаются: ...3) несостоятельные должники, признанные на основании вступивших в законную силу судебных определений банкротами злонамеренными, - до истечения трех лет по таковом признании"*(15).
Следующим этапом в развитии института несостоятельности (банкротства) было принятие в 1922 г. Гражданского кодекса РСФСР, в 1923 г. - Гражданского процессуального кодекса РСФСР (в 1927 г. в него были введены соответствующие главы, предназначенные для регулирования вопросов несостоятельности)*(16). Законодателем были детально регламентированы отдельные положения, в частности, касающиеся условий признания сделок недействительными, правил зачета взаимных требований, отказа управляющего от исполнения неисполненных договоров и т.д.*(17)
С 1930-х гг. в России правоотношения, связанные с несостоятельностью предприятий, практически не регулировались. Официальная доктрина не признавала институт банкротства, поскольку при плановой социалистической экономике, как утверждалось, нет места несостоятельности. Более того, в начале 1960-х гг. нормы о банкротстве вообще были исключены из законодательства СССР.
В законодательстве Российской Федерации институт банкротства получил правовое закрепление в 1992 г. в Законе РФ от 19 ноября 1992 г. N 3929-1 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" (далее - Закон о банкротстве 1992 г.), а затем в ст. 61 и 65 ГК РФ.
Между тем следует отметить, что с принятием первой части ГК РФ многие положения Закона о банкротстве 1992 г. устарели, что не могло, в свою очередь, не сказаться на правоприменительной практике: в 1993-1994 гг. федеральное законодательство о несостоятельности (банкротстве) широко не применялось. Так, достаточно сказать, что в 1994 г. во всех арбитражных судах России было рассмотрено около 100 дел о признании предприятий несостоятельными*(18).
Таким образом, главными причинами необходимости реформирования законодательства о банкротстве явилось отсутствие опыта его применения и нецелесообразность заимствования практики у иных, более развитых в экономическом и политическом плане стран без учета российской специфики. За шесть лет применения Закона о банкротстве 1992 г. в нашей стране выявился ряд объективных оснований, способствовавших принятию в 1998 г. нового закона о банкротстве, учитывающего как опыт ведущих зарубежных стран, так и специфику российской действительности. В результате этого была создана российская правовая система регулирования несостоятельности (банкротства), не уступающая мировым аналогам. Вместе с тем следует заметить, что данный закон не смог в полной мере обеспечить эффективную правовую защиту интересов субъектов гражданского оборота в области несостоятельности. Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве 1998 г.) был в большей степени направлен на защиту интересов кредиторов. В результате он из средства оздоровления экономики превратился в источник конфликтов, привел к разорению многих платежеспособных предприятий. Нередко кредиторы были заинтересованы не в осуществлении мер по финансовому оздоровлению предприятий, а в их банкротстве и овладении их имуществом.
Эти и многие другие обстоятельства вызвали необходимость разработки и принятия нового Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" 2002 г.

§ 2. Российское законодательство о несостоятельности (банкротстве): основные черты и тенденции развития

Существующие государственные системы правового регулирования несостоятельности отличаются друг от друга теми конкретными целями, которые ставят перед собой законодатели тех или иных государств. Эти цели могут быть самыми разнообразными, к примеру:
- увеличение возврата средств, полученных в ходе реабилитационных мероприятий или ликвидации должника, в интересах всех сторон;
- спасение бизнеса жизнеспособного предприятия (и (или) юридического лица);
- справедливое распределение средств между сторонами;
- осуществление мер по реструктуризации предприятия в период до банкротства и т.д.
В результате приоритетной задачей для одних является повышение возврата средств кредиторам (модель (концепция) Манфреда Бальца), для других - спасение бизнеса и сохранение рабочих мест, что вызывает повышение цены кредита в ущерб интересам кредиторов (английская концепция). Третья модель (американская, французская, российская системы) ставит в качестве основной задачи эффективное распределение имущества и выполнение макроэкономических функций*(19). С этой точки зрения необходим такой механизм правового регулирования несостоятельности (банкротства), который позволил бы найти компромисс между сохранением жизнеспособных предприятий и недопустимостью ущемления прав кредиторов.
Действующее российское законодательство о несостоятельности (банкротстве) представляет собой сложную систему правовых норм, основанием которой, безусловно, являются положения ГК РФ. Данные положения можно разделить на три группы:
- нормы ГК РФ, непосредственно регулирующие несостоятельность (банкротство) индивидуальных предпринимателей (ст. 25) и юридических лиц (ст. 65);
- нормы ГК РФ, содержащие специальные указания по применению положений о несостоятельности (банкротстве) - ст. 64 (об очередности удовлетворения требований кредиторов), 56, 105 (о субсидиарной ответственности лиц, которые имеют право давать обязательные для должника - юридического лица указания либо иным образом определять его действия, за доведение должника до банкротства) и др.;
- нормы ГК РФ, непосредственно не затрагивающие отношения несостоятельности (банкротства), но имеющие определяющее значение для решения вопросов, возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством) юридических лиц (например, положения, регулирующие организационно-правовые формы юридических лиц, вопросы ответственности за нарушение обязательств и т.д.).
Центральное место в системе правового регулирования несостоятельности (банкротства) занимает Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", задачами которого являются, с одной стороны, исключение из гражданского оборота неплатежеспособных субъектов, а с другой - предоставление возможности добросовестным предпринимателям улучшить свои дела под контролем арбитражного суда и кредиторов и вновь достичь финансовой стабильности. В этом смысле институт банкротства служит гарантией социальной справедливости в условиях рынка, одним из основных элементов которого является конкуренция.
Кроме того, в систему законодательства, регулирующего несостоятельность (банкротство), входят: Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" (с изменениями и дополнениями), Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 122-ФЗ "Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса", а также иные нормативные акты. К числу последних, в частности, следует отнести постановление Правительства РФ от 3 февраля 2005 г. N 52 "О регулирующем органе, осуществляющем контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих", постановление Правительства РФ от 29 мая 2004 г. N 257 "Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства" (с изменениями и дополнениями), постановление Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. N 586 "О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации" и др. Вопросам несостоятельности посвящены также и некоторые судебные акты - Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15 августа 2003 г. N 74 "Об отдельных особенностях рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", постановление Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", постановление Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" и др.
Анализ действующего законодательства о банкротстве позволил сформулировать следующие принципиальные положения:
1) институт банкротства не может быть отнесен только к одной отрасли права, поскольку является комплексным институтом права, сочетающим нормы различных его отраслей. В рамках гражданско-правового регулирования банкротство служит лишь одним из оснований ликвидации юридического лица, остальные же отношения (например, судебный и внесудебный порядок) урегулированы нормами других отраслей права*(20).
Таким образом, законодательство о несостоятельности, носящее комплексный характер, находится на стыке публичного и частного права. Поэтому не случаен тот факт, что Закон о банкротстве 2002 г., как и Закон о банкротстве 1998 г., наряду с материально-правовыми нормами содержит достаточно большое количество норм процессуального характера (основная часть таких норм, регламентирующих порядок разрешения дел о банкротстве, содержится в гл. III Закона о банкротстве 2002 г.; кроме этого, часть норм процессуального характера включена в главы, касающиеся особенностей применения процедур банкротства в отношении отдельных участников имущественного оборота);
2) основной тенденцией законодательства о несостоятельности (банкротстве) является развитие его по схеме: общий закон - специальный закон - другие нормативные акты.
К числу общих законов прежде всего следует отнести ГК РФ и Арбитражный процессуальный кодекс РФ (далее - АПК РФ). В соответствии со ст. 223 АПК РФ дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства). Это означает, что во всех случаях, если иное не установлено специальными законами о банкротстве, применяются положения АПК РФ.
Специальные законы - это Закон о банкротстве 2002 г., Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", Федеральный закон "Об особенностях несостоятельности (банкротстве) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса".
Необходимо отметить, что законодательство о несостоятельности (банкротстве) должно включать в себя не только акты федерального уровня, но и акты субъектов РФ, принимаемые по отдельным вопросам с учетом особенностей экономического развития отдельных субъектов РФ, специфики государственного управления в регионах;
3) одним из направлений реформирования современного законодательства о несостоятельности (банкротстве) является внесение в него изменений и дополнений (порой лишь механическое). Такой путь зачастую сопровождается поспешными выводами, облекаемыми в форму различных законопроектов. Между тем в настоящее время важен концептуальный подход. В связи с этим в литературе обоснованно отмечается, что "наиболее актуальной задачей в деле совершенствования законодательства о несостоятельности (банкротстве) является выработка единой концепции его реформирования, предполагающей поиск основных направлений изменения указанного законодательства с ясным представлением о целях, которые должны быть достигнуты, а также о системных последствиях внесения соответствующих изменений"*(21).

§ 3. Понятие, критерии и признаки несостоятельности (банкротства)

Рассматривая понятие несостоятельности (банкротства) в действующем законодательстве России, следует признать, что, оно, с одной стороны, дано достаточно традиционно, а с другой - обладает определенной спецификой.
В настоящее время законодательство о несостоятельности является одной из наиболее дискуссионных областей права, поэтому анализ правового регулирования несостоятельности, изучение тенденций в данной области, а также основных категорий несостоятельности являются весьма актуальными.
В современном российском законодательстве понятие несостоятельности (банкротства) вводится положениями Закона о банкротстве 2002 г., где указывается, что несостоятельность (банкротство) есть признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (ст. 2)*(22).
При этом гражданин считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения и если сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества, а юридическое лицо - если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения. Таким образом, в основе несостоятельности (банкротства) лежит положение, согласно которому участник имущественного оборота, не оплачивающий товары, услуги, работы, налоги и другие обязательные платежи в течение трех месяцев, считается неспособным исполнить свои обязательства перед кредиторами. Для того чтобы избежать несостоятельности (банкротства), должник должен либо погасить свои обязательства, либо представить суду доказательства необоснованности требований кредиторов.
В связи с рассматриваемой проблематикой принципиальным является вопрос о том, каковы критерии несостоятельности (банкротства).
Данный вопрос имеет свою историю. Так, в дореволюционном законодательстве России имелось только два варианта ответа на данный вопрос. В частности, по словам Г.Ф. Шершеневича, "для наличности несостоятельности, открывающей конкурсный процесс, можно признать одно из двух начал: недостаточность имущества, т.е. установленное превышение актива над пассивом, или платежную неспособность, т.е. предполагаемое превышение актива над пассивом. В первом случае мы имеем дело с несомненной невозможностью удовлетворить полностью каждого кредитора, во втором - с неискренностью в исполнении обязательств, внушающей вероятность невозможности удовлетворить полностью всех кредиторов. В первом случае перед нами установленный факт, во втором - предположение"*(23).
Следует заметить, что выдающийся цивилист отдавал предпочтение той системе банкротства, которая в основание несостоятельности ставила не недостаточность имущества, а неспособность должника к платежам.
Закон о банкротстве 1992 г. в качестве критерия несостоятельности использовал принцип неоплатности, в связи с чем под несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность должника удовлетворить требования кредитора по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника. Данное обстоятельство в значительной степени ущемляло интересы кредиторов, затягивало рассмотрение дел в арбитражных судах, а главное - лишало возможности и арбитражные суды, и кредиторов применять различные меры и процедуры банкротства к неплатежеспособным должникам, у которых сумма кредиторской задолженности формально не превышала стоимости принадлежащего им имущества.
Для определения признаков банкротства применялась методика, утвержденная постановлением Правительства РФ от 20 мая 1994 г. N 498 "О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий" (с изменениями и дополнениями, утратило силу).
Показателями для оценки удовлетворительности структуры баланса предприятия являлись:
- коэффициент текущей ликвидности;
- коэффициент обеспеченности собственными средствами;
- коэффициент восстановления (утраты) платежеспособности.
При этом коэффициент текущей ликвидности характеризовал общую обеспеченность предприятия оборотными средствами для ведения хозяйственной деятельности и своевременного погашения его срочных обязательств. Он определялся как отношение фактической стоимости находящихся в наличии у предприятия оборотных средств в виде производственных запасов готовой продукции, денежных средств, дебиторских задолженностей и прочих оборотных активов к наиболее срочным обязательствам предприятия в виде краткосрочных кредитов банков, займов и различных кредиторских задолженностей.
Коэффициент обеспеченности собственными средствами характеризовал наличие у предприятия собственных средств, необходимых для его финансовой устойчивости. Этот коэффициент определялся как отношение разности между объемами источников собственных средств и фактической стоимостью внеоборотных активов (в том числе основных средств) к фактической стоимости оборотных средств предприятия.
Коэффициент восстановления (утраты) платежеспособности характеризовал наличие у предприятия реальной возможности восстановить либо утратить свою платежеспособность в течение определенного периода. Определялся этот коэффициент как отношение расчетного коэффициента текущей ликвидности к его установленному значению.
Основанием для признания структуры баланса предприятия неудовлетворительной, а предприятия - неплатежеспособным являлось наличие одного из следующих условий:
- коэффициент текущей ликвидности на конец отчетного периода имеет значение менее 2;
- коэффициент обеспеченности собственными средствами на конец отчетного периода имеет значение менее 0,1.
Коэффициент восстановления платежеспособности более 1 свидетельствовал о наличии у предприятия реальной возможности восстановить свою платежеспособность. Значение менее 1 свидетельствовало о том, что у предприятия в ближайшее время не будет такой возможности.
В юридической литературе в связи с использованием критерия неоплатности неоднократно высказывалось мнение, что он не отвечает целям и задачам институтам несостоятельности (банкротства). В частности, В.В. Витрянский по этому поводу отмечал, что использование критерия неоплатности "позволяет должнику водить за нос кредиторов, постоянно создавая ситуацию своей неплатежеспособности и одновременно расходуя денежные средства на собственные цели без учета интересов кредиторов"*(24).
Следует заметить, что в законодательстве некоторых зарубежных стран при определении признаков банкротства также используется принцип неоплатности. Однако применение такого критерия на практике приводит к тому, что кредиторам для возбуждения производства по делу о несостоятельности самим приходится заниматься предоставлением доказательств превышения обязательств должника над его активами. А получение такой информации по различным причинам может быть весьма затруднительным.
В свое время Г.Ф. Шершеневич, говоря о неприемлемости принципа неоплатности в качестве основания несостоятельности должника, утверждал, что в этом случае кредиторам крайне затруднительно собрать сведения об имуществе должника и его ценности и что недостаточность имущества скрывается во внутренних отношениях должника, неведомых кредиторам*(25).
По законодательству Франции процедуры несостоятельности могут быть начаты, если субъект не в состоянии выполнить обязательства посредством имеющихся в его распоряжении активов*(26).
Интересен тот факт, что в Германии для открытия производства по делу о несостоятельности закон требует, чтобы имелось в наличии достаточно имущества для покрытия судебных издержек по ведению дела. Общим основанием является неплатежеспособность, в качестве же дополнительного критерия может выступать превышение обязательств должника над стоимостью имущества (иными словами, критерий неоплатности)*(27).
По законодательству Китая кредитор правомочен подать заявление о ликвидации должника на основании того, что он считается неплатежеспособным, так как не может оплатить долги, когда они подлежат уплате.
Иной подход был закреплен в Законе о банкротстве 1998 г. В соответствии с его положениями должник - юридическое лицо мог быть признан банкротом в случае его неплатежеспособности; критерий неоплатности применялся лишь в отношении граждан.
Такой же позиции придерживается и Закон о банкротстве 2002 г., признавая в качестве основного критерий неплатежеспособности.
Сравнивая сущность критериев неоплатности и неплатежеспособности, В.В. Витрянский приходит к выводу, что, "используя критерий неплатежеспособности, мы предполагаем, что должник, видимо, не имеет ликвидного имущества, чтобы расплатиться с кредиторами, поскольку иные причины неплатежеспособности исключаются действием принципа разумности и добросовестности участников имущественного оборота; если же мы применяем критерий неоплатности, то основанием для банкротства должника являются не предположения о причинах неплатежей, а фактическое состояние имущества должника, стоимость которого составляет сумму меньшую, чем величина кредиторской задолженности, - и пока это не будет доказано в суде, должник, не исполняющий своих обязательств, считается нормальным участником правоотношений, что разрушительно для имущественного оборота; вследствие этого возврат к критерию неоплатности должен быть вообще исключен из всяких рассуждений о реформировании отечественного законодательства о банкротстве"*(28).
В рамках каждого из критериев закрепляется соответствующая система признаков несостоятельности (банкротства).
Закон о банкротстве 2002 г. в качестве одного из признаков банкротства устанавливает минимальный размер задолженности субъекта, в отношении которого инициируется дело о несостоятельности. Так, дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом, если требования к должнику - юридическому лицу в совокупности составляют не менее 100 тыс. руб., а к должнику-гражданину - не менее 10 тыс. руб.
Законодательное закрепление минимального размера требований кредиторов означает, что права кредиторов могут быть защищены лишь при наличии определенного минимума требований, при отсутствии которого данный механизм защиты прав кредиторов неприменим.
Вместе с тем из этого не следует, что в ходе осуществления процедур банкротства не могут быть защищены и учтены права тех кредиторов, размер требований которых является меньшим, чем установленный законом минимум, необходимый для признания субъекта банкротом.
Во-первых, данный минимум требований кредиторов может быть достигнут не только за счет учета прав отдельного кредитора, но и за счет совокупного требования кредиторов, размер требований каждого из которых существенно меньше установленной законом нормы*(29).
Во-вторых, установленное Законом о банкротстве 2002 г. ограничение минимального размера требований касается только требования кредитора-заявителя, необходимого для инициации процедуры банкротства, тогда как после начала осуществления процедуры банкротства механизм банкротства может быть использован и для защиты прав иных кредиторов, требования которых менее установленного законодательством минимального размера.
Следует заметить, что законодательством предусматриваются исключения из общего правила, касающегося минимального размера требований кредиторов. Так, для ликвидируемого предприятия основанием для признания его несостоятельным (банкротом) служит недостаточность стоимости его имущества для удовлетворения требований кредиторов, а заявление о признании банкротом отсутствующего должника может быть подано независимо от размера его кредиторской задолженности.
В правовой литературе высказывается точка зрения о наличии еще одного признака несостоятельности (банкротства), носящего не столько содержательный, сколько формальный характер, а именно: для того, чтобы неплатежеспособность трансформировалась в несостоятельность, необходимо официальное признание ее судом.
В соответствии со ст. 25 и 65 ГК РФ банкротство должника может быть осуществлено принудительно или добровольно. В ст. 65 ГК РФ содержится положение, согласно которому юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, а также юридическое лицо, действующее в форме потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда, может совместно с кредиторами принять решение об объявлении о своем банкротстве и о добровольной ликвидации. Однако в соответствии с положениями Закона о банкротстве 2002 г. принятие такого решения возможно только при наличии признаков банкротства и отсутствии возражений кредиторов. Основанием для объявления руководителем должника о банкротстве и его добровольной ликвидации является соответствующее решение органа юридического лица, уполномоченного в соответствии с учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, а в отношении должника - унитарного предприятия - решение его органа, уполномоченного собственником его имущества.
Следует заметить, что при определении наличия признаков несостоятельности (банкротства) и объема прав требований каждого из кредиторов юридическое значение придается лишь денежным долговым обязательствам, т.е. принимается во внимание собственно задолженность за переданные товары, выполненные работы, оказанные услуги, суммы полученного и невозвращенного займа с причитающимися на него процентами, задолженность, возникшая вследствие неосновательного обогащения, а также вследствие причинения вреда имуществу кредиторов (ст. 4 Закона о банкротстве 2002 г.).
Денежное обязательство представляет собой разновидность гражданско-правового обязательства. Предметной особенностью денежного обязательства является уплата кредитору должником денежной суммы*(30).
Основания возникновения денежных обязательств могут быть отнесены либо к договорным, либо к внедоговорным.
Наиболее распространенным основанием является договор, в силу которого обязанностям одной из сторон по передаче товаров, выполнению работ и оказанию услуг противостоит обязанность другой стороны по уплате определенной денежной суммы. Структурно таким образом выглядят практически все договоры, применяемые в гражданском обороте: купли-продажи, перевозки, подряда и т.д.
При определении признаков банкротства не должна учитываться задолженность, возникшая по основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом РФ (далее - ТК РФ), включая долги по заработной плате работникам должника.
Однако денежное обязательство может возникнуть и по иным (внедоговорным) основаниям, а именно вследствие неосновательного обогащения. Суть его заключается в том, что лицо, которое без установленных законом или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (ст. 1102 ГК РФ) вследствие причинения вреда (деликтные обязательства). Вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим его (ст. 1064 ГК РФ).
В размер денежных обязательств не включаются обязательства перед гражданами, в отношении которых должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, обязательства по выплате авторского вознаграждения, а также обязательства перед учредителями (участниками) должника - юридического лица, вытекающие из такого участия (например, обязанности по выплате дивидендов акционерам). По мнению ряда авторов, они носят внутренний характер и не могут конкурировать с так называемыми внешними обязательствами, т.е. обязательствами должника как участника имущественного оборота перед иными его участниками*(31).
Граждане, которым производится возмещение за причинение вреда, а также получатели авторского вознаграждения наряду с лицами, состоящими с должником в трудовых отношениях (требования которых, вытекающие из этих отношений, также не могут приниматься во внимание при определении наличия признаков банкротства), образуют в соответствии со ст. 64 ГК РФ и ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г. первые две очереди кредиторов, находясь тем самым в привилегированном по сравнению с другими кредиторами положении.
Более того, Закон о банкротстве 2002 г. предусматривает, что возбуждение арбитражным судом производства по делу о несостоятельности не приостанавливает действия исполнительных документов, выданных на основании судебных решений о взыскании задолженности по заработной плате, выплате авторского вознаграждения, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, вступивших в законную силу до момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (ст. 63). Кроме того, на эти требования не распространяется мораторий на удовлетворение требований кредиторов, который устанавливается при осуществлении внешнего управления (п. 5 ст. 95). Следует обратить внимание, что Закон о банкротстве 2002 г. не ограничивается гражданско-правовыми обязательствами должника, поскольку при определении наличия признаков несостоятельности во внимание принимаются и публично-правовые обязанности соответствующего лица, т.е. обязанности по уплате налоговых и иных обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды (налоги, сборы, страховые и иные взносы и платежи).
Размер обязательных платежей, принимаемых во внимание при определении наличия признаков банкротства должника, исчисляется без учета установленных законодательством штрафов (пени) и иных финансовых (экономических) санкций.
Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, как правило, определяется на момент подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом. Данное обстоятельство имеет принципиальное значение, например, для определения количества голосов кредиторов на собраниях кредиторов, которое признается пропорциональным сумме их требований к должнику.
Применительно к отдельным процедурам банкротства состав и размер денежных обязательств определяется не датой подачи заявления, а датой принятия арбитражным судом соответствующего решения или определения о введении той или иной процедуры. В частности, при введении конкурсного производства срок исполнения всех денежных обязательств должника, а также отсроченных обязательных платежей считается наступившим с момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (ст. 126 Закона о банкротстве 2002 г.).
По общему правилу размер денежных обязательств по требованиям кредиторов считается установленным, если он подтвержден вступившим в силу решением суда или документами, свидетельствующими о признании должником этих требований (к примеру, ответ на претензию, акт сверки расчетов и т.д.).
К числу установленных относятся также требования кредиторов, по которым должником не представлены возражения в определенный срок.
Таким образом, действующее законодательство расценивает как бесспорный факт установление размера денежного обязательства до обращения в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства по делу о банкротстве. Однако если должник по каким-либо причинам оспаривает требования кредиторов, то данное обстоятельство не является препятствием для обращения в арбитражный суд. В этом случае обоснованность требований, равно как и размер денежных обязательств и обязательных платежей, определяет сам арбитражный суд в порядке подготовки дела к судебному разбирательству.
Итак, анализ действующего российского законодательства о банкротстве позволяет выделить следующие признаки несостоятельности субъекта предпринимательской деятельности:
- наличие денежного обязательств должника долгового характера;
- неспособность гражданина или юридического лица удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения:
- наличие задолженности гражданина на сумму не менее 10 тыс. руб., а юридического лица - не менее 100 тыс. руб.;
- официальное признание несостоятельности арбитражным судом.
Законодательством устанавливается дополнительный признак несостоятельности (банкротства) гражданина, а именно: превышение суммы его обязательств над стоимостью принадлежащего ему имущества.
Для отдельных категорий должников Закон о банкротстве 2002 г. устанавливает несколько иные признаки несостоятельности (банкротства). Так, в целях защиты прежде всего публичных интересов законодатель увеличивает срок неисполнения обязательств должником - стратегическим предприятием и размер требований к такому должнику по сравнению с общими признаками несостоятельности. Стратегическое предприятие и организация считаются неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены в течение шести месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и сумма требований должна составлять не менее 500 тыс. руб. (ст. 190 Закона о банкротстве 2002 г.).
В соответствии с Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" для возбуждения производства по делу о банкротстве кредитной организации необходимо, чтобы сумма требований к ней в совокупности составляла не менее 1000 минимальных размеров оплаты труда и эти требования не были исполнены в течение 14 дней со дня наступления даты их исполнения. Либо необходимо, чтобы после отзыва у нее лицензии на осуществление банковских операций стоимость ее имущества (активов) была недостаточна для исполнения обязательств перед кредиторами и уплаты обязательных платежей.
Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 122-ФЗ "Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса"*(32) устанавливает, что для инициирования дела о несостоятельности соответствующего субъекта требования к должнику должны в совокупности составлять не менее 50 тыс. минимальных размеров оплаты труда и указанные требования должны быть не погашены в течение шести месяцев. Кроме того, для указанных должников применяется критерий неоплатности, при котором размер общей кредиторской задолженности превышает балансовую стоимость принадлежащего должнику имущества.
Следует заметить, что с 1 июля 2009 г. вступит в силу § 6 гл. IX Закона о банкротстве 2002 г., нормы которого будут регламентировать несостоятельность любых субъектов естественных монополий. Данные положения закрепляют следующую систему признаков:
- размер задолженности - 500 тыс. руб.;
- срок неисполнения требований - шесть месяцев;
- подтверждение требования кредитора исполнительным документом;
- требования кредитора не удовлетворены в полном объеме путем обращения взыскания на имущество кредиторов первой и второй очередей в соответствии со ст. 59 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве", непосредственно не участвующее в производстве (валютные ценности, ценные бумаги, денежные средства на депозитных и иных счетах должника и т.д.).

Проблемы, мнения, дискуссии

1. В российском законодательстве термины "несостоятельность" и "банкротство" употребляются как синонимы. Это положение отражает российскую специфику и не полностью отвечает мировой практике, поскольку в законодательстве ряда других стран термин "банкротство" имеет более узкое значение, подразумевающее совершение должником уголовно наказуемого деяния, наносящего ущерб кредиторам. Термин же "несостоятельность" имеет более широкое значение и обозначает удостоверенную решением соответствующего судебного органа неспособность лица погасить свои долговые обязательства*(33). Так, в США лицо, в отношении которого возбуждены процедуры банкротства, во время производства считается несостоятельным, а после судебного решения может быть признано банкротом.
Из разницы в терминологии проистекает и разница в разграничении применимых механизмов защиты прав кредиторов. В зарубежной практике защита прав кредитора при наступлении любого случая, называющегося "банкротством", в значительной степени осуществляется с применением положений уголовного права, тогда как в российской практике, где понятие банкротства охватывает и случаи, когда нарушений уголовного закона нет, нормы уголовного права применимы лишь в отдельных случаях банкротства, предусмотренных положениями Уголовного кодексаРФ (далее - УК РФ).
Созвучное данным положениям российское дореволюционное законодательство под банкротством понимало "неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам посредством уменьшения или сокрытия имущества. Банкротство, таким образом, является уголовной стороной того гражданского отношения, которое называется несостоятельностью. Оно не представляется необходимым и постоянным спутником последней, но только случайным усложнением"*(34). "Банкротство слагается из двух элементов, из которых один (несостоятельность) - понятие гражданского права, другой (банкротское деяние) - понятие уголовно-правовое. Эта сложность состава банкротства чрезвычайно затемняет его юридическую природу"*(35).
В настоящее время данный вопрос имеет дискуссионный характер. С позиции законодателя понятия "несостоятельность" и "банкротство" - синонимы. Однако, по мнению некоторых ученых, такой подход законодателя к употреблению данных терминов не совсем удачен*(36).
В свое время М.И. Кулагин в отношении этой проблемы писал: "Институт несостоятельности нередко в экономической и юридической литературе смешивают с банкротством. В строгом юридическом значении банкротство есть лишь одно из возможных последствий, проявлений несостоятельности. Банкротство рассматривается как уголовно наказуемое деяние, в то время как несостоятельность считается институтом частного права"*(37).
С этой позицией нельзя не согласиться. Более того, рассмотрение понятий "несостоятельность" и "банкротство" как неоднозначных в действующем законодательстве не только будет выглядеть терминологически точнее, но и изменится сама суть правового регулирования последствий несостоятельности различного рода.
2. В правовой литературе высказывается точка зрения, что признаки несостоятельности (банкротства) следует классифицировать на внешние, необходимые для возбуждения производства по делу о несостоятельности, и сущностные, т.е. необходимые и достаточные для классификации несостоятельности должника*(38). М.В. Телюкина считает, что признаки, достаточные для инициирования банкротства, "должны применяться только на стадии возбуждения производства по делу о несостоятельности, а признаки банкротства - при решении вопроса об успешности окончания внешнего управления при признании должника банкротом"*(39). К числу последних она относит факт наличия задолженности (любой суммы) и срок ее исполнения (для граждан дополнительно - доказательства превышения суммы обязательств над стоимостью имущества должника).
3. Необходимо обратить внимание на тот факт, что Закон о банкротстве 2002 г. придерживается исключительно денежного характера обязательств, неисполнение которых может быть положено в основу объявления субъекта банкротом. При этом неденежные обязательства, по замыслу законодателя, во внимание не принимаются. На практике возникает вопрос: как быть с достаточно широким кругом обязательств, связанных с поставкой товаров, передачей вещей, выполнением работ, оказанием услуг? И, как следствие, существует также проблема трансформации неденежного обязательства в денежное*(40).
Трансформация может быть произведена на основе положений ГК РФ о расторжении договора, последствий этого и возмещения убытков (ст. 15, 393, 450, 453), на основе норм ГК РФ об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (гл. 60), а также правил, предусмотренных ст. 397 и 405 ГК РФ. Согласно ст. 397 ГК РФ "в случае неисполнения должником обязательства изготовить и передать вещь в собственность, хозяйственное ведение или в оперативное управление, либо передать вещь в пользование кредитору, либо выполнить для него определенную работу или оказать ему услугу кредитор вправе в разумный срок поручить выполнение обязательства третьим лицам за разумную цену либо выполнить его своими силами и потребовать от должника возмещения понесенных необходимых расходов и других убытков".
Более того, по мнению ряда авторов, можно привести и частные, предусмотренные законом для отдельных видов договорных обязательств случаи, когда возможна рассматриваемая трансформация обязательства*(41). Так, применительно к договору купли-продажи с условием о предварительной оплате товара ст. 487 ГК РФ закрепляет, что в случае когда продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок, покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом. При этом денежное обязательство, трехмесячная просрочка исполнения которого приводит к образованию признаков банкротства, возникает у покупателя уже с момента сообщения требования о возврате суммы предоплаты у продавца.
Таким образом, данные положения свидетельствуют о том, что при определенных условиях кредиторы в неденежных обязательствах также имеют возможность инициировать процесс о несостоятельности (банкротстве) должника.
4. На фоне оживленных дискуссий в литературе возникла проблема определения наиболее разумного, отвечающего интересам как должника, так и кредиторов размера минимальной суммы требований к должнику.
Ряд авторов высказываются за увеличение минимального размера требований. В частности, П.Д. Баренбойм предлагает увеличить рассматриваемый минимум до 2-3 тыс. минимальных размеров оплаты труда*(42).
Е.А. Васильев ставит под сомнение необходимость законодательного закрепления минимального размера задолженности и указывает на то, что такое предложение уже высказывалось, к примеру, в юридической литературе Англии. Аргументом выступало то обстоятельство, что очень часто на практике минимальная задолженность, формально дающая право начать процесс, не отражает истинного размера и масштаба банкротства*(43).
Анализируя данную проблему, В.В. Витрянский отмечает, что при разработке Закона о банкротстве 1998 г. "установление величины долга и срока его неуплаты имело целью упорядочить рынок, повысить уровень договорной дисциплины, однако этим целям не суждено было реализоваться, так как это зависит от уровня имущественного оборота, а в условиях специфического российского рынка неисполнение должником своего обязательства в течение трех месяцев не воспринимается как нечто недопустимое, свидетельствующее о несостоятельности должника, - напротив, такое явление считается обычным: поэтому оптимальными внешними признаками несостоятельности, по-видимому, могли бы служить 6-месячная просрочка исполнения денежного обязательства или обязанности по уплате налогов и иных обязательных платежей, а также их сумма, составляющая тысячекратную величину установленного законом минимального размера оплаты труда"*(44).
В связи с рассматриваемым вопросом определенный интерес представляет тот факт, что, к примеру, по законодательству Китая обычными средствами проведения теста на несостоятельность является определение соответствия признакам, установленным законодательством, а именно: наличие невозможности выполнить обязательства должником на сумму не менее чем 5 тыс. юаней, существующей в течение трех недель.
Думается, закрепление в действующем законодательстве минимального размера задолженности в качестве необходимого условия инициирования дела о банкротстве является вполне обоснованным. Однако при этом следовало бы использовать так называемый дифференцированный подход, в соответствии с которым для субъектов предпринимательской деятельности в зависимости от их правового статуса и вида деятельности применялся бы разный размер задолженности.
Законодательное закрепление данного подхода было бы актуальным и для крупных предприятий, для которых неисполнение небольшого по размеру обязательства является скорее случайностью, нежели стабильной закономерностью, и для субъектов малого предпринимательства, для которых соответствующий размер задолженности выступал бы в качестве льготного условия осуществления предпринимательской деятельности.
5. Необходимо отметить, что Закон о банкротстве 2002 г. связывает несостоятельность с невозможностью удовлетворить требования кредиторов в полном объеме.
По мнению ряда авторов*(45), такой признак банкротства, как неисполнение обязательства в полном объеме, значительно снижает возможность инициировать процедуры банкротства. Как отмечается, если должник уже в малой доле исполнил обязательства (даже с учетом порядка исполнения, предусмотренного ст. 319 ГК РФ), то возбуждение процедур банкротства - при наличии всех иных условий возбуждения дела - невозможно.
Однако в юридической литературе существует и иная точка зрения. В частности, А.А. Дубинчин отмечает, что термин "в полном объеме" не следует понимать в том смысле, что банкротом может быть признан только субъект, который вообще ничего не заплатил собственным кредиторам. Поэтому, если должник удовлетворил (или способен удовлетворить) требования кредиторов частично, это не свидетельствует о его способности удовлетворить их в полном объеме. Иначе говоря, словосочетание "в полном объеме" означает неспособность должника погасить весь объем долгов перед кредиторами*(46).
6. Цель института несостоятельности (банкротства) и правовые средства ее достижения являются, на наш взгляд, наименее изученным вопросом конкурсного права.
Следует отметить, что цель является важной структурной характеристикой института банкротства, поскольку в той или иной мере определяет все другие его категории и прежде всего систему применяемых к должнику правовых средств различного характера (экономического, организационного, информационного и т.д.).
По словам Д.А. Керимова, "прикладное значение цели как юридического понятия заключается в том, что она, по сути, объединяет основные элементы механизма правового регулирования в единую юридическую конструкцию - правовой режим"*(47).
Цель, помимо этого, может быть использована для анализа сущности несостоятельности как правового феномена в целом. Презюмируется, что процедуры банкротства целесообразно применять в том случае, если должник, используя собственные ресурсы, не в состоянии восстановить свою платежеспособность. На уровне исследования цель может служить критерием периодизации истории развития законодательства о банкротстве, а также критерием определения его направленности. Кроме того, в доктрине высказывается предложение, согласно которому цель предлагается рассматривать в качестве одного из критериев разграничения отраслей права. "Цель как критерий разграничения отраслей права, - отмечает В.В. Лаптев, - должна использоваться в неразрывном единстве с другими признаками отрасли права: предметом, методами, субъектами и принципами"*(48).
Цели и задачи несостоятельности представляют собой предмет исследования многих ученых. Вместе с тем существующие в доктрине подходы к определению данных понятий носят различный характер.
В русском языке под целью понимается "предмет стремления, то, что надо, желательно осуществить"*(49). В философской литературе цель принято рассматривать в качестве конституирующего признака всякой деятельности, ибо "ее существование придает ей смысл, сохраняет ее как вид"*(50).
В современной юридической литературе большое значение придается вопросам толкования соответствующих норм законодательства, касающихся цели института несостоятельности (банкротства). При этом чаще всего акцент делается не на целях всего института, а на выполняемых отдельными процедурами банкротства функциях. Так, по мнению М.В. Телюкиной, "в качестве первой цели, точнее, направленности конкурсного права следует назвать восстановительную цель. Прежде всего, конкурсное право должно предусматривать систему мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности должника путем предоставления ему особого льготного режима, направленного на реабилитацию его бизнеса. Вторая цель конкурсного права - ликвидация неплатежеспособных юридических лиц"*(51).
Данной точки зрения придерживаются и другие авторы, в частности Е. Торкановский*(52) , И.В. Ершова*(53) , В.А. Рахмилович*(54) и др.
Вместе с тем следует заметить, что вряд ли ликвидация неплатежеспособного должника и восстановление его платежеспособности могут быть определены как единая цель института банкротства. Логичнее было бы рассматривать их в качестве задач отдельных процедур банкротства. Между тем цель должна быть единой, интегрирующей множество других задач, в том числе задач отдельных процедур банкротства.
Действующее законодательство о банкротстве исходит из необходимости определения целей отдельных процедур несостоятельности. В частности, цели процедуры наблюдения прямо предусмотрены ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.: обеспечение сохранности имущества должника; проведение анализа финансового состояния должника; проведение первого собрания кредиторов; составление реестра требований кредиторов. Если в результате процедуры наблюдения будет получена информация о возможности восстановления платежеспособности должника, арбитражный суд вводит процедуру финансового оздоровления или внешнего управления. Цель этих процедур едина - это восстановление платежеспособности должника. Иные цели определяются в ходе конкурсного производства: законодатель исходит из необходимости соразмерного удовлетворения требований кредиторов. Во время проведения любой из процедур участники могут заключить мировое соглашение, которое по действующему законодательству признается самостоятельной процедурой несостоятельности (банкротства). Заключение мирового соглашения влечет прекращение судебного процесса признания должника банкротом, поэтому целью этого соглашения является прекращение вмешательства государства в отношения между кредиторами и должником.
Определенный интерес представляет научная позиция, согласно которой "целью законодательства о несостоятельности является соразмерное удовлетворение требований кредиторов за счет вырученных средств от продажи имущества несостоятельного должника"*(55). Подобная точка зрения была сформулирована также в работах ряда дореволюционных цивилистов. В частности, Г.Ф. Шершеневич определял в качестве основной цели института несостоятельности (банкротства) необходимость "установить известный порядок возможно более равного и справедливого распределения имущества должника между всеми его кредиторами в ситуации, когда имущество должника внушает основательные опасения в его недостаточности для удовлетворения всех требований, как предъявленных, так и ожидаемых"*(56). Д.М. Генкин считал, что "цель конкурсного процесса заключается в коллективном удовлетворении по возможности всех кредиторов путем распределения имущества должника"*(57). Однако несложно заметить, что авторы рассматривают лишь один из возможных способов удовлетворения требований кредиторов. За немногими уточнениями подобное определение цели института несостоятельности (банкротства) содержится в современной правовой литературе*(58).
Очевиден тот факт, что удовлетворение требований кредиторов несостоятельного должника может осуществляться как за счет распродажи его имущества, так и за счет восстановления его платежеспособности в результате проведения восстановительных процедур. Более того, в законодательстве эти способы тесно связаны между собой. Так, с одной стороны, закрепляется, что в рамках внешнего управления в качестве одного из способов восстановления платежеспособности должника может применяться продажа предприятия как единого имущественного комплекса (ст. 110 Закона о банкротстве 2002 г.). С другой стороны, на стадии конкурсного производства может быть осуществлен переход к процедуре внешнего управления (ст. 146 Закона о банкротстве 2002 г.), когда приоритет в процессе несостоятельности (банкротства) все-таки отдается восстановительным мероприятиям.
В некоторых правовых системах реабилитационная направленность законодательства о несостоятельности является превалирующей. Так, основными целями современного французского законодательства о банкротстве провозглашаются "сохранение предприятия, поддержание его деятельности и рабочих мест и очищение пассива"*(59). Примечательно, что такой же подход просматривается в действующем законодательстве Украины. По мнению украинских ученых, правовое регулирование несостоятельности "направлено на достижение не частного интереса, а общей цели - восстановление платежеспособности должника и сохранение хозяйствующего субъекта"*(60).
Безусловно, восстановление платежеспособности должника является одной из составляющих цели конкурсного права. Однако считать это основной целью института несостоятельности (банкротства) невозможно хотя бы потому, что восстановление платежеспособности - это скорее не цель, а средство урегулирования спорной ситуации между должником и кредиторами.
В правовой доктрине существует также точка зрения, согласно которой основной целью института несостоятельности является достижение равновесия в соблюдении интересов кредиторов и должника в процессе производства по делу о несостоятельности*(61). Оппоненты данной позиции утверждают, что "когда говорят о достижении равновесия противоречивых интересов участников конкурсного процесса - провозглашают должное, не соответствующее сущему. Понятно, что в такой интерпретации цель правового регулирования никогда не будет реализована"*(62).
Анализируя данную позицию, вполне понятной представляется дискуссия, развернувшаяся в правовой литературе относительно цели и задач деятельности арбитражного управляющего. Действующее законодательство и судебно-арбитражная практика исходят прежде всего из того, что арбитражный управляющий должен действовать добросовестно и разумно с учетом интересов должника и его кредиторов.
Вопрос о том, в чьих интересах действует арбитражный управляющий, имеет свою историю. Так, одни ученые считали управляющего представителем должника*(63). Согласно другой точке зрения управляющий представлял и защищал интересы кредиторов*(64). Г.Ф. Шершеневич сравнивал присяжного попечителя с судебным приставом в исполнительном производстве*(65). Более того, Г.Ф. Шершеневич не считал возможным рассматривать присяжного попечителя представителем должника и кредиторов, "потому что нельзя быть одновременно представителем двух противоположных интересов, двух контрагентов". Вместе с тем существовала еще одна позиция*(66), которой в настоящее время придерживаются многие ученые: управляющий является одновременно представителем и должника, и кредиторов.
Более того, развивая данную позицию, один из современных исследователей правового статуса арбитражного управляющего И.Ю. Мухачев пришел к выводу, что "цель деятельности арбитражного управляющего зависит не столько от внутренней природы интереса, сколько от соотношения множества разнонаправленных интересов, возникающих у участников банкротства. Каждый из участников банкротства, будь то должник или кредитор, действует в своих интересах. Однако при банкротстве реализация интереса одним участником неизбежно приведет к нарушению интересов других участников. В связи с этим возникает необходимость в процедурах специального субъекта (арбитражного управляющего), который своей деятельностью учитывал бы интересы всех сторон. Его деятельность направлена на то, чтобы удовлетворение или ущемление интересов могло производиться только в равной пропорции и одновременно в отношении всех участников банкротства"*(67).
С этой точки зрения не вполне понятной представляется позиция законодателя, в соответствии с которой целью деятельности арбитражного управляющего провозглашается проведение процедур банкротства (ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.). Видимо, законодатель проводит определенную аналогию с целями и задачами всего института несостоятельности. Следует заметить, что цель деятельности управляющего намного шире, чем это закреплено в Законе о банкротстве 2002 г. И здесь речь идет прежде всего о социальной значимости этой деятельности, которая (значимость) определяется в конечном итоге целями и задачами всего института несостоятельности (банкротства). Основываясь на этом, уместно говорить и о социальной значимости всего института банкротства в целом.
В этой связи определенный интерес представляет точка зрения дореволюционного российского цивилиста А.Д. Федорова, утверждавшего, что "целью института несостоятельности служит ограждение троякого рода интересов. Во-первых, интересов кредитора несостоятельного должника от сокрытия последним своего имущества или несправедливого распределения его между отдельными кредиторами; во-вторых, интересов общества, нуждающегося в том, чтобы как небрежность, так и обманные действия не оставались безнаказанными; в-третьих, интересов также и самого должника ввиду того, что торговля, будучи сопряженной с риском, в состоянии закончиться крахом подчас и без вины со стороны должника"*(68).
Данная позиция актуальна и в настоящее время. Институт несостоятельности (банкротства) в самом широком его понимании состоит во вмешательстве государства в отношения по уплате долгов для защиты прав и интересов должника и кредиторов. С этой точки зрения данный институт рассматривается как инструмент государства в обеспечении стабильности, сбалансированности прав и законных интересов участников хозяйственного оборота, в конечном итоге всего рынка в целом.
Симптоматично, что подобная концепция прослеживается и при сравнительном анализе целей различных законодательных моделей несостоятельности (банкротства). По мнению В.В. Степанова, все имеющиеся модели правового регулирования несостоятельности можно разделить на три группы в зависимости от того, "какие цели ставили перед законодателем разработчики". Главная цель немецкой системы правового регулирования состоит в "создании механизмов эффективного распределения максимизированных активов должника" среди его кредиторов. Английская система регулирования несостоятельности служит для "эффективного распределения активов и защиты кредитного обращения". Американская, французская, российская системы предполагают сочетание двух функций: справедливое распределение имущества должника среди кредиторов и выполнение макроэкономических задач*(69).
Более того, достаточно активно в современной зарубежной литературе многие авторы в качестве цели банкротства указывают на предоставление должнику возможности нового старта.
Речь идет о ситуации, когда неплатежеспособный должник, пройдя через процедуры банкротства, получает возможность начать свой бизнес с самого начала путем освобождения от бремени старых долгов.
Вместе с тем, анализируя возможность применения концепции нового старта в условиях российского законодательства, некоторые авторы отмечают специфику ее применения, проявляющуюся в том, что в большинстве случаев новый старт относится к банкротству физических лиц, когда процедура конкурсного производства не заканчивается ликвидацией в буквальном смысле этого слова*(70). Юридические лица, восстановив платежеспособность, продолжают свою деятельность, однако используя иные правовые средства и способы, нежели те, которые может предоставить новый старт. В случае же ликвидации должник полностью прекращает свое существование как субъект права, т.е. предпринимать попытку нового старта уже некому. Однако, поскольку применение положений о несостоятельности (банкротстве) физических лиц в российской правовой системе имеет свои особенности, объективных возможностей для достижения цели нового старта практически не существует.
Анализ положений законодательства и правовой литературы свидетельствует о неоднозначности подходов к определению целей и задач института несостоятельности (банкротства). Правоведами преимущественно указывается значение данного института с точки зрения отдельных процедур банкротства. Доказательством данного тезиса является тот факт, что цель института несостоятельности определяется через цели отдельных процедур банкротства. Однако "такой подход не соответствует действительной природе системного строения правового института несостоятельности как органически целостного образования и не способен раскрыть органической связи между отдельными процедурами банкротства полно и всесторонне"*(71).
В этой связи более обоснованным представляется рассмотрение цели несостоятельности с позиции системного подхода. Определение понятия цели как системообразующего признака института банкротства позволило некоторым авторам признать, что "цель института несостоятельности состоит в наиболее справедливом удовлетворении требований кредиторов несостоятельного должника путем применения организационно-имущественных ограничений как крайней меры защиты субъективного права"*(72). При этом акцент должен быть сделан не на равном и справедливом распределении имущества должника, а на необходимости справедливого удовлетворения требований кредиторов. Именно эта цель "вызывает необходимость появления данного института и является объективной предпосылкой его существования"*(73).
Данный подход к определению цели института банкротства позволяет достаточно логично вписать в общую систему и задачи отдельных процедур банкротства. Но можно ли рассматривать в этом случае общую цель несостоятельности как суммарное выражение задач, стоящих перед участниками процесса банкротства на том или ином этапе?
Исходя из общетеоретических посылок, цель - это то, чего система должна достигнуть на основе своего функционирования, это результат целенаправленной активности участников тех или иных отношений. В качестве цели может выступать определенное состояние системы. Является ли с учетом этого подхода наиболее справедливое удовлетворение требований кредиторов несостоятельного должника единственной и основной целью института банкротства? Видимо, ответ на этот вопрос будет положительным, если речь идет о конкретном должнике. Тогда задачи, стоящие на том или ином этапе процесса несостоятельности, могут быть определены как промежуточные цели на пути к достижению конечной цели.
Так, целью конкурсного производства как одной из задач процесса несостоятельности является справедливое удовлетворение требований кредиторов путем ликвидации должника.
Следует добавить, что задачи отдельных процедур банкротства могут носить различный, разноплановый характер, но не могут противоречить конечной цели.
На наш взгляд, цель института несостоятельности (банкротства) следует рассматривать шире, если речь идет о некоем состоянии рынка, рыночных отношений как о результате функционирования системы. С учетом этой позиции основной целью института несостоятельности должно стать не только справедливое удовлетворение требований кредиторов, но и создание эффективного механизма обеспечения стабильности и устойчивости рыночных отношений, устойчивого роста национальной экономики.
С этой точки зрения необходим такой механизм правового регулирования несостоятельности (банкротства), который позволил бы найти разумный баланс между созданием максимальных условий для сохранения действующих предприятий и гарантированностью прав кредиторов. На это должны быть направлены и законодательство о несостоятельности, и правоприменительная практика.

Методические рекомендации

1. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что по смыслу ст. 3 Закона о банкротстве 2002 г. неплатежеспособность должника является единственным и достаточным признаком банкротства. Однако нередки случаи, когда должник не может расплатиться с кредиторами при наличии значительной дебиторской задолженности, которая упоминается законодателем лишь в качестве меры по восстановлению платежеспособности должника при осуществлении внешнего управления (ст. 109 Закона о банкротстве 2002 г.) и при регулировании уступки прав требования должника (ст. 140 Закона о банкротстве 2002 г.) при проведении конкурсного производства. В связи с этим необходимо на законодательном уровне предусмотреть создание такого правового механизма, который позволил бы эффективнее использовать дебиторскую задолженность в целях восстановления платежеспособности должника.
2. Следует заметить, что право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора, уполномоченного органа РФ по денежным обязательствам (Федеральная налоговая служба) по истечении 30 дней с даты направления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии должнику, а право на обращение в суд у уполномоченного органа РФ по обязательным платежам (Федеральная налоговая служба) - по истечении 30 дней с даты принятия решения налогового, таможенного органов о взыскании задолженности за счет имущества должника (п. 2 ст. 7 Закона о банкротстве 2002 г.). Безусловно, наличие данного положения осложняет процедуру инициирования дела о банкротстве. Ведь теперь заявитель должен будет подтвердить свое требование судебным решением и дождаться истечения тридцатидневного срока, установленного для получения денежных средств в рамках исполнительного производства. Все это предоставляет должнику дополнительную возможность спасти свой бизнес и репутацию.
3. Частичное исполнение требований конкурсного кредитора, уполномоченного органа не является основанием для отказа арбитражным судом в принятии заявления о признании должника банкротом, если сумма неисполненных требований составляет не менее 100 тыс. руб. к должнику - юридическому лицу и не менее 10 тыс. руб. - к должнику-гражданину (п. 3 ст. 7 Закона о банкротстве 2002 г.).
4. Следует заметить, что порядок объединения и представления требований РФ, а также учета мнения органов исполнительной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления при подаче заявления о признании должника банкротом и в ходе процедур банкротства устанавливается соответствующим Положением, утвержденным постановлением Правительства от 29 мая 2004 г. N 257 "Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства". Так, в случае неисполнения должником требований Российской Федерации уполномоченный орган не ранее чем через 30 дней, но не позднее чем через 90 дней с даты направления судебному приставу-исполнителю постановления налогового органа о взыскании налога (сбора) за счет имущества должника или соответствующего исполнительного листа либо по истечении 30 дней с даты получения уведомления о наличии задолженности от федеральных органов исполнительной власти, выступающих кредиторами по денежным обязательствам, принимает решение о направлении в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом (п. 2 положения). В этом случае к уведомлению должны быть приложены следующие документы:
- справка налогового или таможенного органа о размере задолженности по налогу (сбору), не уплаченному более чем в 3-месячный срок;
- заверенная копия решения таможенного органа о взыскании денежных средств со счетов должника;
- заверенная копия постановления таможенного органа о взыскании налога (сбора) за счет имущества должника или соответствующее судебное решение, вступившее в законную силу, а также исполнительный лист;
- сведения о направлении судебному приставу-исполнителю постановления налогового или таможенного органа о взыскании налога (сбора) за счет имущества должника.
Уведомление о наличии задолженности по денежным обязательствам и обязательным платежам федеральные органы исполнительной власти и органы государственных внебюджетных фондов направляют в адрес уполномоченного органа также не ранее 30 дней, но не позднее 90 дней с даты направления (предъявления к исполнению) исполнительного листа о взыскании задолженности. Помимо уведомления в адрес уполномоченного органа направляются:
- документы, подтверждающие наличие обязательств должника перед указанными органами, а также наличие и размер задолженности;
- решения арбитражного суда о взыскании задолженности в пользу указанных органов;
- постановления апелляционной инстанции, вынесенные по жалобам на решения арбитражного суда (при их наличии);
- постановления кассационной и надзорной инстанций в случае, если этими постановлениями изменяются решения (постановления) нижестоящих судов (при их наличии);
- исполнительный лист о взыскании задолженности;
- документы, свидетельствующие о направлении исполнительного листа судебному приставу-исполнителю.
5. При анализе критериев несостоятельности (банкротства) следует учесть, что в большинстве правовых систем используется критерий несостоятельности, ориентированный на ликвидность или на движение денежной наличности.
В частности, французская правовая система основана исключительно на прекращении платежей.
В немецком законодательстве для всех дебиторов - как корпораций, так и отдельных лиц - также используется понятие неликвидности. Однако для субъектов с ограниченной ответственностью дополнительно используется проверка по балансовому отчету чрезмерной ответственности, которая имеет практическое значение почти исключительно в случае подачи заявления со стороны должника*(74).
Более того, на практике суды менее требовательны к предоставлению доказательств несостоятельности в случае подачи заявления дебитором. Поэтому, например, в Германии и Болгарии подача заявления должником предполагается основанной на наличии несостоятельности. По американскому законодательству в случае подачи заявления со стороны должника вообще не требуется доказывать наличие несостоятельности, она, по сути дела, презюмируется.

Библиография

Бардзкий А.Э. О пределах власти окружного суда при назначении присяжных попечителей по делам несостоятельных должников//Журнал гражданского и уголовного права. 1886. N 10.
Баренбойм П.Д. Правовые основы банкротства. М., 1995.
Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). М., 2001.
Генкин Д.М. Конкурсный процесс//Энциклопедический словарь русского библиографического института "Гранат": В 58 т./Под ред. Ю.С. Гамбарова, В.Я. Железнова, М.М. Ковалевского и др. М., 1910-1948. Т. 25.
Гессен Я.М. Устав торговый с разъяснениями. СПб., 1910.
Гражданское право. Учебник: В 2 т. 2-е изд./Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 1998.
Гражданское право России. Общая часть. Учебник/Под общ. ред. О.Н. Садикова. М., 2001.
Гольмстен А.X. Исторический очерк русского конкурсного процесса. СПб., 1889.
Дубинчин А.А. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) юридического лица: Дис. ...канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999.
Керимов Д.А. Философские проблемы права. М., 1972.
Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)"/Под ред. В.В. Витрянского. М., 1998.
Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997.
Лордкипанидзе А.Г. Гарантии платежеспособности по законодательству Англии и Франции//Законодательство зарубежных стран. Вып. 162. М., 1979.
Мухачев И.Ю. Правовое регулирование деятельности арбитражного управляющего при несостоятельности (банкротстве): Дис.: канд. юрид. наук. М., 2004.
Пахаруков А.А. Правовое регулирование конкурсного производства юридических лиц: (Вопросы теории и практики): Дис.: канд. юрид. наук. Иркутск, 2003.
Попондопуло В.Ф. Конкурсное право. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства). М., 2001.
Предпринимательское право Российской Федерации/Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2003.
Предпринимательское (хозяйственное) право. Учебник: В 2 т./Отв. ред. О.М. Олейник. М., 1999. Т. 1.
Российское законодательство X-XX вв./Под ред. О.И. Чистякова. М., 1984.
Семеусов В.А., Пахаруков А.А. Институт несостоятельности (банкротства) юридических лиц в российском праве. Учеб. пособие. Иркутск, 2000.
Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999.
Телюкина М.В. Соотношение понятий "несостоятельность" и "банкротство" в дореволюционном и современном праве//Юрист. 1997.
Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004.
Торкановский Е. Антикризисное управление//Хозяйство и право. 2000. N 1.
Трайнин А. Несостоятельность и банкротство. СПб., 1913.
Федоров А.Д. Торговое право. Одесса, 1911.
Хозяйственное право. Учебник/Отв. ред. В.В. Лаптев. М., 1983.
Хозяйственное право/Отв. ред. В.К. Мамутов. Киев, 2002.
Щенникова Л. Банкротство в гражданском праве России: Традиции и перспективы//Российская юстиция. 1998. N 10.
Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. СПб., 1898.
Шершеневич Г.Ф. Учение о несостоятельности. Исследование. Казань, 1890.
Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Торговый процесс. Конкурсный процесс: В 4 т. 4-е изд. М., 1912. Т. 4.
Шершеневич Г.Ф. Морское, конкурсное и вексельное право. Киев, 1914.
Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. (Серия "Классика российской цивилистики".) М., 2000.

Контрольные вопросы

1. Каковы основные этапы развития института несостоятельности (банкротства) в России?
2. Каковы основные черты и тенденции развития современного российского законодательства о несостоятельности (банкротстве)?
3. Обоснуйте положение, согласно которому институт несостоятельности (банкротства) является комплексным институтом права.
4. Каковы основные цели и задачи института несостоятельности (банкротства)?
5. Дайте определение несостоятельности (банкротства) по законодательству РФ.
6. Каковы критерии и признаки несостоятельности (банкротства)?
7. Что такое денежное долговое обязательство?
8. Что такое обязательные платежи?
9. Какие обязательства не включаются в размер денежных обязательств?
10. На каком этапе определяются состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей?
11. Какие денежные обязательства считаются установленными?
12. Может ли быть произведена трансформация неденежного обязательства в денежное?

Глава 2. Субъектный состав отношений, возникающих при проведении процедур несостоятельности (банкротства)

Нормативные акты

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301 (с послед. изм.).
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410 (с послед. изм.).
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012 (с послед. изм.).
Закон РФ от 19 ноября 1992 г. N 3929-1 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" (утратил силу)//Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 1. Ст. 6.
Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ "О некоммерческих организациях" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (с изменениями и дополнениями, утратил силу)//СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1999. N 9. Ст. 1097 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. 1). Ст. 3440 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190 (с послед. изм.).
Определение КС РФ от 5 ноября 1999 г. N 182-О "По запросу Арбитражного суда города Москвы о проверке конституционности пунктов 1 и 4 части четвертой статьи 20 Федерального закона "О банках и банковской деятельности"//СЗ РФ. 1999. N 52. Ст. 6460.
Постановление КС РФ от 12 марта 2001 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", касающихся возможности обжалования определений, выносимых арбитражным судом по делам о банкротстве, иных его положений, статьи 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", а также статей 106, 160, 179 и 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами граждан и юридических лиц"//СЗ РФ. 2001. N 12. Ст. 1138.
Постановление Правительства РФ от 8 июля 1997 г. N 848 "Вопросы Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению" (с изменениями и дополнениями)*(75)//СЗ РФ. 1997. N 28. Ст. 3456 (с послед. изм.).
Постановление Правительства РФ от 17 февраля 1998 г. N 202 "О государственном органе по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению" (фактически утратило силу в связи с упразднением Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству)//СЗ РФ. 1998. N 8. Ст. 955.
Постановление Правительства РФ от 22 мая 1998 г. N 476 "О мерах по повышению эффективности применения процедур банкротства" (утратило силу)//СЗ РФ. 1998. N 21. Ст. 2249.
Постановление Правительства РФ от 4 апреля 2000 г. N 301 "Об утверждении Положения о Федеральной службе России по финансовому оздоровлению и банкротству" (утратило силу)//СЗ РФ. 1998. N 23. Ст. 2546.
Постановление Правительства РФ от 20 мая 2003 г. N 295 "О представителях собственника имущества должника - федерального государственного унитарного предприятия при проведении процедур банкротства" (утратило силу)//СЗ РФ. 2003. N 21. Ст. 2012.
Постановление Правительства РФ от 28 мая 2003 г. N 308 "Об утверждении Правил проведения и сдачи теоретического экзамена по единой программе подготовки арбитражных управляющих" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2003. N 22. Ст. 2169 (с послед. изм.).
Постановление Правительства РФ от 25 июня 2003 г. N 365 "Об утверждении Положения о проведении проверки деятельности саморегулируемой организации арбитражных управляющих регулирующим органом"//СЗ РФ. 2003. N 26. Ст. 2662.
Постановление Правительства РФ от 25 июня 2003 г. N 366 "Об утверждении Правил проведения саморегулируемой организацией арбитражных управляющих проверки деятельности своих членов"//СЗ РФ. 2003. N 26. Ст. 2663.
Постановление Правительства РФ от 9 июля 2003 г. N 414 "Об утверждении Правил проведения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2003. N 28. Ст. 2939 (с послед. изм.).
Постановление Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. N 586 "О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации"//СЗ РФ. 2003. N 39. Ст. 3769.
Постановление Правительства РФ от 3 февраля 2005 г. N 52 "О регулирующем органе, осуществляющем контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих"//СЗ РФ. 2005. N 6. Ст. 464.
Указ Президента РФ от 22 декабря 1993 г. N 2264 "О мерах по реализации законодательных актов о несостоятельности (банкротстве) предприятий" (с изменениями и дополнениями, утратил силу)//САПП РФ. 1993. N 52. Ст. 5070 (с послед. изм.).
Указ Президента РФ от 2 июня 1994 г. N 1114 "О продаже государственных предприятий-должников" (с изменениями и дополнениями, утратил силу)//СЗ РФ. 1994. N 6. Ст. 592 (с послед. изм.).
Приказ Министерства юстиции РФ от 30 декабря 2004 г. N 202 "Об утверждении Положения о порядке ведения единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и формы выписки из единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих"//РГ. 2005. 4 февр.
Положение ЦБ РФ от 6 сентября 2001 г. N 2929 "О порядке аттестации Банком России арбитражных управляющих (ликвидаторов) кредитных организаций"//Вестник Банка России. 2001. N 57-58.
Положение ЦБ РФ от 14 декабря 2004 г. N 265-П "Об аккредитации арбитражных управляющих при Банке России в качестве конкурсных управляющих при банкротстве кредитных организаций"//Вестник Банка России. 2005. N 7.
Официальное разъяснение ЦБ РФ от 11 марта 2001 г. N 11-ОР "О некоторых вопросах применения Инструкции Банка России от 12.07.99 N 84-И "О порядке осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства) кредитных организаций"//Вестник Банка России. 2001. N 18.
Указание ЦБ РФ от 24 марта 2003 г. N 1260-У "О порядке приведения в соответствие размера уставного капитала и величины собственных средств (капитала) кредитных организаций" (с изменениями и дополнениями)//Вестник Банка России. 2003. N 23 (с послед. изм.).
Указание ЦБ РФ от 11 августа 2004 г. N 1487-У "Об опубликовании в "Вестнике Банка России" сообщения кредитной организации о принятом решении о реорганизации или об уменьшении уставного капитала"//Вестник Банка России. 2004. N 58.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 6 августа 1999 г. N 43 "Вопросы применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в судебной практике" (в настоящее время фактически не применяется в связи с принятием Закона о банкротстве 2002 г.)//Вестник ВАС РФ. 1999. N 10.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. N 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (в настоящее время фактически не применяется в связи с принятием Закона о банкротстве 2002 г.)//Вестник ВАС РФ. 2001. N 9.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15 августа 2003 г. N 74 "Об отдельных особенностях рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"//Вестник ВАС РФ. 2003. N 10.
Постановление Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"//Вестник ВАС РФ. 2003. N 6.
Постановление Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"//Вестник ВАС РФ. 2005. N3.

Основные понятия

Арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий, конкурсный управляющий) - гражданин РФ, утверждаемый арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления иных полномочий, установленных действующим законодательством.
Денежное обязательство - это обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовому договору, а также по иным основаниям, предусмотренным ГК РФ (вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и т.д.).
Дисквалификация - следствие систематических недобросовестных, некомпетентных или неэффективных действий арбитражного управляющего, приводящих к ущемлению прав и законных интересов должника и его кредиторов, а также государственных интересов, влекущее лишение арбитражного управляющего лицензии на осуществление данного вида деятельности.
Должник - гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, неспособные удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного действующим законодательством.
Комитет кредиторов - это специальный орган кредиторов, создаваемый с целью представления интересов конкурсных кредиторов, а также с целью осуществления контроля за действиями арбитражного управляющего.
Конкурсные кредиторы - кредиторы по денежным обязательствам, за исключением уполномоченных органов, граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, морального вреда учредителей (участников) должника - юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия, имеет обязательства по выплате вознаграждения по авторским договорам.
Обязательные платежи - налоги, сборы и иные обязательные взносы в бюджет соответствующего уровня и во внебюджетные фонды в порядке и на условиях, которые определяются законодательством РФ.
Предвидение банкротства - ситуация, когда срок исполнения обязательств еще не наступил, но имеются обстоятельства, свидетельствующие, что через некоторое время должник окажется неспособным рассчитываться по денежным обязательствам с кредиторами, а также вносить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды.
Представитель работников должника - лицо, уполномоченное работниками должника представлять их интересы при проведении процедур банкротства.
Представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия - лицо, уполномоченное собственником имущества должника - унитарного предприятия на представление его законных интересов при проведении процедур банкротства.
Представитель комитета кредиторов - лицо, уполномоченное комитетом кредиторов участвовать в арбитражном процессе по делу о банкротстве должника от имени комитета кредиторов.
Представитель собрания кредиторов - лицо, уполномоченное собранием кредиторов участвовать в арбитражном процессе по делу о банкротстве должника от имени собрания кредиторов.
Представитель учредителей (участников) должника - председатель совета директоров (наблюдательного совета) или иного аналогичного коллегиального органа управления должника, либо лицо, избранное советом директоров (наблюдательным советом) или иным аналогичным коллегиальным органом управления должника, либо лицо, избранное учредителями (участниками) должника для представления их законных интересов при проведении процедур банкротства.
Регулирующий орган - федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.
Руководитель должника - единоличный исполнительный орган юридического лица или руководитель коллегиального исполнительного органа, а также иные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами деятельность от имени юридического лица без доверенности.
Саморегулируемая организация арбитражных управляющих - некоммерческая организация, которая основана на членстве, создана гражданами РФ, включена в единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и целями деятельности которой являются регулирование и обеспечение деятельности арбитражных управляющих.
Собрание кредиторов - это специальный орган, представляющий интересы кредиторов во взаимоотношениях с должником.
Уполномоченные органы - федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные Правительством РФ представлять в деле о банкротстве и в процедурах банкротства требования об уплате обязательных платежей и требования РФ по денежным обязательствам, а также органы исполнительной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления, уполномоченные представлять в деле о банкротстве требования по денежным обязательствам соответственно субъектов РФ и муниципальных образований.

§ 1. Состав лиц, участвующих в деле о банкротстве

Состав лиц, участвующих в деле о банкротстве, достаточно широк. К ним относятся:
- должник-гражданин или юридическое лицо, неспособные удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей;
- конкурсный кредитор;
- арбитражный управляющий (в зависимости от процедур несостоятельности (банкротства) - временный, административный, внешний или конкурсный управляющий);
- уполномоченные органы по требованиям, вытекающим из обязательных платежей;
- иные лица, в частности органы местного самоуправления, федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации при рассмотрении дела о несостоятельности (банкротстве) градообразующей организации, лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления, и т.д.
В настоящее время Законом о банкротстве 2002 г. предоставлена возможность участия в процессе по банкротству представителям учредителей (участников) должника, которые наделяются всеми правами, предусмотренными арбитражным процессуальным законодательством для лиц, участвующих в процессе, а также правом на обжалование решений арбитражного суда, отдельных решений и действий арбитражного управляющего и кредиторов, правом на получение информации о ходе процедур и т.д. Расширяя права государства в деле о банкротстве, Закон о банкротстве 2002 г. предусматривает возможность участия в нем представителя собственника имущества должника - унитарного предприятия и наделяет его правом обжаловать действия арбитражного управляющего, решения собрания и комитета кредиторов, судебные акты о введении внешнего управления и конкурсного производства.
Правовой статус лиц, участвующих в конкурсном процессе, зависит от многих факторов: от характера правомочий, которыми наделяет законодатель данное лицо; от процедуры несостоятельности (банкротства), в рамках которой действует данное лицо, и от целей, которые являются приоритетными на данном этапе банкротства; от особенностей несостоятельности (банкротства) отдельных категорий должников и т.д.

§ 2. Правовой статус должника

Традиционно в гражданском праве термином "должник" обозначается сторона во всяком гражданско-правовом обязательстве, которая должна совершить определенные действия по требованию кредитора, как то: передать товар, выполнить работу, оказать услуги, уплатить денежную сумму (ст. 307 ГК РФ). Понятие "должник", употребляемое в Законе о банкротстве 2002 г., существенно отличается от традиционно принятого: под должником понимается обязанная сторона лишь в денежном обязательстве, которая должна уплатить кредитору денежную сумму в течение срока, установленного этим законом.
Закон о банкротстве 2002 г. распространяется не на всех субъектов имущественного оборота. Несостоятельными (банкротами) могут быть признаны:
- все юридические лица (за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций);
- граждане:
а) зарегистрированные в качестве индивидуального предпринимателя;
б) не зарегистрированные в качестве индивидуального предпринимателя (поскольку приведенная норма противоречит ГК РФ, то она будет введена в действие только с момента вступления в силу соответствующих изменений в ГК РФ);
в) главы крестьянских (фермерских) хозяйств (с 1 января 1995 г. глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющий деятельность без образования юридического лица, признается предпринимателем вследствие самого факта государственной регистрации фермерского хозяйства).
Правила, регулирующие банкротство гражданина (гл. IX Закона о банкротстве 2002 г.), применяются к отношениям, связанным с банкротством индивидуального предпринимателя и крестьянского (фермерского) хозяйства, с учетом особенностей последних.

1. Право должника на обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве

Правом на обращение в арбитражный суд, как и по ранее действовавшему Закону о банкротстве 1998 г., с заявлением о признании должника банкротом наделяются должник, конкурсные кредиторы (т.е. кредиторы по денежным обязательствам, за исключением граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также учредителей (участников) должника - юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия) и иные уполномоченные органы. В качестве кредиторов по денежным обязательствам могут выступать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, ликвидационная комиссия (ликвидатор). Таким образом, Законом о банкротстве 2002 г. значительно расширен круг лиц, имеющих право на обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве.
Основанием для возбуждения арбитражным судом дела о банкротстве является заявление о признании должника банкротом (ст. 37 Закона о банкротстве 2002 г.), оформленное в соответствии с требованиями АПК РФ.
Дела о банкротстве рассматриваются арбитражным судом по месту нахождения должника - юридического лица и по месту жительства должника-гражданина. В соответствии с п. 2 ст. 54 ГК РФ место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, а местом жительства гражданина согласно п. 1 ст. 20 ГК РФ признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает, т.е. населенный пункт, где гражданин зарегистрирован по месту проживания.
В случае наличия у кредитора требований в меньшем размере, чем установлено законом, он имеет возможность договориться об объединении своих требований с требованиями других кредиторов для обращения в арбитражный суд с общим заявлением (ст. 39 Закона о банкротстве 2002 г.).
Закон о банкротстве 2002 г. закрепляет за должником не только право, но и обязанность подачи заявления в арбитражный суд о признании его несостоятельным (банкротом).
При каких же условиях должник может реализовать свое право на обращение в арбитражный суд? В первую очередь необходимо отметить, что заявление о признании несостоятельным (банкротом) должно быть подписано руководителем юридического лица, однако принятие решения о ликвидации юридического лица не входит в его компетенцию (так, в производственном кооперативе решение такого вопроса относится исключительной к компетенции общего собрания; государственные или муниципальные унитарные предприятия могут быть ликвидированы по решению собственника их имущества и т.д.). Обращению должника в арбитражный суд должно предшествовать решение органа, уполномоченного в соответствии с учредительными документами на принятие решения о его ликвидации, либо решение органа, уполномоченного собственником имущества должника - унитарного предприятия, поэтому к заявлению должника необходимо приложить решение соответствующего органа и выписку из учредительного или иного документа, подтверждающую полномочия этого органа на принятие указанного решения. Исключение из общего правила составляют лишь случаи, когда обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника - юридического лица является обязанностью руководителя юридического лица.
Законом о банкротстве 2002 г. подробно сформулированы требования к форме, содержанию, реквизитам заявления должника.
В частности, в заявлении должны быть указаны:
- наименование арбитражного суда, в который подается заявление;
- размер требований кредитора к должнику с указанием размера подлежащих уплате процентов и неустоек (штрафов, пени);
- обязательство должника перед кредитором, из которого возникло требование, а также срок его исполнения;
- сведения об имеющемся у должника имуществе, в том числе о денежных средствах и дебиторской задолженности, и т.д.
Кроме того, в заявлении должны быть указаны наименование и адрес саморегулируемой организации, из числа членов которой арбитражный суд утверждает временного управляющего, однако перечень требований к кандидатуре временного управляющего при этом не указывается.
Вместе с тем при необходимости в заявлении должник вправе указать иные сведения, которые могут повлиять на решение по делу о банкротстве. В частности, должник вправе изложить в заявлении имеющиеся у него ходатайства о представлении необходимых документов кем-либо из кредиторов, о назначении экспертизы, о вызове свидетелей и т.д.
Таким образом, прилагаемые к заявлению документы можно подразделить на две группы:
- документы, предусмотренные АПК РФ (документы, подтверждающие уплату государственной пошлины, направление копии заявления должнику и др.);
- документы, предусмотренные Законом о банкротстве 2002 г., в частности:
а) учредительные документы должника - юридического лица, свидетельство о государственной регистрации юридического лица или индивидуального предпринимателя;
б) документы, подтверждающие обязательства должника перед кредиторами, наличие задолженности по указанным обязательствам (решения судов о взыскании с должника денежных средств, договоры, платежные документы, счета, акты сверки с кредиторами, справки налоговых и иных уполномоченных органов, отчет о финансовом состоянии должника);
в) полный список кредиторов и дебиторов должника с расшифровкой задолженности и указанием почтовых адресов (указание суммы долга, основания ее возникновения);
г) бухгалтерский баланс на последнюю отчетную дату или документы, его заменяющие, либо документы о составе и стоимости имущества должника-гражданина;
д) для юридических лиц - решение уполномоченного органа об обращении должника в арбитражный суд (решение собрания учредителей (участников), органов государственной власти и местного самоуправления - в отношении государственных и муниципальных унитарных предприятий);
е) протокол собрания работников должника, на котором избран представитель работников должника для участия в арбитражном процессе по делу о банкротстве, но только в том случае, если такое собрание уже проведено.
Исходя из особенностей правового статуса отдельных категорий должников, законодатель предусматривает необходимость представления дополнительных документов. Так, к заявлению о признании отсутствующего должника несостоятельным (банкротом) должны быть дополнительно приложены документы, подтверждающие наличие обстоятельств, позволяющих отнести должника к отсутствующему, в частности документ органа связи о невозможности вручить должнику корреспонденцию, справку налоговой инспекции о непредставлении отчетной документации налоговому органу и т.д.
В случае непредставления таких документов арбитражный суд возвращает указанное заявление на основании ст. 42, 43, 44 Закона о банкротстве 2002 г. Следует обратить внимание, что закон обязывает должника направить копии заявления конкурсным кредиторам, уполномоченным органам, собственнику имущества должника - унитарного предприятия, совету директоров (наблюдательному совету) или иному коллегиальному органу управления, а также иным лицам в случаях, предусмотренных законом. Также если до подачи заявления должника избраны (назначены) представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия, представитель работников должника, то копии заявления направляются и этим лицам.
По общему правилу не допускается подача в арбитражный суд заявления должником, если он не располагает имуществом, достаточным хотя бы для покрытия судебных расходов.
Однако Закон о банкротстве 2002 г. знает несколько исключений из общего правила: во-первых, когда руководитель должника - юридического лица либо должник - индивидуальный предприниматель обязаны обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника; во-вторых, заявление о признании должника банкротом подается в связи с тем, что стоимость имущества юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, оказывается недостаточной для удовлетворения требований всех его кредиторов.
При определенных обстоятельствах должник вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о предвидении банкротства - ситуации, когда срок исполнения обязательств еще не наступил, но имеются обстоятельства, свидетельствующие, что через некоторое время должник окажется неспособным рассчитываться по денежным обязательствам с кредиторами, а также вносить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды (ст. 8 Закона о банкротстве 2002 г.).
В этом случае для обоснования своего заявления должник должен представить суду данные, которые отражают его имущественное положение, и решение органа, уполномоченного в соответствии с учредительными документами должника на принятие решения о ликвидации должника, либо лица, уполномоченного собственником имущества должника. Существование данного правила обусловлено тем, что учредители или собственник должника могут предотвратить его банкротство путем предоставления должнику дополнительных средств или иными способами.
Для сравнения приведем интересный факт - по законодательству Испании должник может инициировать процедуру добровольного банкротства, обратившись с заявлением о вынесении решения в соответствующий суд. Если обязательства должника больше, чем стоимость его активов, то суд признает должника банкротом.
Основные последствия вынесения такого решения следующие:
- суд определяет дату, начиная с которой должник был или будет неспособен оплатить свои долги;
- все договоры, заключенные должником, и все действия по управлению активами, произведенные должником, после установленной судом даты являются ничтожными (эта ситуация в законодательстве носит название "обратная сила закона");
- управление компанией не может осуществляться прежними органами управления;
- суд назначает одного или нескольких административных управляющих, которые временно будут ответственны за управление активами должника.

2. Обязанность должника по подаче заявления о банкротстве

При определенных обстоятельствах руководитель должника - юридического лица или должник - индивидуальный предприниматель обязаны обратиться с заявлением должника в арбитражный суд (ст. 9 Закона о банкротстве 2002 г.):
- когда удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств в полном объеме перед другими кредиторами;
- когда органом должника, уполномоченным в соответствии с учредительными документами должника на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника (такое решение может быть принято только при наличии признаков неплатежеспособности или в предвидении банкротства. В противном случае оно может быть оспорено участниками (учредителями) юридического лица, возражавшими против принятия такого решения);
- когда органом, уполномоченным собственником имущества должника - унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника. Такое решение вправе принять Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование в лице уполномоченных им органов (ст. 295 ГК РФ);
- в иных случаях. К примеру, если стоимость имущества юридического лица недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, то юридическое лицо может быть ликвидировано только в порядке банкротства (ст. 65 ГК РФ); в данной ситуации обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника возлагается на ликвидационную комиссию (ликвидатора).
Во всех указанных случаях заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд не позднее одного месяца с момента возникновения соответствующих обстоятельств.

3. Ответственность руководителя предприятия-должника и индивидуального предпринимателя

Обязанность руководителя должника - юридического лица либо ликвидационной комиссии (ликвидатора) по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника обеспечивается привлечением указанных лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника перед его кредиторами, возникшим по истечении месячного срока со дня появления обстоятельств, которые признаются основаниями для обязательного обращения в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника (п. 1 ст. 10 Закона о банкротстве 2002 г.).
Руководитель должника, члены ликвидационной комиссии (ликвидатор) помимо этого могут быть лишены права занимать руководящие должности и (или) осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическими лицами (дисквалифицированы) на срок и в порядке, которые установлены федеральным законом.
Уголовная ответственность руководителя должника и индивидуального предпринимателя наступает в следующих случаях:
а) сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, передача имущества в иное владение, отчуждение или уничтожение имущества и др., если эти действия совершены указанными выше лицами при банкротстве или в предвидении банкротства и причинили крупный ущерб (ч. 1 ст. 195 УК РФ);
б) неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов заведомо в ущерб другим кредиторам, если эти действия причинили крупный ущерб (ч. 2 ст. 195 УК РФ);
в) преднамеренное или фиктивное банкротство (ст. 196, 197 УК РФ).
Руководитель должника или индивидуальный предприниматель, не выполнившие обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника, при определенных условиях могут стать субъектами и таких преступлений, как получение кредита или льготных условий кредитования путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии организации или индивидуального предпринимателя, если это деяние причинило крупный ущерб (ч. 1 ст. 176 УК РФ); злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в силу соответствующего судебного акта (ст. 177 УК РФ).

§ 3. Правовой статус кредиторов

В соответствии с гражданским законодательством кредитором признается лицо, в пользу которого должник обязан совершить определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги, - наделенное правом требовать от должника исполнения его обязанности (ст. 307 ГК РФ). Однако участниками процесса банкротства хозяйствующих субъектов могут быть только кредиторы по денежным обязательствам, являющиеся стороной в денежном обязательстве должника и обладающие имущественными (денежными) претензиями к потенциальному банкроту.
В качестве кредиторов по денежным обязательствам могут выступать российские и иностранные физические и юридические лица, а также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования (п. 1 ст. 2 ГК РФ).
Правом же на подачу заявления кредитора о признании должника банкротом обладают только лица, признаваемые в соответствии с Законом о банкротстве 2002 г. конкурсными кредиторами. Конкурсными кредиторами признаются кредиторы по денежным обязательствам, за исключением граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также учредителей (участников) должника - юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия (ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.).
В отличие от иных кредиторов конкурсные кредиторы наделены законодателем большим объемом правомочий. Это выражается, во-первых, в том, что только конкурсные кредиторы являются лицами, участвующими в деле о банкротстве (ст. 34 Закона о банкротстве 2002 г.); во-вторых, только конкурсные кредиторы имеют право обращаться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом (ст. 7); в-третьих, участниками собрания кредиторов с правом голоса являются только конкурсные кредиторы (ст. 12).
Анализ положений Закона о банкротстве 2002 г. позволяет классифицировать кредиторов по их статусу. Так, в зависимости от суммы требований, признанной обоснованной, можно выделить крупных и мелких кредиторов.
Следует согласиться с М.В. Телюкиной, что эта дифференциация "основывается на оценочных категориях. Крупными являются кредиторы, в силу объема своих требований имеющие возможность реально влиять на положение должника. Это, как правило, юридические лица. Такие кредиторы всегда более организованны и осведомлены, в том числе в экономических и правовых вопросах. Это дает им возможность принимать на собраниях кредиторов решения в свою пользу, подчас в ущерб интересам мелких кредиторов и самого должника. Мелкие же кредиторы, несмотря на свою численность, разобщены и неорганизованны, поэтому не могут в значительной степени воздействовать на положение дел"*(76).
Еще одним критерием классификации может служить обстоятельство: является или нет кредитор инициатором процесса банкротства. На этом основании различают кредиторов-заявителей и кредиторов, не инициирующих дело о несостоятельности.
Кроме того, в зависимости от порядка удовлетворения требований различают очередных и неочередных кредиторов. Требования очередных кредиторов удовлетворяются в порядке установленной Законом о банкротстве 2002 г. очередности (ст. 134). В свою очередь, неочередные кредиторы - это те, чьи требования удовлетворяются по возможности должника. Причем они делятся на внеочередных и послеочередных.
К первой группе (внеочередных) требований относятся:
- судебные издержки;
- выплаты арбитражным управляющим и реестродержателям;
- текущие расходы, связанные с функционированием должника;
- требования по обязательствам должника, возникшим после возбуждения производства по делу о банкротстве и до признания должника банкротом;
- задолженность по заработной плате, возникшая после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, по оплате труда работников должника, начисленная за период конкурсного производства, и т.д.
Ко второй группе (послеочередных) требований относятся требования, удовлетворяемые после погашения всех очередных требований. Послеочередными кредиторами являются учредители (участники) юридического лица, а также кредиторы третьей очереди, заявившие свои требования после закрытия реестра требований кредиторов.
Интересен тот факт, что в соответствии с Законом Украины от 30 июня 19992 г. "О восстановлении платежеспособности должника при признании его банкротом" (новая редакция Закона Украины "О банкротстве") можно выделить шесть видов кредиторов:
а) инициирующие;
б) вынужденные;
в) залоговые;
г) текущей задолженности;
д) приоритетные (привилегированные);
е) реестровые.
В частности, к числу вынужденных относятся те кредиторы, которые обращаются в суд после публикации в официальном печатном органе объявления о возбуждении дела о банкротстве либо признании должника банкротом и открытии ликвидационной процедуры. Реестровыми признаются кредиторы, чьи требования включены в реестр и признаны (утверждены) хозяйственным судом. Только такие кредиторы обладают правом участия в процедуре банкротства непосредственно или опосредованно (через собрание (комитет) кредиторов). С точки зрения сравнительно-правового исследования по отношению к российскому законодательству представляет интерес правовой статус привилегированных кредиторов. К ним относят тех кредиторов, чьи требования не нуждаются в признании судом и погашаются в течение всей процедуры банкротства. Такие кредиторы могут обращаться в суд с требованиями о признании их кредиторами (в этом случае они пользуются правами реестровых кредиторов). Если эти кредиторы не обращаются в суд о признании их таковыми, то требования их в отличие от требований других кредиторов не считаются погашенными. Иными словами, погашение требований привилегированных кредиторов осуществляется независимо от признания их таковыми судом.
Российский Закон о банкротстве 2002 г., как и Закон о банкротстве 1998 г., не сохранил прежнего понятия привилегированных кредиторов, содержавшегося в ранее действовавшем Законе о банкротстве 1992 г., в соответствии с которым привилегированными признавались кредиторы первых трех очередей. Основным преимуществом кредиторов данной категории была невозможность опровержения сделок с их участием, даже если эта сделка была направлена на нарушение прав других кредиторов, даже если действия сторон были умышленными.
В случае неисполнения обязанности по уплате обязательных платежей новый Закон о банкротстве 2002 г. называет кредиторами налоговые и иные уполномоченные органы (в частности, Пенсионный фонд РФ, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, Государственный фонд занятости населения РФ и т.д.). Однако данные органы в этом случае выступают как субъекты публично-правовых отношений, реализующие свои властные функции, а не как кредиторы в собственном смысле этого слова.

1. Заявление кредитора

Заявление кредитора должно соответствовать общим требованиям, предъявляемым законодателем к заявлению должника. Право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора по истечении 30 дней с даты направления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии должнику. Право на обращение в арбитражный суд возникает у уполномоченного органа по истечении 30 дней с даты принятия решения налогового (таможенного) органа о взыскании задолженности за счет имущества должника.
В заявлении кредитора должны содержаться следующие сведения:
- наименование арбитражного суда, в который подается заявление кредитора;
- наименование и почтовые адреса должника и кредитора;
- размер требований кредитора к должнику с указанием размера подлежащих уплате процентов и неустоек (штрафов, пени) и т.д.
Кроме того, кредитор обязан указать иные сведения, которые характерны только для заявления кредитора, в частности, доказательства обоснованности требований кредитора, в том числе вступившее в законную силу решение суда, доказательства, подтверждающие признание указанных требований должником.
Следует обратить внимание, что конкурсный кредитор в своем заявлении вправе указать профессиональные требования к кандидатуре временного управляющего.
Кроме того, кредитор-заявитель должен иметь требования, подтвержденные судебным решением. Иными словами, заявление не может быть принято арбитражным судом, пока заявитель не докажет, что он предварительно предъявлял исковое требование к должнику, получил соответствующее решение суда и не смог его исполнить.
Заявление кредитора может быть основано на объединенной задолженности по различным основаниям. Кредиторы вправе объединить свои требования к должнику и обратиться в арбитражный суд с одним заявлением. Такое заявление подписывается всеми кредиторами, объединившими свои требования (п. 5 ст. 39 Закона о банкротстве 2002 г.).
В соответствии с положениями Закона о банкротстве 2002 г. (ст. 39) кредитор обязан также приложить к заявлению документы, подтверждающие размер задолженности по обязательствам. Такими документами (при наличии исполнительных документов) являются, в частности, постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства, о возвращении исполнительного документа взыскателю, об окончании исполнительного производства (п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 6 августа 1999 г. N 43 "Вопросы применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в судебной практике")*(77)
О принятии заявления кредитора или иного субъекта о признании должника банкротом суд прежде всего информирует должника, у которого возникает право направить отзыв на это заявление (п. 1 ст. 47 Закона о банкротстве 2002 г.). Отзыв должен быть направлен в течение 10 дней со дня получения определения о принятии заявления о банкротстве должника. Вместе с тем отсутствие отзыва должника не препятствует рассмотрению дела о банкротстве (п. 3 ст. 47 Закона о банкротстве 2002 г.).
Отзыв должен быть направлен заявителю, иным лицам, участвующим в деле о банкротстве, а также в арбитражный суд. В отзыве должны быть отражены сведения, содержащиеся в ст. 131 АПК РФ, а также в ст. 47 Закона о банкротстве 2002 г. К числу последних относятся:
- возражения по требованиям заявителя, имеющиеся у должника;
- сведения об общей сумме задолженности должника по обязательствам перед кредиторами, оплате труда работников должника, обязательным платежам;
- сведения об имеющемся у должника имуществе, в том числе о денежных средствах, находящихся на счетах в банках и иных кредитных организациях;
- доказательства удовлетворения требований заявителя в случае их признания должником;
- иные сведения.
Интересен тот факт, что в законодательстве ряда стран Западной Европы (к примеру, в Великобритании) закреплены положения, касающиеся классификации заявлений кредиторов в зависимости от их степени срочности.
Во-первых, заявления могут быть настолько срочными, что суду необходимо принять решение еще до того, как заявление может быть рассмотрено в обычном порядке, т.е. до того момента, как другая сторона по делу сможет представить возражения по заявлению или даже получит уведомление о нем.
Во-вторых, они могут быть срочными, но не настолько, чтобы нельзя было соблюсти обычный порядок рассмотрения дела (между тем именно таким заявлением предоставляется приоритет в очередности судебных слушаний). Примером подобного рода дел является рассмотрение обоснованности заявления о признании должника банкротом или наличия прав на продажу имущества.
В-третьих, заявления могут не иметь особой срочности, хотя и должны быть рассмотрены без лишнего промедления (в частности, требования кредиторов, подаваемые для целей получения выплат)*(78) .
Заявление уполномоченного органа должно соответствовать требованиям, предусмотренным для заявления кредитора. Вместе с тем к заявлению уполномоченного органа должно быть приложено решение налогового или таможенного органа о взыскании задолженности за счет имущества должника, а также сведения о задолженности по данным уполномоченного органа (ст. 41 Закона о банкротстве 2002 г.). Кроме того, законодатель наделяет уполномоченные органы правом участвовать в судебных заседаниях по рассмотрению обоснованности требований по обязательным платежам и оснований для включения этих требований в реестр требований кредиторов.

2. Собрание кредиторов

С момента принятия к производству арбитражным судом заявления о банкротстве должника кредиторы не вправе обращаться к должнику с исками, вытекающими из конкретных обязательств. Кредитор в рамках дела о банкротстве должен заявить арбитражному управляющему о том, чтобы его требования были включены в реестр требований кредиторов и в случае признания должника банкротом были удовлетворены в порядке установленной очередности. Кредиторы не вправе осуществлять и иные действия, направленные на удовлетворение их требований по конкретным обязательствам. Для представления и защиты интересов кредиторов созывается собрание кредиторов и создается комитет кредиторов.
Собрание кредиторов - это специальный орган, представляющий интересы кредиторов во взаимоотношениях с должником (ст. 12 Закона о банкротстве 2002 г.).
Участниками собрания кредиторов с правом голоса являются конкурсные кредиторы и уполномоченные органы.
Число голосов, которыми обладает каждый из конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, определяется пропорционально их требованиям по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов. В сумму требований при определении числа голосов не включаются неустойки (штрафы, пени), финансовые (экономические) санкции, в том числе установленные решениями судов (п. 3 ст. 12 Закона о банкротстве 2002 г.)*(79).
Участниками собрания кредиторов без права голоса являются представитель работников должника, представитель учредителей (участников) должника, представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия, которые вправе выступать по вопросам повестки дня собрания кредиторов. При рассмотрении дела о банкротстве градообразующей организации лицом, участвующим в деле, признается соответствующий орган местного самоуправления. Для участия в собрании кредиторов без права голоса могут быть привлечены также федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации (ст. 170 Закона о банкротстве 2002 г.). Случаи, когда указанные органы могут быть привлечены к участию в деле, законом не определены. Необходимость привлечения к участию в деле таких лиц определяется по усмотрению арбитражного суда с учетом конкретных обстоятельств дела и мнения сторон.
Правом созыва собрания кредиторов обладают:
- арбитражный управляющий;
- комитет кредиторов;
- конкурсные кредиторы и (или) уполномоченные органы, права требования которых по денежным обязательствам и (или) обязательным платежам составляют не менее чем 10% от общей суммы требований кредиторов, внесенных в реестр требований кредиторов;
- 1/3 от общего числа конкурсных кредиторов и уполномоченных органов независимо от размера их требований к должнику.
Организация и проведение собрания кредиторов возложены на арбитражного управляющего. В рамках организационных мероприятий арбитражный управляющий уведомляет кредиторов о дате и месте собрания кредиторов, готовит необходимые материалы и знакомит с ними участников собрания, реализует решения собраний кредиторов и т.д.
В соответствии с положениями Закона о банкротстве 2002 г. к компетенции собрания кредиторов отнесены важнейшие вопросы, возникающие в процессе банкротства. В частности, собрание кредиторов принимает решения о целесообразности введения внешнего управления имуществом должника, о заключении мирового соглашения, о порядке оценки имущества должника, об избрании членов комитета кредиторов и т.д.
Собрание кредиторов считается правомочным, если на нем присутствовали конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, включенные в реестр требований кредиторов и обладающие более чем половиной голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, включенных в реестр требований кредиторов (п. 4 ст. 12 Закона о банкротстве 2002 г.).
На практике достаточно часто данное положение нарушается, что впоследствии может привести к признанию собрания кредиторов неправомочным.
Это можно проиллюстрировать следующим примером из судебно-арбитражной практики.
По одному из дел арбитражный суд признал неправомочным собрание кредиторов должника ООО "Радиал Ко". При этом суд исходил из того, что при его проведении были нарушены требования ст. 12 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", согласно которым принятие решения о введении определенной процедуры банкротства в отношении должника относится к компетенции собрания кредиторов. Как следует из материалов дела, в суд было представлено решение первого собрания кредиторов ООО "Радиал Ко" о введении в отношении должника внешнего управления. В соответствии с п. 2 ст. 14 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" решение о введении и продлении внешнего управления либо об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства принимается большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов. Конкурсный кредитор (п. 3 ст. 12 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)") обладает на собрании кредиторов числом голосов, пропорциональным сумме требований конкурсного кредитора, установленных на дату проведения собрания кредиторов. Из материалов дела усматривается, что в собрании кредиторов участвовало два кредитора: ЗАО "ПСА - "Лефортово" и ООО "Херманн Руссия", обладающие в совокупности 45% голосов. На основании вышеизложенного арбитражный суд отменил решение собрания кредиторов ООО "Радиал Ко"*(80).
По общему правилу решения собрания кредиторов по вопросам, поставленным на голосование, принимаются большинством голосов от числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, присутствующих на собрании кредиторов (п. 1 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г.).
Но для ряда решений, предусмотренных п. 2 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г., установлено, что они принимаются большинством голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. На практике порой достаточно сложно обеспечить созыв собрания, на котором бы присутствовали конкурсные кредиторы, имеющие большинство голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. Поэтому Закон о банкротстве 2002 г. предусматривает, что если на первом собрании кредиторов нет необходимого для принятия решения числа голосов, то созывается повторное собрание кредиторов. Оно правомочно принимать решения, указанные в п. 2 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г., если за них проголосовали конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, число голосов которых составило более чем 30% общего числа голосов, при условии, что о времени и месте проведения собрания конкурсные кредиторы и уполномоченные органы были надлежащим образом уведомлены (п. 3 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г.).

3. Комитет кредиторов

Комитет кредиторов создается, во-первых, с целью представления интересов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, во-вторых, с целью осуществления контроля за действиями арбитражного управляющего, в-третьих, с целью реализации иных полномочий, предоставленных собранием кредиторов.
Решения об избрании членов комитета кредиторов и определении их количественного состава принимает собрание кредиторов. Комитет кредиторов создается в обязательном порядке, если количество конкурсных кредиторов более 50. Комитет кредиторов избирается на период проведения наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства, поэтому, как правило, срок полномочий комитета кредиторов совпадает с периодом проведения соответствующих процедур*(81). Однако допускается и досрочное прекращение полномочий комитета кредиторов по решению собрания кредиторов. При такой ситуации переизбранию подлежит весь состав членов комитета кредиторов в целом: не может быть принято решение о переизбрании в отношении отдельных членов комитета кредиторов.
Членами комитета кредиторов могут быть избраны исключительно представители конкурсных кредиторов и уполномоченных органов. Число членов комитета кредиторов определяется собранием кредиторов, но во всяком случае оно не должно быть менее чем три человека и более чем 11 человек (п. 4 ст. 17 Закона о банкротстве 2002 г.).
Особенностью комитета кредиторов является то, что он избирается по правилам кумулятивного голосования: каждый из конкурсных кредиторов и уполномоченных органов голосует по списку всех кандидатур, предложенных в комитет кредиторов, он может отдать все свои голоса за одну или несколько кандидатур или распределить их по всем кандидатурам. В результате подсчета голосов в состав комитета кредиторов включаются те из кандидатур, которые наберут наибольшее количество голосов (п. 2 ст. 18 Закона о банкротстве 2002 г.).
Комитет кредиторов для осуществления возложенных на него функций вправе:
- требовать от арбитражного управляющего или руководителя должника предоставления информации о финансовом состоянии должника и ходе внешнего управления;
- принимать решения об обращении к собранию кредиторов с рекомендацией об отстранении арбитражного управляющего от исполнения его обязанностей и др.;
- обжаловать в арбитражный суд действия арбитражного управляющего.
Решения комитета кредиторов принимаются большинством голосов от общего числа членов комитета кредиторов.
Из Закона о банкротстве 2002 г. не вытекает, что решения комитета кредиторов должны приниматься только непосредственно на его заседании. Представляется, что голосование по тем или иным вопросам может проводиться и путем письменного, телефонного и другого опроса членов комитета кредиторов.

§ 4. Арбитражный управляющий

1. Общие положения

При осуществлении всех процедур банкротства одним из главных действующих лиц является временный, административный, внешний и конкурсный управляющие, которые объединяются понятием арбитражного управляющего. Арбитражный управляющий - это особый субъект, от деятельности которого зависит в конечном итоге судьба должника.
Данное лицо должно беспристрастно влиять на процесс банкротства в интересах как должника, так и кредиторов. Данное положение обеспечивается путем закрепления на законодательном уровне ряда требований, предъявляемых к кандидатуре арбитражного управляющего Законом о банкротстве 2002 г. и иными нормативными актами, в частности постановлением Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. N 586 "О требованиях к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации", постановлением Правительства РФ от 9 июля 2003 г. N 414 "Об утверждении Правил проведения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего" (с изменениями и дополнениями) и др.
Арбитражным управляющим по законодательству РФ может выступать только физическое лицо, утверждаемое арбитражным судом для осуществления установленных законом полномочий в целях реализации различных процедур банкротства: наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства (ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.).
Требования, предъявляемые к кандидатуре арбитражного управляющего, условно можно разделить на две группы: требования, наличие которых необходимо для утверждения лица в качестве арбитражного управляющего (позитивные), и требования, которые препятствуют утверждению данного лица в качестве арбитражного управляющего (негативные).
К числу позитивных требований следует отнести: гражданство РФ, высшее образование, регистрация в качестве индивидуального предпринимателя, стаж руководящей работы не менее чем два года в совокупности, наличие специальных знаний, подтвержденных сдачей теоретического экзамена по программе подготовки арбитражных управляющих, членство в одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, стажировка в качестве помощника арбитражного управляющего сроком не менее шести месяцев.
Если требование о принадлежности к гражданству РФ является новеллой действующего Закона о банкротстве 2002 г., то регистрация арбитражного управляющего в качестве индивидуального предпринимателя предусматривалась ранее положениями Закона о банкротстве 1998 г. Это означает, что деятельность гражданина в качестве арбитражного управляющего признается индивидуальной предпринимательской деятельностью. Более того, при осуществлении своих функций арбитражный управляющий не вступает в трудовые отношения ни с должником, ни с арбитражным судом, хотя последний и утверждает его в качестве арбитражного управляющего.
Применительно к рассматриваемому вопросу следует обратить внимание на определение понятия руководящая работа.
В соответствии с положениями Закона о банкротстве 2002 г. руководящей признается работа в качестве руководителя юридического лица или его заместителя, а также деятельность в качестве арбитражного управляющего при условии исполнения обязанностей должника, за исключением случаев проведения процедур банкротства по отношению к отсутствующему должнику. В этом случае к арбитражному управляющему применяются все меры ответственности, установленные законодательством для руководителя такого должника (п. 4, 5 ст. 20 Закона о банкротстве 2002 г.).
Одним из обязательных требований, предъявляемых к кандидатуре арбитражного управляющего, является наличие специальных знаний, подтвержденных сдачей теоретического экзамена по единой программе подготовки арбитражных управляющих. Правила подготовки и проведения такого экзамена утверждены постановлением Правительства РФ от 28 мая 2003 г. N 308 (с изменениями и дополнениями). В нем определено, что Министерство юстиции РФ утверждает программу подготовки арбитражных управляющих на условиях равного представительства Министерства юстиции и образовательного учреждения, проводившего подготовку арбитражных управляющих, формирует комиссию по приему экзамена, определяет дату, место и порядок проведения экзамена, порядок выдачи свидетельства о сдаче экзамена и т.д. Успешно сдавшим теоретический экзамен считается лицо, ответы которого минимум на 80% вопросов экзаменационного билета комиссия оценила как правильные.
К числу позитивных требований следует отнести также необходимость прохождения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего в течение не менее шести месяцев. Правила проведения стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего определяют требования к помощнику арбитражного управляющего, основания отказа в прохождении стажировки, порядок привлечения помощника к деятельности управляющего (присутствие помощника на заседаниях арбитражного суда, выявление кредиторов должника, ведение реестра требований кредиторов, организация и проведение собраний кредиторов, принятие мер по взысканию задолженности перед должником, подготовка отчетов арбитражного управляющего и т.д.), порядок выдачи и учета свидетельств о прохождении стажировки и др.
Закон о банкротстве 2002 г. не содержит требования обязательной регистрации арбитражного управляющего в одном из арбитражных судов. Кроме того, в настоящее время не требуется получения лицензии для ведения деятельности арбитражного управляющего. Следует заметить, что ранее лицензирование осуществлялось в соответствии с Положением о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих, утвержденным постановлением Правительства РФ от 25 декабря 1998 г. N 1544. С момента вступления в силу Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" деятельность в качестве арбитражного управляющего не включена в перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию.
Интересен тот факт, что по законодательству ряда стран СНГ, к примеру Украины, наличие лицензии является обязательным условием при назначении физического лица арбитражным управляющим, за исключением распорядителя имущества крестьянского хозяйства, управляющего санацией руководителя должника, ликвидатора при банкротстве должника, ликвидируемого собственником*(82). Лишение в установленном порядке лицензии является основанием для отстранения хозяйственным судом арбитражного управляющего от исполнения им своих обязанностей по делу о банкротстве.
Новеллой российского Закона о банкротстве 2002 г. является положение, согласно которому конкурсный кредитор или уполномоченный орган вправе предусмотреть дополнительные требования к кандидатуре арбитражного управляющего:
- наличие высшего юридического, экономического или профильного образования (по специальности, соответствующей сфере деятельности должника);
- наличие определенного стажа работы в соответствующей сфере экономики;
- наличие определенного количества проведенных процедур.
Исходя из специфики правового статуса отдельных категорий должников, также на законодательном уровне предусмотрены дополнительные требования к кандидатуре арбитражного управляющего. Так, постановлением Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. N 586 установлен Перечень требований к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия или организации. К числу таких требований законодатель относит:
- наличие стажа работы в оборонно-промышленном комплексе не менее пяти лет (из них не менее одного года стажа руководящей работы);
- участие в качестве арбитражного управляющего не менее чем в двух делах о банкротстве (за исключением дел о банкротстве отсутствующего должника) при условии, что в течение последних трех лет кандидат не отстранялся от осуществления обязанностей арбитражного управляющего;
- наличие высшего юридического или экономического образования либо высшего образования по специальности, соответствующей сфере деятельности должника.
Дополнительные требования установлены также в отношении арбитражного управляющего при банкротстве кредитной организации. Помимо общих положений арбитражный управляющий должен соответствовать квалификационным требованиям, изложенным в Положении ЦБ РФ от 6 сентября 2001 г. N 2929 "О порядке аттестации Банком России арбитражных управляющих (ликвидаторов) кредитных организаций". Это в частности, следующие требования: отсутствие в Банке России информации о нарушении данным лицом банковского законодательства и законодательства о несостоятельности (банкротстве), наличие специальных знаний, приобретенных в образовательном учреждении, аккредитованном Банком России, по программам подготовки руководителей временной администрации по управлению кредитной организацией и т.д.
Негативными для кандидатуры арбитражного управляющего являются следующие основания:
- заинтересованность в отношении должника или кредиторов;
- процедура банкротства, введенная в отношении арбитражного управляющего как индивидуального предпринимателя (арбитражный управляющий как индивидуальный предприниматель сам может быть признан несостоятельным (банкротом) в порядке и на условиях, закрепленных действующим законодательством);
- неполное возмещение убытков, причиненных лицом при исполнении обязанностей арбитражного управляющего;
- дисквалификация (административное ограничение на осуществление деятельности по управлению делами и (или) имуществом других лиц);
- судимость за преступления в сфере экономики, а также за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие;
- отсутствие заключенного договора страхования ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве.
Критерии заинтересованности установлены ст. 19 Закона о банкротстве 2002 г. При этом заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются:
- юридическое лицо, являющееся основным или дочерним;
- руководитель должника;
- члены совета директоров (наблюдательного совета) должника;
- члены коллегиального исполнительного органа;
- главный бухгалтер;
- бухгалтер;
- лица, находящиеся с указанными выше категориями в родственных отношениях (супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линиям, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, сестры и братья супруга).
Так, по одному из дел истец ОАО "Екатеринбургский муниципальный банк" просил признать недействительным договор о продаже имущества с торгов, заключенный между ОАО "Молочный комбинат "Свердловский" и ГУ "Фонд имущества Свердловской области", и применить последствия недействительности сделки, основываясь на том, что специализированная организация, проводящая торги, была заинтересована в их результатах.
В соответствии с п. 1 ст. 111 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" после проведения инвентаризации и оценки имущества должника внешний управляющий приступает к продаже этого имущества на открытых торгах, если собранием или комитетом кредиторов не установлен иной порядок продажи имущества должника. В силу п. 6 ст. 110 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" внешний управляющий может выступить в качестве организатора торгов либо поручить проведение торгов специализированной организации на основании договора.
Суд отказал в удовлетворении иска, поскольку специализированная организация к числу заинтересованных лиц законом не отнесена.
Закон о банкротстве 2002 г. устанавливает, что обязательной формой финансового обеспечения деятельности арбитражного управляющего признается договор страхования ответственности, который должен быть заключен на срок не менее чем один год с его обязательным последующим возобновлением на тот же срок. При этом минимальная сумма финансового обеспечения не может быть менее чем 3 млн руб. в год. Предусматривается также дополнительное страхование ответственности арбитражного управляющего на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, в размере, зависящем от балансовой стоимости активов должника (п. 8 ст. 20 Закона о банкротстве 2002 г.).

2. Саморегулируемые организации арбитражных управляющих

Основными принципами деятельности арбитражного управляющего являются независимость, объективность и беспристрастность.
Своеобразным гарантом профессиональной этики являются ассоциации (профессиональные) арбитражных управляющих, которые в Законе о банкротстве 2002 г. именуются саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих (ст. 21). Как показывает международная практика, в некоторых зарубежных странах большинство арбитражных управляющих объединены в партнерства, насчитывающие от 2 до 50 партнеров, делящих между собой доходы, расходы и людские ресурсы. В некоторых случаях такие партнерства входят в более крупные объединения, к примеру ведущие аудиторские и консалтинговые фирмы*(83).
По данным Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству*(84), на начало 2004 г. было зарегистрировано более 40 саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. В настоящее время сохраняется тенденция к увеличению их количества.
Правовое регулирование деятельности саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (далее - СРО) является новеллой Закона о банкротстве 2002 г. Правовой статус данная организация приобретает с момента включения сведений о ней в единый государственный реестр саморегулируемых организаций.
Порядок ведения реестра СРО регламентирован Положением о порядке ведения единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, которое утверждено приказом Министерства юстиции РФ от 30 декабря 2004 г. N 202.
Закон о банкротстве 2002 г. (п. 2 ст. 21) устанавливает ряд условий для включения некоммерческой организации (по своей организационно-правовой форме СРО являются некоммерческими организациями) в единый государственный реестр:
- наличие не менее чем 100 членов, каждый из которых соответствует требованиям, предъявляемым законом к арбитражным управляющим;
- участие ее членов не менее чем в 100 процедурах банкротства (в совокупности), учитывая и незавершенные;
- наличие компенсационного фонда или имущества у общества взаимного страхования, формируемых за счет денежных средств в размере не менее чем 50 тыс. руб. на каждого члена.
Функции саморегулируемой организации в отношении ее членов весьма разнообразны. Это как защита прав и законных интересов ее членов, повышение уровня профессиональной подготовки арбитражных управляющих, так и применение к ним мер ответственности за нарушение правил профессиональной деятельности.
Одной из важнейших функций СРО является отбор кандидатур из своих членов, которые представляются арбитражным судам для утверждения в качестве арбитражного управляющего.
Правовая регламентация утверждения арбитражного управляющего в настоящее время существенно изменилась. По мнению М.В. Телюкиной, "Закон 1998 г. ставил решение этого вопроса в зависимость от воли кредиторов, определяя способы выдвижения, обсуждения кандидатуры, представления ее арбитражному суду. Закон 2002 г. лишил кредиторов возможности повлиять на назначение конкретной кандидатуры, передав соответствующие возможности саморегулируемым организациям арбитражных управляющих"*(85).
Заметим, что арбитражный суд, принимая заявление о признании должника банкротом, выносит определение, в котором указывается саморегулируемая организация, из числа членов которой впоследствии и будет утвержден арбитражный управляющий.
После получения запроса СРО составляет список своих членов, изъявивших желание быть утвержденными в качестве арбитражного управляющего и удовлетворяющих в наибольшей степени требованиям к такой кандидатуре, содержащимся в данном запросе. В список включаются три кандидата, расположенные в порядке уменьшения их соответствия обозначенным требованиям, а при равном соответствии этим требованиям - с учетом их профессиональных качеств. Не позднее пяти дней с даты получения такого запроса СРО направляет список кандидатур в арбитражный суд, заявителю (собранию кредиторов или представителю собрания кредиторов) и должнику. Должник и заявитель (представитель собрания кредиторов) вправе отвести по одной кандидатуре арбитражных управляющих, оставшаяся кандидатура утверждается арбитражным судом. Если стороны не воспользовались правом отвода, то арбитражный суд самостоятельно утверждает кандидатуру, занимающую более высокую позицию в списке представленных кандидатур (ст. 45 Закона о банкротстве 2002 г.).
Следует заметить, что при наличии отвода кандидатура не может быть утверждена. Отводы заявляются в процессе судебного заседания при рассмотрении вопроса об утверждении управляющего; об отводах должно быть указано в протоколе судебного заседания.
Определенный научный и практический интерес представляет структура управления СРО, отличающаяся следующими особенностями:
- наряду с исполнительным органом образуется постоянно действующий коллегиальный орган управления в составе не менее чем семь человек;
- не более 25% членов данного коллегиального органа управления должны составлять лица, не являющиеся членами СРО;
- в состав органов управления не могут входить государственные и муниципальные служащие.
Помимо вышеназванных органов управления в составе СРО формируются следующие структурные подразделения:
- по контролю за деятельностью членов в качестве арбитражных управляющих;
- по рассмотрению дел о наложении на членов СРО мер ответственности;
- по отбору кандидатур своих членов для их представления арбитражным судам с целью последующего утверждения.
Заметим, что основания и порядок проведения СРО проверки деятельности своих членов указаны в Правилах, утвержденных постановлением Правительства РФ от 25 июня 2003 г. N 366 "Об утверждении Правил проведения саморегулируемой организацией арбитражных управляющих проверки деятельности своих членов".

3. Права и обязанности арбитражного управляющего

Для осуществления своих функций арбитражный управляющий наделен достаточно широким кругом прав и обязанностей.
Он, в частности, имеет право:
- обращаться в арбитражный суд в случаях, предусмотренных Законом о банкротстве 2002 г.;
- привлекать на договорной основе экспертов, независимого оценщика и иных лиц с оплатой их деятельности из средств должника;
- созывать собрание и комитет кредиторов;
- получать вознаграждение и др.
Так, Законом о банкротстве 2002 г. определено право арбитражного управляющего на вознаграждение за выполнение им своих полномочий. Следует признать, что право на вознаграждение было предусмотрено и ранее действовавшими законами о банкротстве, однако Закон о банкротстве 1992 г. не закреплял при этом ни порядок выплат, ни порядок установления минимального и максимального размеров вознаграждения арбитражного управляющего.
В соответствии с действующим законодательством (ст. 26 Закона о банкротстве 2002 г.) вознаграждение арбитражного управляющего за каждый месяц осуществления им своих полномочий устанавливается в размере, определяемом кредитором (собранием кредиторов) и утверждаемом арбитражным судом, и должно составлять не менее чем 10 тыс. руб.
Вознаграждение арбитражного управляющего является его правом. Поскольку деятельность арбитражного управляющего признается Законом о банкротстве 2002 г. индивидуальной предпринимательской деятельностью, арбитражный управляющий не вступает в трудовые отношения ни с должником, ни с арбитражным судом, следовательно, он имеет право получать за выполнение своих функций вознаграждение, а не заработную плату*(86).
Что касается дополнительного вознаграждения, то оно устанавливается по результатам деятельности арбитражного управляющего конкурсными кредиторами (собранием кредиторов) или уполномоченным органом.
Следует заметить, что Закон о банкротстве 1998 г. в качестве дополнительной гарантии деятельности арбитражного управляющего рассматривал его право на заключение договора со специализированным фондом при государственном органе по финансовому оздоровлению и банкротству. За счет средств данного фонда гарантировалось получение арбитражным управляющим минимального вознаграждения. Однако этот фонд так и не был создан. Закон о банкротстве 2002 г. положения о данном фонде не содержит.
К числу обязанностей арбитражного управляющего Закон о банкротстве 2002 г. относит, в частности:
- принятие мер по защите должника;
- анализ финансовой, хозяйственной, инвестиционной деятельности должника, его положения на товарном рынке (такой анализ необходим при осуществлении всех процедур банкротства);
- рассмотрение заявленных требований кредиторов;
- ведение реестра требований кредиторов, внесение в него записей и исключение записей;
- сохранение конфиденциальности сведений, охраняемых законодательством;
- осуществление иных функций.
Так, одной из важных обязанностей арбитражного управляющего с точки зрения защиты прав и законных интересов должника и кредиторов является ведение реестра требований кредиторов. В реестре должны содержаться сведения о каждом кредиторе, размере его требований по денежным обязательствам и обязательным платежам, а также об очередности удовлетворения каждого требования. От полноты, точности и объективности данных сведений зависят два важных обстоятельства: во-первых, определение участников собрания кредиторов, во-вторых, порядок и очередность удовлетворения требований кредиторов.

4. Ответственность арбитражного управляющего

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим своих обязанностей Закон о банкротстве 2002 г. устанавливает для него различные правовые последствия в зависимости от наличия или отсутствия убытков, причиненных его действиями или бездействием, у должника или кредиторов.
Контрольными функциями за деятельностью арбитражного управляющего обладают собрание (комитет) кредиторов, арбитражный суд, саморегулируемая организация арбитражных управляющих. Все эти органы могут изучать его деятельность и делать выводы об исполнении управляющим своих обязанностей. В случае выявления нарушений законодательства, неэффективной деятельности или неисполнения управляющим обязанностей каждый из вышеназванных органов может по-своему на него воздействовать. Отсутствие убытков при ненадлежащем исполнении обязанностей арбитражным управляющим влечет за собой его отстранение от управления должником.
Так, арбитражный суд может отстранить временного управляющего от исполнения обязанностей:
- в связи с удовлетворением жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение управляющим своих обязанностей при условии, что такое недобросовестное исполнение нарушило права или законные интересы заявителя, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника или его кредиторов;
- в случае выявления обстоятельств, которые препятствовали утверждению лица управляющим и др. (п. 3 ст. 65 Закона о банкротстве 2002 г.).
Общие основания для отстранения арбитражного управляющего содержатся в ст. 25 Закона о банкротстве 2002 г. Законодатель говорит о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей, предусмотренных для арбитражного управляющего, во-первых, правилами, утвержденными Правительством РФ, и, во-вторых, правилами, утвержденными СРО, членом которой является управляющий.
При нарушении правил, установленных постановлениями Правительства РФ, арбитражный управляющий отстраняется определением суда, но отмена этого определения в силу абз. 2 п. 1 ст. 25 Закона о банкротстве 2002 г. влечет восстановление арбитражного управляющего в рамках той процедуры банкротства, в которой он был отстранен от профессиональной деятельности.
При нарушении правил, установленных СРО, арбитражный управляющий может быть исключен из нее, что влечет отстранение его судом от исполнения обязанностей, причем ни отмена, ни признание недействительным решения об исключении управляющего из организации не влекут его восстановления в процедуре банкротства.
Наличие убытков у должника или кредиторов, вызванных действиями арбитражного управляющего, может повлечь гражданско-правовую ответственность.
Поскольку арбитражный управляющий является частным предпринимателем, иными словами, лицом, на свой риск осуществляющим предпринимательскую деятельность, все убытки возмещаются им в полном объеме из своих собственных средств.
Потребовать возмещения убытков могут как кредиторы, так и должник. Как показывает практика, возникают проблемы, связанные с ответом на вопрос о том, кто от имени должника может предъявлять требования. По мнению отдельных авторов*(87), в качестве заявителя в течение процедур наблюдения и финансового оздоровления может выступать руководитель юридического лица - должника, но во время внешнего управления и конкурсного производства руководитель должника отстраняется от управления, его функции исполняет арбитражный управляющий. В связи с данной проблемой предлагается в законодательстве о банкротстве специально указать, что в течение внешнего управления и конкурсного производства заявлять требования к управляющему, связанные с причинением им убытков должнику, может любой отстраненный руководитель должника либо любой иной руководитель (участник) юридического лица - должника.
Анализ действующего законодательства о банкротстве позволяет говорить об особенностях применения мер ответственности в отношении арбитражного управляющего.
По мнению ряда авторов*(88), отсутствие договорных отношений с арбитражным управляющим ограничивает сферу применения гражданско-правовой ответственности не только по форме, но и по видам. Между арбитражным управляющим и должником нет договорных обязательств. Следовательно, не существует правовых оснований к применению иных мер гражданско-правовой ответственности в отношении арбитражных управляющих, кроме возмещения убытков. В результате регулирование применения ответственности осуществляется только Законом о банкротстве 2002 г. и в рамках ст. 1084-1094 ГК РФ.
Поскольку гражданско-правовая ответственность арбитражного управляющего отличается определенной спецификой, это обстоятельство требует обязательного применения дополнительного страхования ответственности арбитражного управляющего и субсидиарной ответственности СРО. Действующий Закон о банкротстве 2002 г. (п. 2 ст. 21) закрепляет лишь общую норму о возможности обращения взыскания на средства компенсационного фонда СРО и не конкретизирует при этом порядок обращения взыскания. Вместе с тем закон закрепляет положение, согласно которому возникновение обязательств должно быть связано с осуществлением арбитражным управляющим его профессиональной деятельности.
Отметим, что к арбитражному управляющему применяются также общие положения об ответственности органа юридического лица, выступающего в силу закона добросовестно и разумно в интересах самого юридического лица. При нарушении этих требований на управляющего также может быть возложена обязанность по возмещению причиненных юридическому лицу убытков за счет своего личного имущества.
Уголовная ответственность арбитражного управляющего как специального субъекта может наступить при совершении им преступлений по общим основаниям, предусмотренным в соответствующих разделах уголовного законодательства. Это прежде всего преступления в сфере экономической деятельности, а также преступления против интересов службы в коммерческих организациях (гл. 22, 23 УК РФ). Однако, как отмечает В.В. Голубев, "в практике российского общества независимых экспертов и антикризисных управляющих пока не было установленных судом фактов совершения арбитражными управляющими уголовных преступлений либо фактов взыскания с них нанесенного ущерба"*(89). Но это в большей степени говорит не о том, что управляющие действуют без нарушений, а о недостаточной проработанности соответствующих положений законодательства о банкротстве.

§ 5. Роль арбитражного суда в делах о несостоятельности

Дела о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц и граждан, в том числе зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, рассматриваются арбитражным судом (ст. 6, 32 Закона о банкротстве 2002 г.).
Более того, подведомственность арбитражным судам дел о несостоятельности носит исключительный характер: дела о банкротстве не могут передаваться на рассмотрение третейских судов.
Анализируя положение арбитражного суда в конкурсном процессе, следует признать, что суд в соответствии с действующим законодательством наделен реальными возможностями для достижения целей и задач процесса о несостоятельности, главной из которых является защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве (ст. 2 АПК РФ).
Законодатель наделяет суд достаточно широким кругом полномочий, среди которых можно выделить полномочия организационного и контрольного характера.
Полномочия организационного характера представляют собой совокупность действий арбитражного суда, осуществляемых в рамках подготовки и проведения судебного разбирательства.
В частности, арбитражный суд принимает заявление о признании должника банкротом при соблюдении требований, предусмотренных АПК РФ и Законом о банкротстве 2002 г., отказывает в принятии заявления, если нарушено хотя бы одно из условий, предусмотренных п. 2 ст. 33 Закона о банкротстве 2002 г.
В рамках подготовительных мероприятий арбитражный суд рассматривает заявления, жалобы и ходатайства лиц, участвующих в деле о банкротстве, устанавливает обоснованность требований кредиторов. Судебное заседание по проверке обоснованности требований заявителя к должнику проводится не менее чем через 15 дней и не более чем через 30 дней с даты вынесения определения о принятии заявления о признании должника банкротом.
При подготовке дела к судебному разбирательству арбитражный суд вправе по ходатайству лица, участвующего в деле о банкротстве, принять меры по обеспечению требований кредиторов, как то: наложение ареста на имущество, запрещение должнику и другим лицам совершать определенные действия и т.д.
Одной из мер по обеспечению требований кредиторов является право арбитражного суда обязать должника передать ценные бумаги, валютные ценности, иное имущество должника на хранение третьим лицам.
Одним из полномочий арбитражного суда организационного характера является также принятие мер для примирения сторон, что одновременно не может служить основанием для приостановления производства по делу о банкротстве.
В ходе всего судебного разбирательства арбитражный суд не должен допускать недобросовестных действий сторон в ущерб интересам друг друга. В связи с этим Закон о банкротстве 2002 г. наделяет арбитражный суд существенными полномочиями по осуществлению контроля за законностью действий участников процесса о несостоятельности. Так, арбитражный суд проверяет обоснованность возражений должника по требованиям кредиторов (ст. 47 Закона о банкротстве 2002 г.), освобождает внешнего управляющего от исполнения обязанностей (ст. 97), признает недействительными определенные сделки должника (ст. 103) и т.д.
Помимо этого, арбитражный суд рассматривает заявления арбитражных управляющих и жалобы кредиторов, а также разрешает разногласия между ними. В частности, арбитражный управляющий вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника, об отстранении руководителя должника от должности (ст. 66 Закона о банкротстве 2002 г.).
Таким образом, практически все действия, совершаемые участниками процесса, подконтрольны рассматривающему дело арбитражному суду, а некоторые из действий приобретают юридическую силу только после соответствующего "одобрения" суда (например, утверждение мирового соглашения, утверждение арбитражного управляющего и т.д.).

Проблемы, мнения, дискуссии

1. Действующее законодательство о банкротстве предусматривает в числе должников граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя. Однако, как уже отмечалось ранее, данные положения закона будут введены в действие с момента вступления в силу федерального закона о внесении соответствующих изменений в ГК РФ.
Необходимость включения соответствующих положений в Закон о банкротстве 2002 г. была обусловлена, по словам В.В. Витрянского, прежде всего тем, что реализация ряда положений, содержащихся в ГК РФ, в принципе невозможна без регулирования порядка признания граждан несостоятельными. Это, в частности, касается норм, предусматривающих субсидиарную ответственность учредителей (участников) юридических лиц за доведение должника до банкротства (ст. 56, 105 ГК РФ), а также положения об ответственности лиц, которые в силу закона или учредительных документов юридического лица выступают от его имени*(90).
Все чаще такие лица участвуют в имущественном обороте, используя различные возможности, в частности в правоотношениях потребительского кредита. С развитием ипотечного кредитования также появится необходимость урегулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) граждан.
2. Действующее законодательство о несостоятельности содержит ряд положений, которые стали причиной возникновения проблемы возможного разделения юридической судьбы должника как субъекта права и предприятия как объекта права в ходе производства по делу о банкротстве*(91).
Следует заметить, что в законодательстве разных стран содержатся положения о необходимости сохранения предприятия как единого имущественного комплекса. И, как следствие, ликвидация субъекта права в ходе осуществления процедур банкротства еще не означает ликвидации его предприятия.
Аналогичные нормы содержатся и в российском Законе о банкротстве 2002 г., а именно:
- положения о внешнем управлении, включая продажу предприятия должника;
- возможность осуществления такой продажи при проведении конкурсного производства;
- требование, согласно которому при продаже имущества градообразующей организации, признанной банкротом, арбитражный управляющий должен выставить на продажу на первых торгах все предприятие в целом, и только в том случае, если такие торги результата не принесут, имущество банкрота должно быть реализовано по частям.
Безусловно, данное положение может рассматриваться как одна из мер социальной защиты работников обанкротившихся предприятий, поскольку по крайней мере поможет им сохранить рабочие места.
3. В соответствии с положениями действующего Закона о банкротстве 2002 г. государство - это равноправный участник всего процесса несостоятельности. Уполномоченные органы федеральной исполнительной власти, субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления наравне с конкурсными кредиторами участвуют в собрании кредиторов с правом голоса, а также во всех других процедурах, предусматривающих участие кредиторов. Следует заметить, что первоочередного удовлетворения требований по налогам и другим обязательным платежам Закон о бакротстве 2002 г. не предусматривает. С этой позицией законодателя нельзя не согласиться. Вместе с тем по-прежнему остается нерешенным вопрос о защите интересов предприятия-должника, которому угрожает банкротство по вине государства. Речь идет о ситуации, когда выполненный предприятием государственный заказ не оплачен в установленный срок. Это означает порой извлечение из оборота огромных средств предприятия, а иногда приводит к невозможности его дальнейшего нормального функционирования.
В этой связи предлагается на законодательном уровне запретить положение об отложении рассмотрения в арбитражном суде заявления кредитора о признании должника банкротом до момента погашения государством задолженности перед предприятием-должником.
4. Закон о банкротстве 2002 г. значительно расширил число должников - субъектов отношений, возникающих в процессе несостоятельности. В целом изменение подхода законодателя к этому вопросу вызывает одобрение в научной среде*(92). Так, ряд ученых обосновывают необходимость и целесообразность распространения законодательства о несостоятельности на любое некоммерческое юридическое лицо*(93). Однако не все ученые разделяют данную позицию. Так, В.В. Витрянский считает, что трудно объяснить, зачем понадобилось распространять риск банкротства на некоммерческие организации*(94).
Основная проблема, возникающая в связи с этим, заключается в том, что соответствующие нормы Закона о банкротстве 2002 г. прямо противоречат нормам ГК РФ. Данная ситуация порождает многочисленные научные дискуссии. Так, В.Ф. Попондопуло считает, что до вступления в силу изменений в ГК РФ круг субъектов должен определяться в соответствии с ГК РФ*(95). Н.А. Семина утверждает, что при любых противоречиях должны применяться нормы закона о банкротстве как последующего по отношению к ГК РФ*(96). Этой же точки зрения придерживается и ВАС РФ, который изложил свою позицию в п. 2 Постановления Пленума от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". Позиция Конституционного Суда РФ (далее - КС РФ) состоит в следующем: в ст. 76 Конституции РФ не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида, в данном случае федеральных законов. Ни один федеральный закон в силу ст. 76 Конституции РФ не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой. Следовательно, применение положений Закона о банкротстве 2002 г. не вызывает каких-либо сомнений, поскольку более поздний по времени акт отменяет ранее принятый*(97).
Неоднозначность решения данного вопроса может привести на практике к ситуации, когда некоторые суды будут отказывать в принятии заявлений о банкротстве, а другие, напротив, принимать подобного рода заявления, к примеру, в отношении какой-либо некоммерческой организации (за исключением потребительского кооператива и благотворительного фонда). С точки зрения законодателя позиция и одних и других будет представляться обоснованной.
5. На практике вполне возможна ситуация, когда признакам несостоятельности будет отвечать образование, которое по тем или иным причинам не имеет правового статуса юридического лица. В данном случае речь идет о субъектах, фактически участвующих в имущественном обороте, но не выполнивших формальных действий, необходимых для приобретения этого статуса. В этом случае для урегулирования правоотношений, связанных с их неплатежеспособностью, было бы целесообразно использовать зарубежное законодательство о несостоятельности. В связи с этим предлагается принять во внимание германскую модель формального наделения статусом юридического лица образований, не являющихся юридическими лицами (в рамках производства по делам о несостоятельности), а также английский подход к вопросу применения процедур несостоятельности к незарегистрированным компаниям*(98).
6. В настоящее время в правовой литературе отдельными авторами обосновывается необходимость введения понятия конкурсоспособности. Авторы данной идеи понимают под этой категорией способность лица быть объявленным несостоятельным (банкротом)*(99).
Вместе с тем, признавая в целом практическую и теоретическую значимость подобного нововведения, к примеру, А.А. Пахаруков отмечает, что "такое определение следует признать недостаточно полным, поскольку оно отражает только способность лица нести особого рода обременения, однако не отражается способность лица собственными действиями объявить о своей несостоятельности"*(100). Стоит согласиться с его мнением, что "непосредственное содержание конкурсоспособности составляют социально и экономически обеспеченные возможности лица нести возложенные на него имущественно-организационные ограничения, объем которых измеряется всей совокупностью мер воздействия, предусмотренных конкурсным законодательством"*(101).
7. Одной из проблем, возникающих на практике в связи с принятием Закона о банкротстве 2002 г., является соотношение ситуации предвидения банкротства и фиктивного банкротства. И в том и в другом случае должник может обратиться в арбитражный суд при отсутствии признаков банкротства. Однако как провести грань между мнимой и реальной неплатежеспособностью? На практике не исключена ситуация, когда должник, подавший заявление в предвидении банкротства, через какое-то время получил средства, достаточные для удовлетворения всех требований. А кредиторы в свою очередь могут обвинить должника в фиктивном банкротстве и на этом основании потребовать возмещения убытков. В этом случае должнику при подаче заявления в предвидении банкротства следует максимально полно представить в суд доказательства отсутствия у него возможности удовлетворить будущие требования кредиторов (данные бухгалтерской отчетности о наличии дебиторской задолженности, имеющиеся претензии по неисполненным договорным обязательствам и т.д.).
Заметим, что Закон о банкротстве 2002 г. не содержит понятия фиктивного банкротства, а лишь перечисляет его признаки (п. 2 ст. 10).
8. Действующим законодательством предусматривается необходимость проведения специального заседания арбитражного суда по проверке обоснованности требований заявителя. Это заседание должно быть проведено не менее чем через 15 и не более чем через 30 дней после принятия заявления.
Проблема определения статуса заявителя на этом заседании очень актуальна. Не менее актуальной и не менее сложной является проблема злоупотребления правом, в том числе при возбуждении дела о банкротстве. Не случайно этот вопрос относится к числу наиболее дискуссионных*(102). Основываясь на положениях ст. 10 ГК РФ, арбитражный суд может отказать кредитору, злоупотребляющему правом, в возбуждении процесса несостоятельности либо принять решение о прекращении производства по делу о банкротстве.
Вместе с тем некоторые ученые рассматривают эту проблему под иным углом зрения, а именно: ограничение прав кредиторов оборачивается предоставлением огромных преимуществ должникам. Так, Д.И. Дедов считает, что "данное обстоятельство является серьезным препятствием и существенным ограничением права кредитора на обращение в суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве в отношении должника. Это обстоятельство еще более усугубляется тем, что предмет спора между должником и кредитором по договору может быть искусственно создан опытным юристом"*(103). Эта проблема порождает еще одну. Дело в том, что государство вообще исключило для себя необходимость предварительного обращения в суд для взыскания задолженности по обязательным платежам, что ставит кредиторов в неравное положение с государством. Это, в свою очередь, означает "возможность государства участвовать в собрании кредиторов в одиночестве и самостоятельно решать судьбу должника"*(104).
9. В настоящее время определения суда, вынесенные по результатам установления требований, могут быть обжалованы. Закон о банкротстве 1998 г. не содержал подобной нормы. В дополнение к этому Президиум ВАС РФ в своем Информационном письме от 6 августа 1999 г. N 43 указал на недопустимость обжалования данных определений. После этого практика пошла по пути невозможности оспаривания подобных требований. Некоторые ученые поддерживали позицию законодателя. В частности, В.В. Витрянский отмечал, "что безграничное расширение круга определений арбитражного суда, выносимых в рамках дела о банкротстве, которые подлежат обжалованию, недопустимо, поскольку это может привести к ущемлению прав всех лиц, участвующих в деле, в конце концов - к невозможности завершения разбирательства по делу"*(105).
Известна правовая позиция КС РФ по данному вопросу*(106), которая заключается в том, что он признал не соответствующей Конституции РФ невозможность обжалования определений, касающихся установления требований. Закон о банкротстве 2002 г. воспринял данную позицию, указав, что эти определения могут быть обжалованы в порядке, установленном АПК РФ.
Определение о внесении требования в реестр требований кредиторов либо об отказе во включении его в реестр вступает в силу немедленно, поэтому его последующее обжалование не препятствует осуществлению процессуальных мероприятий в рамках уже возбужденного дела о банкротстве. Вместе с тем на практике это может вызвать серьезные проблемы, в первую очередь связанные со стабильностью конкурсного процесса. Кредитор, чьи требования были подтверждены в результате подобного обжалования, может существенным образом повлиять на положение других кредиторов. В связи с этим предлагается закрепить в законе положение, в соответствии с которым действительность решений собраний не зависит от признания вышестоящей инстанцией обоснованным или необоснованным требования кредитора*(107).
10. При подаче заявления о несостоятельности (банкротстве) самим должником оно должно быть подписано руководителем должника - юридического лица или лицом, его заменяющим (п. 1 ст. 37 Закона о банкротстве 2002 г.). А как быть в ситуации, когда руководитель по тем или иным обстоятельствам отказывается подписывать данное заявление? Можно ли рассматривать отсутствие подписи руководителя должника в качестве основания для возвращения заявления арбитражным судом?
11. На практике определенный интерес представляет проблема соотношения компетенции собрания и комитета кредиторов. Закон о банкротстве 2002 г. наделяет в определенных случаях правом принять решение либо собрание, либо комитет кредиторов. При этом не исключена ситуация, когда эти органы могут применять противоположные решения. В результате возникает необходимость дать ответ на вопрос о последствиях принятия собранием и комитетом таких решений.
По мнению М.В. Телюкиной, в первую очередь возможен вариант, "в соответствии с которым действительным будет решение того органа, который высказал его первым", однако не исключен и другой вариант - "действительным будет любое решение"*(108).
Закон не отвечает на вопрос, какой из этих органов обладает большей юридической силой. Вместе с тем следует обратить внимание на п. 1 ст. 17 Закона о банкротстве 2002 г., где говорится, что, реализуя законные интересы конкурсных кредиторов, уполномоченных органов и осуществляя контроль за действиями арбитражного управляющего, комитет кредиторов может осуществлять и иные предоставленные ему собранием кредиторов полномочия. Кроме того, именно собрание кредиторов принимает (или не принимает) решение об образовании комитета кредиторов, да и само избрание комитета происходит в рамках собрания. В подобной ситуации комитету кредиторов, пожалуй, будет сложно принять решение, отличное от решения собрания, поскольку сами члены комитета кредиторов оказываются в определенной степени зависимы от настроения собрания кредиторов. Помимо этого, собрание может принять решение о досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов и избрать новый.
В связи с анализом данного вопроса вполне уместным и обоснованным является предложение четко разграничить функции собрания и комитета кредиторов, установив, в частности, перечень вопросов, решения по которым вправе принимать только комитет кредиторов.
12. Одним из участников арбитражного процесса по делу о банкротстве является представитель работников должника (ст. 35 Закона о банкротстве 2002 г.).
Данное лицо без права голоса участвует в собраниях кредиторов (ст. 12 Закона о банкротстве 2002 г.). Арбитражный управляющий в случае созыва собрания кредиторов уведомляет представителя работников о месте и времени проведения собрания. Однако законодатель не предусматривает возможности подачи этим лицом жалобы в арбитражный суд на решения, принимаемые собранием кредиторов, действия арбитражных управляющих, а также на решения и определения арбитражного суда.
В связи с этим, анализируя права работников предприятия-должника, ряд авторов утверждают, что "Закон о банкротстве попросту забыл о том, что на предприятиях-банкротах есть трудовые коллективы"*(109). Между тем отдельные положения Закона о банкротстве 2002 г. позволяют утверждать, что действующее законодательство в той или иной степени учитывает интересы работников должника.
Во-первых, работники должника являются кредиторами второй очереди; во-вторых, на их требования не распространяется мораторий, поэтому именно в этот период возрастает вероятность получения заработной платы и выходных пособий, в то время как на другие требования кредиторов мораторий распространяется. В-третьих, п. 3 ст. 110 Закона о банкротстве 2002 г. устанавливает, что при продаже бизнеса должника на этапе внешнего управления все трудовые договоры, действовавшие на момент продажи, сохраняют силу, при этом права и обязанности работодателя переходят к покупателю предприятия. В-четвертых, Закон о банкротстве 2002 г. (§ 2 гл. IX) предусматривает систему мер, направленных на недопущение ликвидации градообразующих организаций и установление ряда социальных условий конкурса, если должник продается на торгах путем проведения конкурса.
На практике достаточно часто возникает вопрос: может ли работник предприятия-должника (либо группа работников) инициировать процесс о несостоятельности, т.е. обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника?
Некоторые ученые утверждают, что работник имеет к должнику требования о выплате заработной платы, что является сферой регулирования трудового права, а не гражданского в отличие от характера отношений, возникающих при несостоятельности.
Позиция ВАС РФ по этому вопросу состоит в том, что задолженность по заработной плате является так называемой внутренней задолженностью, в то время как для признания должника банкротом берется во внимание лишь внешняя задолженность. По этому же пути в настоящее время идет и арбитражная практика: суды отказывают в возбуждении производства по делу о банкротстве, даже если налицо все формальные признаки банкротства.
В правовой литературе существует и иная точка зрения по поводу данной проблемы, высказываемая М.В. Телюкиной. По ее словам, Закон о банкротстве 2002 г. не содержит понятия задолженности, в то же время на основании ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают "из договоров и иных видов сделок, предусмотренных законом". Таким образом, обязанность работодателя выплачивать зарплату работнику возникает из трудового договора, предусмотренного ТК РФ. Более того, по мнению М.В. Телюкиной, это один из возможных способов заставить нерадивых и необязательных работодателей платить заработную плату*(110).
Следует обратить внимание, что, хотя Законом о банкротстве 2002 г. и не предусмотрена возможность принятия к рассмотрению арбитражным судом требований самих работников, именно арбитражный суд рассматривает разногласия, возникающие между представителем работников должника и арбитражным управляющим о составе и размере требований по оплате труда, выплате выходных пособий лицам, работающим по трудовым договорам.
Более того, как было указано в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. N 64, в случае отсутствия представителя работников должника при проведении соответствующей процедуры разногласия арбитражного управляющего и работника в связи с трудовыми отношениями могут быть рассмотрены судом общей юрисдикции по иску работника в порядке гражданского судопроизводства*(111).
13. В Законе о банкротстве 2002 г. отсутствует правовой механизм избрания представителей работников должника для участия в арбитражном процессе по делу о несостоятельности. Между тем данный вопрос отличается как теоретической, так и практической значимостью. Трудовой кодекс РФ устанавливает, что интересы работников организации представляют первичная профсоюзная организация или иные представители, избираемые работниками.
Согласно нормам Конвенции Международной организации труда (далее - МОТ) N 135 "О защите прав представителей работников на предприятии и предоставляемых им возможностях" (1973 г.) в качестве представителя работников могут выступать:
- представители профессиональных союзов, а именно: представители, назначенные или избранные профессиональными союзами или членами профессиональных союзов;
- выборные представители, а именно: представители, свободно избранные работниками предприятия в соответствии с положениями национального законодательства, или правил, или коллективных договоров, функции которых не включают деятельность, которая признана в качестве исключительной прерогативы профессиональных союзов в соответствующей стране.
В соответствии со ст. 81 ТК РФ увольнение работников, являющихся членами профсоюза, производится с учетом мотивированного мнения выборного профсоюзного органа данной организации. Коллективным договором может быть установлен иной порядок обязательного участия этого органа в рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя. Так, законодатель предусматривает обязательное извещение работодателем в письменной форме выборного профсоюзного органа о сокращении численности или штата работников организации не позднее чем за два месяца до конца проведения соответствующих мероприятий, а при массовом увольнении - не позднее чем за три месяца до начала мероприятий (ст. 82 ТК РФ).
Работник может сам просить работодателя уволить его до истечения двухмесячного срока предупреждения об увольнении. В этой связи ряд ученых отмечают, что "инициатором увольнения в данном случае становится сам работник, само увольнение становится правом, а не обязанностью работодателя, точно так же с него снимается обязанность выплаты компенсации, как и обязанность предлагать работнику другую работу"*(112).
Анализ правового регулирования трудовых отношений при несостоятельности (банкротстве) позволяет говорить еще об одной важной проблеме, а именно о гарантиях защиты требований работников. Еще в Конвенции МОТ "Об охране заработной платы" 1949 г. было предусмотрено, что в случае банкротства предприятия трудящиеся пользуются положением привилегированных кредиторов. Заработная плата, составляющая этот привилегированный кредит, подлежит выплате полностью до того, как обычные кредиторы смогут потребовать свою долю.
В 1992 г. была принята Конвенция N 173 "О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя", которая определила два основных направления защиты прав работников - посредством привилегий и при помощи гарантийных страховых учреждений*(113).
К данного рода привилегиям можно отнести следующие требования работников:
- по заработной плате за установленный период времени, который должен составлять не менее трех месяцев, предшествующих неплатежеспособности или прекращению трудовых отношений;
- по выплатам за оплачиваемые отпуска, право на которые возникло в связи с работой, выполненной в течение года наступления неплатежеспособности или прекращения трудовых отношений, а также в течение предшествующего года;
- по суммам, причитающимся в отношении других видов оплачиваемого отсутствия на работе за установленный период времени;
- по выходным пособиям, причитающимся работникам в связи в прекращением трудовых отношений.
Возможно, данные положения могли бы быть учтены при совершенствовании действующего российского законодательства о несостоятельности.
14. Анализируя правовой статус арбитражного управляющего, многие ученые высказывают мнение о "возможности передачи в отдельных случаях управления имуществом должника организациям (юридическим лицам), профессионально занимающимся антикризисным управлением"*(114). Заслуживает внимания и противоположная точка зрения, принадлежащая, в частности, В.В. Голубеву. Данный автор высказывает опасение, что "при переходе функций управляющего к юридическому лицу существенно (не менее чем на 70-100%) возрастут издержки должника при реализации процедур банкротства; при установлении ответственности компании за принятие решений, противоречащих закону либо нанесших ущерб участникам конкурса, необходимо будет решать проблему раскрытия корпоративного покрова; невозможно будет привлечь управляющего (т.е. компанию) к административной и уголовной ответственности; да и реализация гражданской ответственности будет затруднена вследствие недостаточности активов компании, которые при их реализации способны будут адекватно компенсировать пострадавшим ущерб, нанесенный действиями управляющей компании"*(115).
15. Работа арбитражного управляющего является весьма сложной, требующей высокой квалификации, поэтому речь должна идти о соразмерном вознаграждении его деятельности.
В современных зарубежных правовых системах используют, как правило, два подхода к установлению вознаграждения арбитражного управляющего: повременный, основывающийся на реально затраченном времени, и процентный, исчисляемый на основе соотношения средств, полученных от реализации имущества, и выплат по требованиям кредиторов от реализации (так, в Великобритании в настоящее время используют в основном повременный метод).
Однако, как утверждают ученые и практики, существуют негативные последствия применения и первого, и второго подходов.
Оппоненты повременной системы оплаты утверждают, что она не способствует повышению эффективности работы и позволяет тратить больше времени, чем нужно. Ее защитники возражают против этого, утверждая, что стимул для повышения эффективности все равно существует, поскольку большая часть работы поступает от банков или других крупных кредиторов, представители которых регулярно входят в состав комитетов кредиторов и оказывают влияние на то, кто получит следующее назначение*(116).
Установление вознаграждения на процентной основе также может иметь негативные последствия. К примеру, если арбитражный управляющий получает всего несколько процентов от стоимости реализованного имущества, у него может и не быть стимулов нести работу по определению и возврату так называемых трудных активов.
В российских условиях, как представляется, наилучшим подходом была бы комбинация двух описанных выше методов. В этом случае вознаграждение арбитражного управляющего должно складываться из двух элементов: повременной оплаты за фактически отработанное время и процента от реализации активов*(117).
В этом случае система вознаграждения будет лучше способствовать достижению стоящих перед ней целей, в конечном итоге сводящихся к объективности и независимости арбитражного управляющего в деле о несостоятельности (банкротстве).
16. Одной из актуальных проблем в настоящее время является определение правового характера деятельности арбитражного управляющего.
Для обозначения деятельности арбитражного управляющего используются разные термины. Так, в специальной экономической литературе широко применяется термин "антикризисное управление"*(118), а в юридической - "арбитражное управление"*(119). Безусловно, данные понятия не являются тождественными. Арбитражное управление представляет собой деятельность арбитражного управляющего по осуществлению полномочий, установленных конкурсным законодательством.
Сущностью антикризисного управления является разработка и реализация наиболее рационального новаторского варианта выхода предприятия из кризисного состояния, в том числе из состояния банкротства*(120).
Большинство современных ученых, анализируя деятельность по осуществлению процедур банкротства и содержание признаков предпринимательской деятельности, приходят к выводу о соответствии арбитражного управления всем признакам последней*(121). Более того, регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя является обязательным условием его утверждения арбитражным управляющим. Вместе с тем представляется необходимым избегать столь однозначных подходов к определению правовой природы деятельности арбитражного управляющего. Стоит заметить, что российское законодательство основывается на презумпции предпринимательского характера деятельности арбитражного управляющего.
Безусловно, правовое регулирование арбитражного управления в режиме предпринимательской деятельности имеет ряд позитивных моментов. Во-первых, арбитражный управляющий может быть сам (как индивидуальный предприниматель) признан несостоятельным (банкротом). Во-вторых, по общему правилу предприниматель несет безвиновную ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств (п. 3 ст. 401 ГК РФ), что, по сути, создает условия для более эффективной работы арбитражного управляющего.
Анализ же содержания арбитражного управления и предпринимательской деятельности позволяет утверждать следующее. В рамках исследования арбитражного управления как самостоятельной деятельности речь идет прежде всего об имущественной и организационной независимости арбитражного управляющего. И если первая составляющая этой самостоятельности не вызывает сомнений, то вторая (возможность управляющего в процессе своей деятельности независимо и свободно формировать и проявлять свою волю) - существенно ограничена решениями собрания (комитета) кредиторов, интересами должника, позицией арбитражного суда. Действительно, данный аспект самостоятельности заключается в том, что предпринимательская деятельность организуется лицом по своему усмотрению, т.е. "своей волей и в своем интересе". В этом отношении, как справедливо отмечают отдельные авторы*(122), возможности арбитражного управляющего ограничены следующими обстоятельствами:
1) цель деятельности арбитражного управляющего четко определена в законе;
2) арбитражный управляющий утверждается арбитражным судом;
3) определения суда об утверждении арбитражного управляющего могут быть обжалованы (ст. 61 Закона о банкротстве 2002 г.);
4) арбитражный управляющий может быть отстранен судом от исполнения своих обязанностей по различным основаниям (п. 3 ст. 65, п. 5 ст. 83, ст. 98, ст. 145 Закона о банкротстве 2002 г.) и т.д.
Следовательно, говорить о полной самостоятельности арбитражного управляющего нельзя, поскольку свобода его усмотрения во многом определяется (а в некоторых случаях - ограничивается) волей кредиторов. Более того, в научной литературе высказывается точка зрения, что объем этой ответственности зависит от процедуры банкротства*(123).
Анализируя далее деятельность арбитражного управляющего, следует признать, что она имеет рисковый характер. Вместе с тем помимо общих признаков риск деятельности арбитражного управляющего имеет свои особенности. Во-первых, единый процесс регулирования поведения в рамках той или иной процедуры банкротства определяется не только самим управляющим, но и другими участниками. Во-вторых, в большинстве случаев арбитражный управляющий допускает и как следствие возможные отрицательные последствия не в отношении собственного имущества, а в отношении имущества должника*(124).
Анализ действующего законодательства о несостоятельности позволяет отметить неоднозначный характер юридической природы денежного вознаграждения арбитражного управляющего.
Прежде всего, принимая во внимание основную цель деятельности любого предпринимателя (и арбитражного управляющего в том числе), потребовалось бы закрепление в законе совсем иной цели арбитражного управления, а именно извлечение прибыли путем осуществления процедур банкротства, если законом не предусмотрено иное. Несомненно, это создало бы условия для личной материальной заинтересованности, что может нарушить основной принцип конкурсного права - объективность и беспристрастность арбитражного управляющего в процессе несостоятельности.
Таким образом, приведенные выше положения еще недостаточны для того, чтобы опровергнуть тезис о предпринимательской природе арбитражного управления. Вместе с тем они позволяют прийти к выводу о том, что арбитражное управление можно признать одним из видов предпринимательской деятельности, но только с учетом особенностей, касающихся целей и задач процесса несостоятельности (банкротства).
17. Одной из дискуссионных проблем в части, касающейся субъектного состава отношений несостоятельности (банкротства), является определение целей и задач деятельности арбитражного управляющего.
Действующее законодательство и судебно-арбитражная практика исходят прежде всего из того, что арбитражный управляющий должен действовать добросовестно и разумно с учетом интересов должника и его кредиторов.
Вопрос о том, в чьих интересах действует арбитражный управляющий, имеет свою историю. Так, одни ученые считали управляющего представителем должника*(125). Согласно другой точке зрения управляющий представлял и защищал интересы кредиторов*(126). Г.Ф. Шершеневич сравнивал присяжного попечителя с судебным приставом в исполнительном производстве*(127). Более того, Г.Ф. Шершеневич не считал возможным рассматривать присяжного попечителя представителем должника и кредиторов, "потому что нельзя быть одновременно представителем двух противоречивых интересов, двух контрагентов"*(128). Вместе с тем существовала еще одна позиция, которой в настоящее время придерживаются многие ученые*(129): управляющий является одновременно представителем и должника, и кредиторов.
Более того, развивая данную позицию, один из современных исследователей правового статуса арбитражного управляющего И.Ю. Мухачев пришел к выводу, что "цель деятельности арбитражного управляющего зависит не столько от внутренней природы интереса, сколько от соотношения множества разнонаправленных интересов, возникающих у участников банкротства. Каждый из участников банкротства, будь то должник или кредитор, действует в своих интересах. Однако при банкротстве реализация интереса одним участником неизбежно приведет к нарушению интересов других участников. В связи с этим возникает необходимость участия в процедурах специального субъекта (арбитражного управляющего), который своей деятельностью учитывал бы удовлетворение или ущемление интересов могло производиться только в равной пропорции и одновременно в отношении всех участников банкротства"*(130).
Стоит согласиться с позицией тех авторов, которые утверждают, что "статус управляющего не связан с интересами каких-либо субъектов, а определяется целями достижения общественной пользы, что в конечном счете соответствует интересам всех участников конкурса"*(131). Основной целью деятельности арбитражного управляющего является обеспечение стабильности, сбалансированности прав и законных интересов участников процесса несостоятельности.
С этой точки зрения не вполне понятной представляется позиция законодателя, в соответствии с которой целью деятельности арбитражного управляющего провозглашается проведение процедур банкротства (ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.). Цель деятельности управляющего намного значимее, чем это закрепляется в законе. И здесь речь идет прежде всего о социальной значимости этой деятельности, которая (значимость) определяется в конечном итоге целями и задачами всего процесса несостоятельности (банкротства).
В этой связи определенный интерес представляет точка зрения дореволюционного российского цивилиста С.И. Гальперина, который писал о так называемом тройном представительстве присяжных попечителей. По его мнению, присяжный попечитель представляет интересы должника, его кредиторов, а также публичный интерес государства: "деятельность его (присяжного попечителя) проникнута публичным характером, и он является должностным лицом, не заинтересованным ни отдельной имущественной выгодой кредиторов, ни отдельной выгодой самого должника, заботясь в то же время о соблюдении выгод и тех и других"*(132).
18. В настоящее время одним из дискуссионных является вопрос об особенностях правового регулирования арбитражного управления по отношению к другим видам управленческой деятельности, а именно: управление юридическим лицом и доверительное управление имуществом.
Исследователи данного вопроса приходят к выводу, что "наличие общих черт всех видов управленческой деятельности объясняется необходимостью совершения общего набора фактических действий для управления имуществом, юридическим лицом, работниками и т.д."*(133).
Но в сфере правового регулирования каждый из видов управленческой деятельности приобретает существенные особенности.
Прежде всего речь идет о соотношении арбитражного и доверительного управлений. Основное отличие заключается в определении их целей, которые, безусловно, различны. Так, по мнению Е.А. Суханова, при банкротстве осуществляется управление деятельностью юридического лица в интересах его кредиторов, а не доверительное управление имуществом*(134).
Арбитражный управляющий не может быть назван и органом юридического лица, так как в основе образования (формирования) органа юридического лица находится выражение воли участниками (учредителями) данного юридического лица. Следует заметить, что в законодательстве РФ предпринимались попытки договорного регулирования деятельности арбитражного управляющего. Так, в Указе Президента РФ от 22 декабря 1993 г. N 2264 "О мерах по реализации законодательных актов о несостоятельности (банкротстве) предприятий" (и в последующих изменениях к нему) закреплялась возможность Федеральной службы по финансовому оздоровлению и банкротству*(135) заключать с арбитражными управляющими договор.
Однако в настоящее время данная форма правового регулирования деятельности арбитражного управляющего оказалась малоэффективной. Причин тому много, но одной из основных является реализация своего собственного интереса каждой из сторон договора в процессе управления. Это, в свою очередь, противоречит определяющей цели деятельности арбитражного управляющего - соблюдению баланса интересов всех участников процедур банкротства.
19. Анализ статуса СРО позволяет сделать вывод, что на практике обязательное членство в СРО может породить зависимость управляющих от этих организаций, что, по мнению отдельных авторов*(136), "снизит вероятность объективных и обоснованных интересами должника действий арбитражных управляющих".
Анализируя данную ситуацию, В.Н. Ткачев приходит к заключению, что "если учесть, что СРО наделены правом применять в отношении своих членов меры дисциплинарной ответственности вплоть до исключения, а арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, должен в течение десяти дней обеспечить страхование своей ответственности на сумму не менее 3 млн руб. в год и что каждый управляющий - член СРО должен внести взнос в компенсационный фонд соответствующей организации не менее 50 тыс. руб., то арбитражные управляющие вполне могут попасть в полную экономическую и внеэкономическую зависимость от саморегулируемой организации"*(137).
В.В. Витрянский в связи с этим отмечает, что в ходе принятия Закона о банкротстве 2002 г. были отвергнуты поправки, согласно которым предлагалось наряду с новой системой СРО сохранить существующую систему, в соответствии с которой независимый арбитражный управляющий был зарегистрирован при арбитражном суде. В условиях такой конкуренции "можно было бы надеяться на появление действительно самостоятельных в профессиональном отношении саморегулируемых организаций"*(138).
В этой ситуации бесспорно лишь одно: реально оценить эффективность появления нового субъекта отношений, возникающих в связи с несостоятельностью, позволит лишь практика применения соответствующих положений Закона о банкротстве 2002 г.
20. Государство, участвуя в деле о несостоятельности (банкротстве), реализует свои как частноправовые, так и публично-правовые права и интересы. Подобная ситуация накладывает отпечаток на двойственность правового положения государства в деле о банкротстве и на характер осуществляемых им функций. Прежде всего государство выступает в процессе как кредитор третьей очереди (удовлетворяются требования в бюджет и во внебюджетные фонды).
Ранее в соответствии с постановлением Правительства РФ от 22 мая 1998 г. N 476 "О мерах по повышению эффективности применения процедур банкротства" (на данный момент утратило силу) допускалась возможность консолидации требований государства к должникам по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды. Единую позицию государства в этом вопросе представляли коллегии уполномоченных государственных представителей: они создавались Федеральной службой по финансовому оздоровлению и банкротству и состояли из работников Госналогслужбы, Пенсионного фонда, других государственных фондов и территориальных отделений. Однако данные образования уже в Законе о банкротстве 1998 г. нигде не упоминались в качестве лиц, участвующих в деле и арбитражном процессе.
Более того, в правовой литературе справедливо отмечалось, что при всем желании коллегию уполномоченных государственных представителей как представителя в смысле ГК РФ и закона о банкротстве рассматривать нельзя, так как субъектами отношений представительства могут быть только субъекты гражданского права - физические, юридические лица либо публично-правовые образования. Очевидно, что эти коллегии не являлись правосубъектными объединениями, из чего следовало, что выданная на их имя доверенность была недействительной.
21. С принятием Закона о банкротстве 2002 г. государство стало равноправным участником процесса несостоятельности. Следует заметить, что законодатель придерживается принципа сбалансированности прав уполномоченных органов и конкурсных кредиторов. Так, они обладают равным правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. Помимо этого, уполномоченные органы имеют право голоса на собрании кредиторов наравне с конкурсными кредиторами. Данные положения позволяют утверждать, что государство в лице уполномоченного органа представляет собой субъект частноправовых отношений.
Вместе с тем в процессе несостоятельности государство выступает и как субъект публично-правовых отношений. Прежде всего это проявляется в том, что государство значительно контролирует процесс банкротства. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 3 февраля 2005 г. N 52 регулирующим органом, осуществляющим контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, является Федеральная регистрационная служба. Так, в рамках предоставленных полномочий регулирующий орган обращается с заявлением об исключении саморегулируемых организаций из единого государственного реестра саморегулируемых организаций, проводит проверки деятельности СРО, обращается в суд с заявлением о дисквалификации арбитражных управляющих и т.д.
Следует обратить внимание, что постановлением Правительства РФ от 25 июня 2003 г. N 365 было утверждено Положение о проведении проверки деятельности саморегулируемой организации арбитражных управляющих регулирующим органом. Регулирующий орган может проводить как плановые, так и внеплановые проверки деятельности СРО. Исходя из анализа отчетности и информации, поступающей из СРО, а также из рассмотрения жалоб, заявлений и обращений о нарушении ею федеральных законов и иных нормативных актов, регулирующий орган может провести плановую проверку (но не реже одного раза в два года).
Внеплановая проверка проводится по решению руководителя регулирующего органа в случае:
- получения информации о нарушении СРО или ее членами федеральных законов и иных нормативных актов;
- наличия признаков банкротства СРО;
- принятия решения о ее реорганизации или ликвидации.
Объектами контроля в этом случае являются организационная структура СРО, ее количественный состав, наличие компенсационного фонда или имущества у общества взаимного страхования, учредительные документы СРО, ведение ею реестра арбитражных управляющих, рассмотрение СРО жалоб на действия (бездействие) арбитражных управляющих и т.д. (п. 7 указанного выше положения).
22. Многообразие и сложность функций, осуществляемых арбитражным судом в деле о несостоятельности, вызвали в научной литературе и на практике различные дискуссии, в частности о характере полномочий арбитражного суда.
По мнению некоторых авторов, особенностью дел о несостоятельности является исполнение арбитражным судом функций, не связанных с осуществлением правосудия, а именно функций административного характера, например контроль арбитражного суда за деятельностью арбитражного управляющего, рассмотрение жалоб на его действия, заслушивание его отчетов и т.д. *(139)
Другие авторы придерживаются точки зрения, что дела о несостоятельности разноплановы и поэтому имеют комплексный характер. С этим мнением нельзя не согласиться, поскольку арбитражный суд осуществляет правосудие постоянно, в том числе в тех случаях, когда, например, рассматривает жалобы кредиторов на действия арбитражных управляющих, споры об установлении требований кредиторов и т.д., а его определения, разрешающие эти жалобы и споры, должны быть законными и обоснованными.
Как указывал Е.А. Нефедьев, суду при рассмотрении дела о банкротстве "приходится выступать не только в роли инстанции ревизионной и второй по рассмотрению жалоб, подаваемых на определения органов конкурсного производства, но и первой инстанцией по искам, которые к ним предъявляются"*(140).
Применительно к современному законодательству это связано с тем, что с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только с соблюдением порядка, установленного Законом о банкротстве 2002 г.
Следовательно, если в процессе производства по делу о несостоятельности возникает спор относительно имущественного требования кредитора, то он подлежит рассмотрению арбитражным судом, разрешающим это дело.
В связи с этим любое действие арбитражного суда, совершаемое в процессе рассмотрения и разрешения дела о банкротстве, на наш взгляд, является действием по осуществлению правосудия, так как направлено на вынесение законного и обоснованного судебного решения.
Именно с осуществлением правосудия некоторые авторы связывают наличие у суда контрольных функций за всеми действиями, совершаемыми и совершенными участниками процесса в ходе производства по делу*(141).
Оппоненты данной позиции предлагают ограничить функции арбитражного суда в деле о банкротстве функцией осуществления правосудия (принятие решения о признании или об отказе в признании должника банкротом, о мировом соглашении, о завершении той или иной процедуры банкротства и т.д.), а административные функции возложить на регулирующий орган, т.е. вынести часть действий за рамки собственно арбитражного процесса*(142) . По нашему мнению, с такой позицией вряд ли можно согласиться, поскольку это может создать определенный дисбаланс в защите прав и законных интересов участников процесса по делу о банкротстве, поскольку один из кредиторов, а именно Российская Федерация, окажется в заведомо неравных условиях по отношению к иным участникам процесса о несостоятельности.
В связи с этим оптимален, по нашему мнению, действующий порядок регулирования отношений, возникающих по поводу несостоятельности должника, при котором все процедуры и действия участников осуществляются под контролем арбитражного суда.
По выражению И.П. Баклановой, арбитражный суд в деле о несостоятельности, являясь государственным органом, в то же самое время не выступает в качестве представителя государства как кредитора, а преследует при этом публичный интерес в справедливом удовлетворении интересов всех кредиторов, а также защите прав и законных интересов всех участников процесса о несостоятельности*(143).
23. Наряду с проблемой определения характера полномочий арбитражного суда в настоящее время весьма актуальна проблема публичности и открытости судебного процесса о несостоятельности. Анализируя положение арбитражного суда в процессе банкротства, некоторые авторы отмечают, что только гласный публичный суд может объективно решать вопросы признания предприятий-должников несостоятельными*(144). Следует заметить, что законодатель не допускает опубликования либо иного разглашения сведений о банкротстве должника до момента публикации решения арбитражного суда о признании его банкротом.
Кроме того, в соответствии с арбитражно-процессуальным законодательством (п. 2 ст. 11 АПК РФ) слушание дела на закрытом заседании допускается в том числе при удовлетворении судом ходатайства участвующих в деле лиц, ссылающихся на необходимость сохранения коммерческой или иной тайны.
Исходя из того, что дела о банкротстве граждан и юридических лиц рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, вполне обоснованна ситуация, когда заинтересованные лица (и прежде всего должник или кредитор) могут дополнительно заявить в арбитражный суд ходатайство о рассмотрении дела в закрытом заседании.
Поддерживая позицию законодателя по этому вопросу, например, М.В. Телюкина отмечает, что "публичность - это свойство уголовного процесса. Для гражданского и арбитражного процессов публичность - это исключение из правила. По общему же правилу основная роль в производстве по делу о несостоятельности принадлежит (и должна принадлежать) заинтересованным лицам, что лишает дело характера публичности"*(145).
24. Нередко при анализе места и роли арбитражного суда в процессе о несостоятельности возникает проблема своевременности открытия производства по делу о банкротстве. Следует заметить, что дореволюционное право допускало возможность инициирования процесса банкротства должником, кредитором, судом по собственному усмотрению (ex officio). В связи с этим, к примеру, Н.А. Тур считал обоснованным наделение суда соответствующим правом*(146). Такого же мнения придерживались А.А. Маттель*(147), В. Садовский*(148), Д.В. Туткевич*(149).
Противником данной позиции выступал Г.Ф. Шершеневич. Он утверждал, что возбуждение конкурсного процесса по инициативе суда "находится в совершенном противоречии с тем началом свободного распоряжения, которым проникнуто гражданское право, и началом состязательности, которое лежит в основе гражданского процесса"*(150). По мнению современных исследователей, "в целом возбуждение производства по делу о банкротстве ex officio представляется неоправданным, поскольку при этом неизбежно нарушение принципа свободы в осуществлении своих прав"*(151). Весьма убедителен и аргумент С.И. Федорова, который считает излишним предоставление суду указанных полномочий в связи с тем, что право инициировать процесс и так предоставлено широкому кругу государственных органов*(152).
Действующее законодательство РФ не предусматривает возможность открытия производства по инициативе арбитражного суда. Однако на практике возможны ситуации, когда промедление с возбуждением дела о несостоятельности создает угрозу интересам основной массы кредиторов конкретного должника.
В связи с этим заслуживает внимания точка зрения ряда авторов, согласно которой должен быть создан реальный механизм, позволивший бы при появлении обстоятельств, свидетельствующих в пользу того, что имущества должника будет недостаточно для удовлетворения требований всех его кредиторов, немедленно перейти от внеконкурсного погашения требований к должнику к удовлетворению требований кредиторов в рамках процесса о несостоятельности*(153).
Следует заметить, что действующее законодательство РФ о несостоятельности (банкротстве) содержит ряд норм, которые способствуют своевременному открытию процесса о несостоятельности. Так, руководитель должника - юридического лица или индивидуальный предприниматель обязаны обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве в случае, когда удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения денежных обязательств должника в полном объеме перед другими кредиторами. Более того, законодатель закрепляет возможность признания недействительными сделок должника, совершенных с заинтересованными лицами, если в результате исполнения таких сделок кредиторам могут быть причинены убытки, а также с любыми лицами, если сделки совершены в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, и влекут предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.
Вместе с тем анализ действующего законодательства и судебно-арбитражной практики позволяет утверждать, что угроза удовлетворения требований одного кредитора (или небольшой группы) в ущерб интересам большинства кредиторов может возникнуть в силу ряда обстоятельств, а именно: при выборочном погашении требований кредиторов по инициативе самого должника в ситуации предвидения банкротства, при наложении ареста и обращении взыскания на имущество лица судебным приставом-исполнителем и т.д.
Таким образом, Закон о банкротстве 2002 г. упрочил позиции арбитражного суда в деле о банкротстве, вместе с тем ряд проблем теоретического и практического характера в настоящее время остается неразрешенным.

Методические рекомендации

1. Следует учесть, что ни должник по собственной инициативе, ни кредитор путем возбуждения судебных разбирательств и исполнительных производств не могут по общему правилу добиваться погашения задолженности по обязательствам, возникшим до конкурсного процесса.
Свое законодательное выражение данное положение нашло в норме Закона о банкротстве 2002 г., согласно которой с момента принятия арбитражным судом к производству заявления о признании должника банкротом кредиторы не вправе обращаться к должнику в целях удовлетворения своих требований в индивидуальном порядке. Кроме того, с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом имущественные требования к последнему могут быть предъявлены только с соблюдением порядка предъявления требований к должнику, установленного Законом о банкротстве 2002 г.
2. Необходимо отметить, что право участвовать в конкурсном процессе со статусом кредитора может получить только тот субъект, требование которого к должнику имеет денежный характер. Более того, в законодательстве о несостоятельности кредиторами в ряде случаев именуются и субъекты, имеющие денежные требования к должнику, которые возникают в рамках иных, чем гражданские, правоотношений, например в рамках налоговых и трудовых правоотношений (в частности, налоговые и иные уполномоченные органы).
3. На практике нередко возникает вопрос, в каком размере должны указываться в реестре требований кредиторов требования гражданина о денежной компенсации морального вреда, причиненного ему должником.
При этом прежде всего следует исходить из того, что, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Суд определяет также и размер этой компенсации.
В соответствии с гражданским процессуальным законодательством требование гражданина о защите гражданских прав путем компенсации морального вреда рассматривается судом общей юрисдикции. Следовательно, в реестре требований кредиторов соответствующее требование указывается арбитражным управляющим в размере, определенном судом общей юрисдикции. Если управляющий включил требование в ином размере, то гражданин вправе подать в арбитражный суд жалобу о нарушении его прав и интересов*(154).
4. Следует заметить, что существенным нововведением Закона о банкротстве 2002 г. является определение права на обращение в арбитражный суд. Во-первых, ранее таким правом обладали должник, кредитор, уполномоченные органы, прокурор и иные лица при наличии неисполненного денежного обязательства, соответствующего признакам банкротства. В настоящее время таким правом обладают должник, конкурсный кредитор и уполномоченные органы. Во-вторых, изменено определение момента возникновения права на обращение в арбитражный суд - такое право возникает у конкурсных кредиторов и уполномоченных органов по денежным обязательствам по истечении 30 дней с даты направления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии должнику, а право на обращение в суд у уполномоченного органа по обязательным платежам - по истечении 30 дней с даты принятия решения налогового, таможенного органов о взыскании задолженности за счет имущества должника.
5. Обращает на себя внимание тот факт, что изменилось отношение законодателя к заявлению уполномоченного органа. Ранее в соответствии с Законом о банкротстве 1998 г. (п. 2 ст. 39) устанавливалось, что к заявлению налогового или иного уполномоченного органа о признании должника - юридического лица банкротом должны быть приложены доказательства принятия мер к получению задолженности по обязательным платежам в установленном федеральным законом порядке. В соответствии с действующим законодательством требования уполномоченных органов должны быть подтверждены решением самого органа (решение о взыскании задолженности за счет имущества должника), а не арбитражного суда.
6. Одним из важных аспектов обеспечения интересов кредиторов является закрепление в законодательстве обязанности руководителя должника подать в арбитражный суд заявление о признании компании банкротом в ситуации, когда она является неплатежеспособной или не может избежать неплатежеспособности (ситуация предвидения банкротства).
Следует заметить, что в системах, основанных на британском законодательстве, невыполнение этой обязанности, приведшее к дальнейшему ущербу для кредиторов ("неправомерная коммерческая деятельность"), влечет серьезные наказания, включая личную ответственность перед кредиторами за последующий ущерб, запрещение занимать руководящие должности в компаниях, а в некоторых случаях и уголовную ответственность.
Так, согласно ст. 214 Закона Великобритании о несостоятельности 1986 г. на директора компании может быть наложена субсидиарная ответственность по ее обязательствам, если до начала процедур несостоятельности он знал или должен был прийти к выводу, что у компании нет реальных перспектив избежать несостоятельности, и при этом не предпринял всех разумных действий по уменьшению потенциального ущерба ее кредиторам.
Кроме этого, Закон Великобритании о компаниях 1985 г. (ст. 458) предусматривает уголовное наказание за "мошенническую и коммерческую деятельность" в дополнение к гражданско-правовой. При этом мошеннической считается преднамеренная деятельность компании по обману кредиторов (это может быть истолковано как фактическое знание директора о том, что у компании нет реальных перспектив расплатиться с кредиторами. При наличии и уголовной, и гражданско-правовой ответственности директор может быть также дисквалифицирован по Закону о дисквалификации директоров 1986 г.*(155)
7. Следует иметь в виду, что при подаче заявления о признании банкротом отсутствующего должника лица, имеющие право на обращение с таким заявлением, обязаны приложить к нему документы, подтверждающие наличие обстоятельств, позволяющих отнести должника к отсутствующему, в частности документ органа связи о невозможности вручить должнику корреспонденцию, справку налоговой инспекции о непредставлении отчетной документации налоговым органам, доказательства фактического прекращения должником своей деятельности*(156).
В случае непредставления таких документов арбитражный суд вправе возвратить данное заявление.
8. Следует учесть, что отказ в принятии заявления о признании должника банкротом производится по основаниям, установленным ст. 150 АПК РФ и ст. 43 Закона о банкротстве 2002 г., а именно:
1) дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде:
а) требования к должнику - юридическому лицу в совокупности составляют не менее чем 100 тыс. руб., к должнику-гражданину - не менее чем 10 тыс. руб. и не прошел трехмесячный срок погашения данных требований (ст. 43 Закона о банкротстве 2002 г.);
б) требования к должнику возникли не в связи с неисполнением им денежных обязательств;
в) должником является гражданин, не обладающий статусом индивидуального предпринимателя (в период до внесения соответствующих изменений в ГК РФ);
г) должником является организация, которая в силу действующего законодательства не может быть признана несостоятельной (банкротом);
2) имеется вступившее в законную силу решение арбитражного суда о признании этого должника банкротом, а также определение о прекращении производства по делу в связи с утверждением судом мирового соглашения;
3) организация, являющаяся стороной в деле, ликвидирована.
9. Основания возвращения заявления о признании должника банкротом содержатся в ч. 1 ст. 129 АПК РФ и в ст. 44 Закона о банкротстве 2002 г.:
1) не соблюдены требования к форме и содержанию заявления, установленные ст. 31-41 Закона о банкротстве 2002 г.;
2) в исковом заявлении соединено несколько требований к одному или нескольким ответчикам, и эти требования не связаны между собой (п. 2 ч. 1 ст. 129 АПК РФ);
3) дело неподсудно данному арбитражному суду (п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ), в частности, заявление подается не по месту государственной регистрации юридического лица, а по месту фактического его нахождения;
4) не устранены обстоятельства, послужившие основанием для оставления искового заявления без движения, в срок, установленный в определении суда (п. 4 ч. 1 ст. 129 АПК РФ);
5) отклонено ходатайство о предоставлении отсрочки, рассрочки уплаты госпошлины, об уменьшении ее размера (ч. 1 ст. 129 АПК РФ);
6) до вынесения определения о принятии заявления к производству от заявителя поступило заявление о возвращении заявления (п. 3 ч. 1 ст. 129 АПК РФ).
10. Следует обратить внимание, что Закон о банкротстве 2002 г. в отличие от Закона о банкротстве 1998 г. устанавливает требования к кворуму собрания кредиторов. В соответствии со ст. 12 Закона о банкротстве 2002 г. собрание правомочно, если на нем присутствовали участники, обладающие более чем половиной голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, включенных в реестр требований кредиторов. Требование наличия кворума предъявляется и к повторному собранию - оно правомочно при условии присутствия участников, обладающих более чем 30% голосов от общего числа голосов конкурсных кредиторов и уполномоченных органов.
11. Действующее законодательство о банкротстве четко определяет порядок уведомления участников собрания кредиторов о его проведении (ст. 13 Закона о банкротстве 2002 г.). Уведомление должно быть направлено субъектам, имеющим право участвовать в собрании, по почте не позднее чем за 14 дней до даты его проведения либо иным способом, обеспечивающим получение уведомления не менее чем за пять дней до этой даты. Новеллой Закона о банкротстве 2002 г. является возможность уведомления участников собрания путем опубликования сведений о предстоящем собрании.
Закон предусматривает возможность опубликования в двух случаях:
- общее количество участвующих в собрании конкурсных кредиторов и уполномоченных органов превышает 500;
- имеются обстоятельства, делающие уведомление невозможным (в частности, отсутствуют сведения, необходимые для личного уведомления кредиторов).
Опубликованные сведения должны содержать:
- наименование должника и его адрес;
- наименование арбитражного суда, принявшего судебный акт, дату принятия такого акта и указания на введенную процедуру банкротства, а также номер дела о банкротстве должника;
- фамилию, имя, отчество утвержденного арбитражного управляющего и адрес для направления ему корреспонденции, а также наименование и адрес саморегулируемой организации;
- дату следующего судебного заседания по рассмотрению дела о банкротстве;
- иную информацию.
Осуществляется опубликование в соответствии с положениями ст. 28 Закона о банкротстве 2002 г. в том печатном органе, который устанавливается Правительством РФ, а до определения Правительства РФ официального издания - в "Российской газете". При этом законодатель устанавливает, что тираж официального издания, а также периодичность и срок опубликования указанных сведений не должны быть препятствием для быстрого и свободного доступа к данным сведениям любого заинтересованного лица.
Законодательство не регламентирует последствия отсутствия такого уведомления. В этой ситуации представляется, что кредитор и уполномоченный орган, доказавшие факт отсутствия уведомления, могут ставить вопрос о правомочности собрания кредиторов, что в последующем может повлечь недействительность принятых им решений.
12. Следует заметить, что собрание кредиторов проводится по месту нахождения должника или органов управления должника (п. 4 ст. 14 Закона о банкротстве 2002 г.). В случае если собрание кредиторов не может быть проведено по месту нахождения должника или его органов управления, то место проведения собрания определяется арбитражным управляющим.
Положение, касающееся даты, времени и места проведения собрания, на наш взгляд, носит оценочный характер, так как не содержит четких критериев установления препятствий для участия в собрании кредиторов, что может повлечь злоупотребления на практике как со стороны суда, так и со стороны арбитражного управляющего.
13. Закон устанавливает четыре способа созыва собрания кредиторов:
- по инициативе арбитражного управляющего;
- по инициативе комитета кредиторов;
- по инициативе конкурсных кредиторов и (или) уполномоченных органов, требования которых составляют не менее 10% от общей суммы требований;
- по инициативе 1/3 от общего количества конкурсных кредиторов и уполномоченных органов.
При этом собрание должно быть проведено арбитражным управляющим в течение трех недель с даты получения соответствующего требования.
Новеллой Закона о банкротстве 2002 г. является возможность проведения собрания не арбитражным управляющим, а лицами, требующими его проведения, при условии, что арбитражный управляющий не исполнил соответствующую обязанность в течение трех недель с даты получения требования о созыве собрания (п. 5 ст. 12).
14. Отметим, что, устанавливая компетенцию собрания кредиторов, Закон о банкротстве 2002 г. содержит новеллу, касающуюся определения вопросов, которые относятся к исключительной компетенции собрания.
Особенность данных вопросов заключается в том, что они не могут быть переданы на разрешение другим лицам или органам.
Речь идет о следующих вопросах:
- принятие решения о введении и об изменении срока проведения финансового оздоровления, внешнего управления и об обращении с соответствующим ходатайством в арбитражный суд;
- утверждение и изменение плана внешнего управления;
- утверждение плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности;
- утверждение требований к кандидатурам административного, внешнего, конкурсного управляющего;
- выбор СРО для представления в арбитражный суд кандидатур административного, внешнего, конкурсного управляющего;
- выбор реестродержателя из числа аккредитованных СРО;
- принятие решения о заключении мирового соглашения;
- принятие решения об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства;
- принятие решений об образовании комитета кредиторов, определении количественного состава, избрании членов комитета кредиторов и о досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов;
- отнесение к компетенции комитета кредиторов вопросов, которые принимаются собранием кредиторов или комитетом кредиторов, за исключением тех из них, которые в соответствии с данными положениями отнесены к исключительной компетенции собрания кредиторов;
- избрание представителя собрания кредиторов.
15. Следует обратить внимание, что число голосов, предоставленных участнику собрания кредиторов, пропорционально размеру его требований к общей сумме требований, включенных в реестр (при этом учитывается общая сумма требований кредиторов по денежным обязательствам, а также уполномоченных органов об уплате обязательных платежей).
Голосование на собрании кредиторов осуществляется бюллетенями, в которых обычно указываются следующие данные:
- регистрационный номер;
- наименование (имя) кредитора и сумма его требований;
- дата, время и место проведения собрания;
- вопросы, подлежащие рассмотрению, и очередность голосования по каждому из них;
- разъяснение порядка голосования и указание на необходимость подписания бюллетеня кредитором.
Законодатель устанавливает два способа голосования при принятии решений:
- большинством голосов кредиторов и уполномоченных органов, присутствующих на собрании (речь идет о решениях, для которых не установлено исключений; если исключение установлено, то решение принимается повторным собранием, но не большинством голосов присутствующих, а более чем 30% голосов от общего количества голосов кредиторов и уполномоченных органов);
- большинством голосов от общего числа голосов кредиторов и уполномоченных органов. Речь идет о решениях, перечень которых является исчерпывающим: об образовании комитета кредиторов, определении его количественного состава и полномочий, об избрании его членов; об утверждении графика погашения задолженности; о введении и продлении внешнего управления и об обращении с соответствующим ходатайством в арбитражный суд; об утверждении плана внешнего управления; об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства и т.д. (п. 2 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г.).
На практике иногда встречаются ситуации, когда собрание кредиторов принимает решение, в соответствии с которым устанавливается, что голосование по определенным вопросам будет осуществляться большинством в 2/3 голосов от числа кредиторов и уполномоченных органов, присутствующих на собрании. Впрочем, могут быть предложены и иные варианты голосования. Правомерно ли это? Закон о банкротстве 2002 г. (п. 1 ст. 15) устанавливает возможность применения иного способа голосования, но только предусмотренного им же самим. Следовательно, собрание кредиторов не имеет права изменять порядок голосования, поэтому если голосование происходило иным образом, нежели это указано в законе, то может быть поставлен вопрос о признании недействительными соответствующих решений.
16. Закон о банкротстве 2002 г. закрепляет возможность признания решений собраний кредиторов недействительными в следующих случаях:
- нарушаются права и законные интересы лиц, участвующих в деле о банкротстве, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, третьих лиц;
- решение принято с нарушением пределов компетенции собрания кредиторов.
Таким образом, опровержение решений собраний кредиторов допускается по заявлениям, во-первых, лиц, участвующих в деле о банкротстве, во-вторых, лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, и наконец, третьих лиц.
Заметим, что начало исчисления срока, в течение которого может быть реализовано право на обжалование (20 дней), законодатель связывает с фактом того, было или не было лицо уведомлено о проведении собрания. Соответственно срок исчисляется с даты проведения собрания или с даты, когда лицо узнало или должно было узнать о проведении собрания.
С практической точки зрения определенный интерес представляет вопрос о том, в рамках какого производства решение собрания может быть признано недействительным. Закон о банкротстве 2002 г. дает четкий ответ на данный вопрос - в рамках конкурсного процесса, непосредственно арбитражным судом.
17. Необходимо обратить внимание, что выборы членов комитета кредиторов осуществляются путем проведения кумулятивного голосования. По сравнению с Законом о банкротстве 1998 г. действующий закон упростил порядок проведения кумулятивного голосования: каждый конкурсный кредитор и уполномоченный орган обладают числом голосов, равным размеру его требования в рублях, умноженному на число членов комитета кредиторов; при этом кредитор и уполномоченный орган вправе отдать принадлежащие каждому из них голоса за одного кандидата или распределить их между несколькими кандидатами в члены комитета кредиторов (п. 2 ст. 18 Закона о банкротстве 2002 г.).
Серьезную практическую проблему может составлять вопрос о досрочном прекращении полномочий комитета кредиторов.
Закон о банкротстве 1998 г. закреплял положение, в соответствии с которым по решению собрания кредиторов полномочия всех членов комитета кредиторов могли быть прекращены досрочно, но такое решение могло быть принято только в отношении всех членов комитета одновременно (п. 1 ст. 17). Действующий закон содержит лишь указание на то, что по решению собрания кредиторов полномочия комитета могут быть прекращены досрочно. Остается до конца не ясным ответ на вопрос о том, как быть в той ситуации, когда один из членов комитета изъявляет желание выйти из состава его участников. Означает ли это, что и полномочия иных участников комитета кредиторов могут быть досрочно прекращены?
18. Закон о банкротстве 2002 г. предоставляет возможность ведения реестра требований кредиторов по решению собрания кредиторов или временного управляющего профессиональным участникам рынка ценных бумаг, осуществляющим деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг. Это положение представляется перспективным в отношении организаций с большим количеством кредиторов, поскольку в таких условиях совместная работа арбитражного управляющего и реестродержателя будет более эффективной.
19. Некоммерческая организация, соответствующая требованиям, перечисленным в ст. 21 Закона о банкротстве 2002 г., подлежит включению в единый государственный реестр саморегулируемых организаций в течение семи дней с даты представления в регулирующий орган следующих документов:
- заявления о включении в единый государственный реестр СРО;
- надлежащим образом заверенных копий учредительных документов;
- надлежащим образом заверенной копии свидетельства о государственной регистрации;
- заверенных некоммерческой организацией копий свидетельств о государственной регистрации всех ее членов в качестве индивидуальных предпринимателей;
- заверенных некоммерческой организацией копий дипломов о высшем образовании всех ее членов; копий документов, подтверждающих сдачу теоретического экзамена по программе подготовки арбитражных управляющих;
- заверенных некоммерческой организацией копий трудовых книжек или иных документов, подтверждающих наличие установленного стажа руководящей работы всех ее членов;
- заверенных некоммерческой организацией копий свидетельств или иных документов, подтверждающих прохождение каждым ее членом стажировки в качестве помощника арбитражного управляющего;
- заверенных некоммерческой организацией копий справок об отсутствии судимости у всех ее членов.
Регулирующий орган обязан в течение трех дней с даты включения некоммерческой организации в единый государственный реестр СРО уведомить ее об этом в письменной форме или представить мотивированный отказ.
20. Необходимо обратить внимание на тот факт, что Закон о банкротстве 1998 г. вводил в число участников отношений, возникающих в связи с банкротством, заместителя арбитражного управляющего.
Согласно ст. 59 Закона о банкротстве 1998 г. в случае временной неспособности временного управляющего исполнять возложенные на него обязанности арбитражный суд был вправе назначить заместителя арбитражного управляющего. Кроме этого, комитет кредиторов был вправе принять решение о представлении арбитражному суду кандидатуры заместителя внешнего управляющего.
Как разъяснял Президиум ВАС РФ по этому вопросу, кандидатуры заместителя временного управляющего и заместителя внешнего управляющего должны были соответствовать требованиям, указанным в ст. 19 Закона о банкротстве 1998 г.*(157) Иными словами, данные лица должны были быть зарегистрированы в качестве индивидуальных предпринимателей, иметь лицензию арбитражных управляющих, обладать соответствующей профессиональной подготовкой и отвечать иным требованиям, предъявляемым к арбитражному управляющему.
При этом заместитель арбитражного управляющего мог быть назначен только арбитражным судом: сам арбитражный управляющий сделать это был не вправе.
Действующий закон не содержит ответа на вопрос, возможно ли назначение заместителя арбитражного управляющего. В этой связи представляется необходимым дополнить соответствующие нормы закона положением о том, что арбитражный суд может назначить заместителя арбитражного управляющего по ходатайству самого арбитражного управляющего либо собрания кредиторов. Заместитель необходим в тех случаях, когда сам управляющий временно не может исполнять свои обязанности.
Не содержит Закон о банкротстве 2002 г. и ответа на вопрос, возможно ли назначение нескольких арбитражных управляющих одновременно по одному и тому же делу. Заметим, что Закон о банкротстве 1998 г. допускал возможность назначения нескольких конкурсных управляющих по ходатайству конкурсного управляющего, одобренному собранием или комитетом кредиторов. На практике вопрос о назначении нескольких управляющих может стоять достаточно остро (речь идет о крупных предприятиях-должниках). В связи с этим следовало бы внести изменения в закон, указав, что по ходатайству арбитражных управляющих может быть назначен один или несколько управляющих дополнительно.
21. Необходимо учесть, что в некоторых зарубежных странах большинство арбитражных управляющих объединены в партнерства, насчитывающие от двух до 50 партнеров, делящих между собой доходы, расходы и людские ресурсы. В некоторых случаях такие партнерства входят в более крупные партнерства, к примеру, в ведущие аудиторские и консалтинговые фирмы.
Лицензированные арбитражные управляющие, являющиеся членами партнерств, принимают назначения индивидуально как физические лица, однако, к примеру, в Канаде лицензии на арбитражное управление могут выдаваться компаниям или партнерствам.
Как утверждают западные ученые и практики, общепризнанным является тот факт, что арбитражные управляющие могут приводить с собой на предприятие команду сотрудников своей фирмы для содействия в исполнении своих обязанностей и могут выставлять счета за время, затраченное этими сотрудниками, как на часть вознаграждения арбитражного управляющего*(158).
При этом к числу преимуществ данного подхода относят:
- возможность для лицензированного арбитражного управляющего вести несколько дел одновременно, делегируя ряд полномочий своим подчиненным, что повышает эффективность и надежность работы;
- возможность быстро взять под контроль самые крупные предприятия;
- обмен опытом и проблемами между партнерами для повышения качества работы;
- наличие ресурсов для обучения собственных сотрудников;
- общие системы учета;
- более надежный внутренний финансовый контроль, чему способствует разделение функций;
- внутренние проверки и контроль качества;
- возможность специализации внутри группы по типам процедур или отраслям.
Кроме того, поскольку партнеры разделяют риски ответственности за профессиональную халатность и соответствующий ущерб репутации, они стараются содействовать обеспечению высоких стандартов деятельности своих коллег.
Таким образом, учитывая то обстоятельство, что объектами арбитражного управления часто становятся крупные и социально значимые предприятия, требующие от арбитражного управляющего формирования собственной команды специалистов, а также принимая во внимание зарубежный опыт, следует говорить о внесении изменений в действующий закон о банкротстве, касающихся расширения круга субъектов, которые могут осуществлять деятельность по арбитражному управлению*(159).

Библиография

Антикризисный менеджмент/Под ред. А.Г. Грязновой. М., 1999.
Арбитражное управление: Теория и практика наблюдения/Под общ. ред. В.В. Голубева. М., 2000.
Афанасьева И.В., Хорунжая Л.В. Анализ проблем правового регулирования трудовых отношений при банкротстве предприятий//Юрист. 2003. N 9.
Бакланова И.П. Особое производство в арбитражном процессе: Дис.: канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999.
Бардзкий А.Э. О пределах власти окружного суда при назначении присяжных попечителей по делам несостоятельных должников Журнал гражданского и уголовного права. 1886. N 10.
Белых В.С., Дубинчин А.А., Скуратовский М.Л. Правовые основы несостоятельности (банкротства). М., 2001.
Большова А.К. Специализированные банкротные суды: быть или не быть?//Экономика и жизнь (Юрист). 2000. N 9.
Брагинский М.И. Комментарий к Закону о несостоятельности (банкротстве)//Право и экономика. 1998. N 4.
Быков А. Государственный интерес. Защищая якобы именно его, Федеральная служба по делам о несостоятельности готова пойти на все//Комсомольская правда. 1998. 11 нояб.
Васильев Е.А. Правовое регулирование несостоятельности и банкротства в гражданском и торговом праве капиталистических государств. Учеб. пособие. М., 1983.
Весенева Н.А. Кредитор в лабиринтах банкротства, или Что следует знать при обращении в суд//Экономика и жизнь. 1998. N 25.
Весенева Н.А. Требования, предъявляемые к заявлению должника//Экономика и жизнь. 1999. N 2.
Витрянский В.В. Новое законодательство о несостоятельности (банкротстве)//Хозяйство и право. 1998. N 3.
Витрянский В.В. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве)//Вестник ВАС РФ (спец. прил. к N 2). 1998.
Гальперин С.И. Права и обязанности присяжного попечителя по делу о торговой несостоятельности. Екатеринослав, 1898.
Гессен Я.М. Устав торговый с разъяснениями. СПб., 1910.
Голубев В.В. Арбитражный управляющий: Квалификационные требования, этика, ответственность//Вестник ВАС РФ (спец. прил. к N 3). 2001.
Дедов Д. И. Принцип соразмерности и право кредитора на возбуждение дела о банкротстве//Правовые проблемы несостоятельности (банкротства)/Под ред. С.А. Карелиной. М., 2004.
Дубинчин А. Институт несостоятельности и внеконкурсное удовлетворение требований к должнику - юридическому лицу//Экономика и жизнь (Юрист). 2000. N 45.
Ерофеев А. Критерии банкротства: мораторий и другие последствия начала процедур//Вестник ВАС РФ (спец. прил. к N 3). 2001.
Жилинский С.Э. Правовые основы предпринимательской деятельности: (Предпринимательское право). М., 1998.
Козлов А.Ф. Круг должностных лиц, осуществляющих полномочия суда первой инстанции//Сборник ученых трудов Свердловского юридического института. Вып. N 8. Свердловск, 1998.
Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)"/Под ред. В.В. Витрянского. М., 1998.
Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)": Постатейный, научно-практический. М., 2003.
Лайтман Г. Роль суда//Вестник ВАС РФ (спец. прил. к N 3). 2001.
Лившиц Н. Г. Разбирательство дел о банкротстве в арбитражном суде//Вестник ВАС РФ (спец. прил. к N 2, 3). 1998.
Малышев К. Исторический очерк конкурсного процесса. СПб., 1871.
Масевич М.Г., Павловский Е.А., Орловский Ю.П. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)"//Право и экономика. 1998. N 7.
Маттель А.А. К вопросу о пределах власти окружных судов при назначении присяжных попечителей по делам о несостоятельности должников//Журнал гражданского и уголовного права. 1888. N 3.
Мухачев И.Ю. Правовое регулирование деятельности арбитражного управляющего при несостоятельности (банкротстве): Дис.: канд. юрид. наук. М., 2004.
Нефедьев Е.А. Судопроизводство торговое. Конкурсный процесс. М., 1908.
Пахаруков А.А. Правовое регулирование конкурсного производства юридических лиц: (Вопросы теории и практики): Дис.: канд. юрид. наук. Иркутск, 2003.
Пономарев И. Закон нуждается в усовершенствовании//Финансовая Россия. 1999. N 17.
Постатейный комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)"//Вестник ВАС РФ. 1998. N 4-10.
Садовский В. Договор комиссии и несостоятельность участвующих в нем лиц//Журнал гражданского и уголовного права. 1890. N 5.
Семина Н.А. Банкротство. Вопросы правоспособности должника - юридического лица. М., 2003.
Сергеев В.И. Практика применения нового законодательства о банкротстве//Законодательство. 1999. N 1.
Скуратовский М.Л. Особенности рассмотрения арбитражными судами дел о несостоятельности (банкротстве)//Бизнес, менеджмент и право. 2003. N 2.
Степанов В.В. Правовые системы регулирования банкротства: Дис.... канд. юрид. наук. М., 1999.
Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Англии, Франции, Германии. М., 1999.
Суханов Е.А. Договор доверительного управления имуществом//Вестник ВАС РФ. 2000. N 1.
Телюкина М.В. Конкурсное право: Теория и практика несостоятельности (банкротства). М., 2002.
Телюкина М.В. Особенности нового законодательства о несостоятельности (банкротстве)//Законодательство. 1999. N 5.
Телюкина М.В. Основы конкурсного права. М., 2004.
Телюкина М.В. Признаки несостоятельности (банкротства) отдельных категорий должников//Юридический мир. 1999. N 12.
Телюкина М.В. Правовое положение кредиторов должника, находящегося в процессе производства по делу о несостоятельности//Юридический мир. 1999. N 3.
Телюкина М.В. Признаки и критерии несостоятельности юридических лиц//Юридический мир. 1997. N 11.
Ткачев В.Н. Правовое регулирование несостоятельности (банкротства) в России. М., 2002.
Ткачев В.Н. Саморегулируемая организация арбитражных управляющих как новый субъект конкурсного права России//Адвокат. 2003. N 7.
Торкановский Е. Антикризисное управление//Хозяйство и право. 2000. N 1.
Тур Н.А. Объяснительная записка к проекту Устава о несостоятельности. М., 1889.
Туткевич Д.В. О праве объявления судом торговой несостоятельности ex officio//Журнал Министерства юстиции. 1896. N 5.
Уткин Э.А. Риск-менеджмент. М., 1998.
Хоуман М. Повышение стандартов деятельности арбитражных управляющих//Вестник ВАС РФ (спец. прил. к N 3). 2001.
Шершеневич Г.Ф. Конкурсное право. Казань, 1898.
Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Торговый процесс. Конкурсный процесс. В 4 т. 4-е изд. М., 1912. Т. 4.
Шершеневич Г.Ф. Учение о несостоятельности. Исследование. Казань, 1890.
Щенникова Л. Банкротство в гражданском праве России: Традиции и перспективы//Российская юстиция. 1998. N 10.

Контрольные вопросы

1. Каков состав лиц, участвующих в деле о банкротстве?
2. Кто может быть признан несостоятельным (банкротом)?
3. Кто обладает правом обращения в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом?
4. При каких условиях должник может реализовать свое право на обращение в арбитражный суд?
5. Каким требованиям должно соответствовать заявление должника?
6. При каких обстоятельствах обращение с заявлением становится для должника обязанностью?
7. Какова ответственность руководителя должника или индивидуального предпринимателя, не выполнивших обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника?
8. Какие кредиторы называются конкурсными?
9. Каким требованиям должно соответствовать заявление кредитора?
10. Собрание кредиторов: правовой статус, организация и проведение, порядок принятия решений.
11. Каково соотношение компетенции собрания и комитета кредиторов?
12. Каковы требования, предъявляемые к кандидатуре арбитражного управляющего?
13. Каковы права, обязанности и ответственность арбитражного управляющего?
14. Каков правовой статус саморегулируемых организаций арбитражных управляющих?
15. Какова роль арбитражного суда в делах о несостоятельности?
16. Государство как участник процесса несостоятельности (банкротства).
17. Как быть в ситуации, когда признакам несостоятельности будет отвечать образование, которое по тем или иным причинам не имеет статуса юридического лица?
18. Каково, на ваш взгляд, соотношение ситуации предвидения банкротства и фиктивного банкротства?
19. Кем и в каком порядке осуществляется проверка обоснованности требований заявителя?
20. Какие определения арбитражного суда подлежат обжалованию?
21. Каков статус представителя работников должника в процессе несостоятельности?
22. Каков характер деятельности арбитражного управляющего?
23. Каковы цели и задачи деятельности арбитражного управляющего?
24. Каковы особенности правового регулирования арбитражного управления по отношению к другим видам управленческой деятельности?

Глава 3. Процедуры несостоятельности (банкротства)

Перечень нормативных актов

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3302 (с послед. изм.).
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410 (с послед. изм.).
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012 (с послед. изм.).
Трудовой кодекс Российской Федерации (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2002. N 1 (часть 1). Ст. 3. (с послед. изм.).
Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3824 (с послед. изм.).
Закон РФ от 19 ноября 1992 г. N 3929-1 "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" (с изменениями и дополнениями, утратил силу)//Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 1. Ст. 26 (с послед. изм.).
Федеральный закон РФ от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1996. N 48. Ст. 5369 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2004. N 30. Ст. 3081 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (с изменениями и дополнениями, утратил силу)//СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 1998. N 31 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190 (с послед. изм.)
Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ "О государственных муниципальных унитарных предприятиях" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2002. N 48. Ст. 4746 (с послед. изм.).
Федеральный закон от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ "О коммерческой тайне"//СЗ РФ. 2004. N 32. Ст. 3283.
Постановление КС РФ от 16 мая 2000 г. N 8-П "По делу о конституционности отдельных положений пункта 4 статьи 104 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой компании "Timber Holdings International Limited"//СЗ РФ. 2000. N 21. Ст. 2258.
Постановление КС РФ от 6 июня 2000 г. N 9-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего пункта 2 статьи 77 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобой открытого акционерного общества "Тверская прядильная фабрика"//СЗ РФ. 2000. N 24. Ст. 2658.
Постановление КС РФ от 12 марта 2001 г. N 4-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", касающихся возможности обжалования определений, выносимых арбитражным судом по делам о банкротстве, иных его положений, статьи 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", а также статей 106, 160, 179 и 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами граждан и юридических лиц"//СЗ РФ. 2001. N 12. Ст. 1138.
Постановление Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. N 4214-1 "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с выполнением ими трудовых обязанностей" (с изменениями и дополнениями, правила утратили силу)//Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 71 (с послед. изм.).
Постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г. N 498 "О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий" (с изменениями и дополнениями, утратило силу)//СЗ РФ. 1994. N 5. Ст. 490 (с послед. изм.).
Постановление Правительства РФ от 22 мая 1998 г. N 476 "О мерах по повышению эффективности применения процедур банкротства" (утратило силу)//СЗ РФ. 1998. N 21. Ст. 2249.
Постановление Правительства РФ от 25 июня 2003 г. N 367 "Об утверждении Правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа"//СЗ РФ. 2003. N 26. Ст. 2664.
Постановление Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. N 56 "Об общих правилах подготовки, организации и проведения арбитражным управляющим собраний кредиторов и заседаний комитетов кредиторов" (с изменениями и дополнениями)//СЗ РФ. 2004. N 7. Ст. 526 (с послед. изм.).
Постановление Правительства РФ от 21 октября 2004 г. N 573 "О порядке и условиях финансирования процедур банкротства отсутствующих должников"//СЗ РФ. 2004. N 44. Ст. 4347.
Указ Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 623 "О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применению к ним специальных процедур" (утратил силу)//Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 25. Ст. 1419.
Указ Президента РФ от 14 февраля 1996 г. N 199 "О некоторых мерах по реализации решений об обращении взыскания на имущество организаций" (с изменениями и дополнениями, утратил силу)//СЗ РФ. 1996. N 8. Ст. 741 (с послед. изм.).
Распоряжение Госкомимущества РФ от 5 ноября 1992 г. N 717-р "Об утверждении Типового положения о проведении конкурса по продаже предприятия-банкрота, его имущества" (утратило силу)//Закон. 1993. N 7.
Распоряжение Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) РФ от 12 августа 1994 г. N 31-р "Об утверждении Методических положений по оценке финансового состояния предприятий и установлению неудовлетворительной структуры баланса" (с изменениями и дополнениями)//Экономика и жизнь. 1994. N 44 (с послед. изм.).
Приказ Министерства финансов РФ от 13 июня 1995 г. N 49 "Об утверждении Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств"//Финансовая газета. 1995. N 29.
Приказ Министерства экономики РФ от 1 октября 1997 г. N 118 "Об утверждении Методических рекомендаций по разработке финансовой политики предприятия"//Экономика и жизнь. 1998. N 2.
Распоряжение ФСДН РФ от 27 августа 1998 г. N 16-р "Об утверждении Методических рекомендаций по ускоренному порядку применения процедур банкротства" (утратило силу)//Вестник ФСДН РФ. 1999. N 1.
Положение ЦБ РФ от 4 октября 2000 г. N 125-П "О порядке составления промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса кредитной организации и их согласования территориальными учреждениями Банка России" (с изменениями и дополнениями)//Вестник Банка России. 2000. N 55 (с послед. изм.).
Положение ЦБ РФ от 4 июня 2003 г. N 230-П "О реорганизации кредитных организаций в форме слияния и присоединения"//Вестник Банка России. 2003. N 39.
Положение ЦБ РФ от 26 ноября 2003 г. N 241-П "О временной администрации по управлению кредитной организацией" (с изменениями и дополнениями)//Вестник Банка России. 2004. N 1 (с послед. изм.).
Положение ЦБ РФ от 14 декабря 2004 г. N 265-П "Об аккредитации арбитражных управляющих при Банке России в качестве конкурсных управляющих при банкротстве кредитных организаций"//Вестник Банка России. 2005. N 7.
Указание ЦБ РФ от 11 августа 2004 г. N 1487-У "Об опубликовании в "Вестнике Банка России" сообщения кредитной организации о принятом решении о реорганизации или об уменьшении уставного капитала"//Вестник Банка России. 2004. N 58.
Концепция деятельности Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" по реализации положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций". Принята решением правления Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" от 25 ноября 2004 г., одобрена решением совета директоров Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" от 9 декабря 2004 г.//Вестник Банка России. 2005. N 4.
Информационное письмо ВАС РФ от 25 апреля 1995 г. N С1-7/ОП-237 "Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)" (при применении надо учитывать, что в настоящее время действует Закон о банкротстве 2002 г.)//Вестник ВАС РФ. 1995. N 7.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 7 августа 1997 г. N 20 "Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)" (при применении следует учитывать, что в настоящее время действует Закон о банкротстве 2002 г. и Арбитражный процессуальный кодекс РФ 2002 г.)//Вестник ВАС РФ. 1997. N 10.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 6 августа 1999 г. N 43 "Вопросы применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в судебной практике" (в настоящее время фактически не применяется в связи с принятием Закона о банкротстве 2002 г.)//Вестник ВАС РФ. 1999. N 10.
Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. N 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (в настоящее время фактически не применяется в связи с принятием Закона о банкротстве 2002 г.)//Вестник ВАС РФ. 2001. N 9.
Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"//Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.
Постановление Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"//Вестник ВАС РФ. 2003. N 6.
Постановление Пленума ВАС РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"//Вестник ВАС РФ. 2005. N 3.

Основные понятия

Административный управляющий - лицо, утвержденное арбитражным судом для проведения финансового оздоровления в соответствии с Законом о банкротстве 2002 г.
Анализ финансового состояния должника - исследование финансово-хозяйственной деятельности должника, осуществляемое в целях определения достаточности принадлежащего должнику имущества для покрытия судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения арбитражным управляющим, а также возможности или невозможности восстановления платежеспособности должника.
Внешнее управление (судебная санация) - процедура банкротства, применяемая к должнику в целях восстановления его платежеспособности с передачей полномочий по управлению должником внешнему управляющему.
Внешний управляющий - лицо, утвержденное арбитражным судом для проведения внешнего управления и осуществления иных полномочий, установленных Законом о банкротстве 2002 г.
Временный управляющий - лицо, утвержденное арбитражным судом для наблюдения, осуществления мер по обеспечению сохранности имущества должника и иных полномочий, установленных законом о банкротстве.
Досудебная санация - меры по восстановлению платежеспособности должника, принимаемые собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника - юридического лица, кредиторами должника и иными лицами в целях предупреждения банкротства.
Конкурсная масса - все имущество должника, имеющееся на момент открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства.
Конкурсное производство - процедура банкротства, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.
Конкурсный управляющий - лицо, утвержденное арбитражным судом для проведения конкурсного производства и осуществления иных полномочий, установленных законом о банкротстве.
Мировое соглашение - соглашение сторон о прекращении спора на основе мирного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок.
Мораторий на удовлетворение требований кредиторов - приостановление исполнения требований кредиторов, распространяемое на денежные обязательства и обязательные платежи, сроки исполнения которых наступили до введения внешнего управления.
Наблюдение - процедура банкротства, применяемая к должнику в целях обеспечения сохранности имущества должника, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов.
Процедура банкротства - совокупность мер в отношении должника, направленных на восстановление его платежеспособности или ликвидацию.
Финансовое оздоровление - процедура банкротства, применяемая к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности.

§ 1. Общая характеристика процедур несостоятельности (банкротства)

Важную роль среди общих положений о банкротстве занимают его процедуры (так называемый процессуальный плюрализм).
Воздействие на должника на различных этапах процесса о несостоятельности осуществляется с помощью различных мер, прямо предусмотренных законом. Первоначально, на этапе возбуждения производства по делу, это обеспечительные меры (наложение арестов на имущество должника, отстранение его от управления, анализ и установление финансового положения должника и др.); при наличии возможности восстановления платежеспособности должника - это восстановительные меры (меры по перепрофилированию производства, продаже предприятия должника, меры, осуществляемые в рамках моратория на удовлетворение требований кредиторов, меры по признанию ряда сделок должника недействительными и т.д.) и, наконец, ликвидационные меры, применяемые на основании решения о признании должника несостоятельным (банкротом), направленные на выявление дебиторской задолженности должника, формирование конкурсной массы, ее реализации, а также меры по удовлетворению требований кредиторов в порядке очередности, предусмотренной законодательством).
Таким образом, процедуры несостоятельности (банкротства) представляют собой предусмотренную законодательством совокупность мер в отношении должника, направленных на восстановление его платежеспособности или ликвидацию.
Закон о банкротстве 1992 г. делил процедуры банкротства на реорганизационные, ликвидационные и мировое соглашение. Реорганизационные процедуры включали внешнее управление и санацию, а ликвидационные процедуры предполагались в рамках конкурсного производства. Закон о банкротстве 1998 г. не употреблял терминов "реорганизация" и "ликвидация". Вместе с тем в законодательстве выделялись четыре процедуры для юридических лиц и две - для должников-граждан. Общими являлись конкурсное производство и мировое соглашение. Для юридических лиц им предшествовали наблюдение и внешнее управление. Кроме того, закон содержал указание на то, что в отношении должника могут применяться и иные процедуры. Речь шла об упрощенных процедурах банкротства (о банкротстве отсутствующего и ликвидируемого должника), а также о процедуре добровольного объявления должника о своем банкротстве.
Действующий Закон о банкротстве 2002 г. вводит новую реорганизационную процедуру - финансовое оздоровление, которое позволяет при определенных условиях сохранить учредителям (участникам) должника контроль за предприятием даже в условиях возбужденного дела о банкротстве.

§ 2. Восстановительные мероприятия

Помимо вышеназванных процедур Законом о банкротстве 2002 г. установлена возможность осуществления мер по предупреждению банкротства - восстановительные процедуры.
Мероприятия по предупреждению несостоятельности участника имущественного оборота не представляют собой самостоятельной процедуры банкротства*(160), но их своевременное применение может оказать существенное влияние на изменение финансового положения должника.
Впервые положения о проведении восстановительных процедур появились в отношении государственных предприятий в утратившем в настоящее время силу Указ Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 623 "О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных государственных предприятий (банкротов) и применению к ним специальных процедур". В указе предусматривался административный порядок объявления государственных (а также с долей государства 50% и более) предприятий неплатежеспособными. После признания таких предприятий банкротами предусматривалось применение к ним специальных процедур ликвидации, включая реорганизацию и иные меры, направленные на оздоровление экономического и финансового состояния предприятий.
Еще одним актом, предшествовавшим Закону о банкротстве 1992 г., было распоряжение Госкомимущества РФ от 5 ноября 1992 г. N 717-р "Об утверждении типового положения о проведении конкурса по продаже предприятия-банкрота, его имущества". Типовое положение предусматривало два вида продажи предприятия - во-первых, полностью, когда оно продавалось как единый имущественный комплекс с сохранением профиля, во-вторых, имущество предприятия продавалось по частям. Распродажа имущества предприятия предусматривалась в том случае, если попытка продать предприятие на коммерческом конкурсе успеха не имела.
В Законе о банкротстве 1992 г. мероприятия, направленные на предотвращение банкротства, были объединены под названием "реорганизационные процедуры". Под ними понимались проводимые по решению арбитражного суда мероприятия, направленные на поддержание деятельности и оздоровление предприятия в целях избежания его ликвидации.
Данный закон предусматривал два вида реорганизационных процедур: внешнее управление имуществом должника и санацию. Обе эти процедуры применялись по назначению суда и проводились под его контролем. Более того, этот закон подробно регламентировал порядок проведения санации. Так, при утверждении соглашения о санации арбитражным судом определялось, что по истечении 12 месяцев с начала санации должно быть удовлетворено не менее 40% от общей суммы требований кредиторов, общий срок санации ограничивался 18 месяцами и мог быть продлен арбитражным судом в исключительных случаях, но не более чем на шесть месяцев, запрещалось установление в соглашении требований о передаче участникам санации должником основных средств предприятия. Устанавливалось также преимущественное право на участие в санации членов трудового коллектива и собственника предприятия-должника.
В действующем Законе о банкротстве 2002 г. восстановительные процедуры подразделяются на два вида - досудебную санацию и судебную санацию (финансовое оздоровление и внешнее управление). Следует признать, что вряд ли можно считать успехом законодателя объединение различных по содержанию и целям процедур. Ведь восстановительные процедуры - это не процедуры банкротства, а процедуры, направленные на его предотвращение. Важным является то, что меры по предупреждению банкротства следует применять до момента подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом. Инициатива по оздоровлению должника может исходить от кредиторов либо иного лица по соглашению с должником. Однако финансовая и иная помощь может иметь место лишь с согласия должника.
Следует также учесть, что перечень возможных мер по предотвращению банкротства в законе не содержится. По смыслу законодателя к таким мерам следует отнести в первую очередь оказание финансовой помощи должнику (как на возмездной, так и на безвозмездной основе), предоставление инвестиций под гарантии (залог, поручительство) учредителя (учредителей) должника, собственников имущества унитарного предприятия, организационные меры по укреплению управления неплатежеспособных должников и др.
Характер мероприятий досудебной и судебной санации (внешнего управления) существенно различается.
Досудебная санация представляет собой оказание финансовой помощи в размере, достаточном для восстановления платежеспособности должника, т.е. необходимом для погашения задолженности по денежным обязательствам и обязательным платежам. Соглашением о предоставлении финансовой помощи может быть предусмотрено принятие на себя должником или иными лицами определенных обязательств в пользу лиц, предоставивших финансовую помощь. Проведение досудебной санации предприятий за счет средств федерального бюджета и государственных внебюджетных фондов может иметь место согласно соответствующим положениям федерального бюджета и бюджета государственных внебюджетных фондов.
Решение о досудебной санации предприятий субъектов РФ и муниципальных образований принимают соответственно органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления за счет их бюджетов в соответствии с федеральными законами и законами субъектов РФ.
Следует признать, что в целом Закон о банкротстве 2002 г., как и ранее действовавший Закон о банкротстве 1998 г., лишь очертил рамки правового регулирования отношений, связанных с предотвращением банкротства. В частности, в нем не регламентируется ни порядок проведения санации и привлечения инвесторов, ни порядок оформления соглашения о санации. К тому же закон никак не ограничивает срока проведения санации и не устанавливает никаких гарантий от возбуждения дела о банкротстве в период ее проведения. Данные положения позволяют утверждать, что Закон о банкротстве 2002 г. делает процесс досудебной санации практически бесконтрольным.
Суть судебной санации (финансового оздоровления и внешнего управления) заключается в передаче полномочий по управлению должником внешнему управляющему с целью проведения восстановительных мероприятий под контролем кредиторов и суда (ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.) Данные процедуры подробнее будут рассмотрены далее.

§ 3. Наблюдение

1. Понятие процедуры наблюдения: ее место и роль в системе процедур несостоятельности (банкротства)

Процедура наблюдения впервые была предусмотрена Законом о банкротстве 1998 г.
Данная процедура осуществляется в целях обеспечения сохранности имущества должника, проведения анализа его финансового состояния, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов. Несомненно, введение данной процедуры принципиально изменило ситуацию в плане последовательной защиты прав должника, с одной стороны, и прав кредиторов - с другой.
Не все государства используют наблюдение в качестве процедуры банкротства. Американской системой такая процедура не предусмотрена, поскольку в отношении должника в соответствии с американским законодательством сразу могут быть открыты либо процедура ликвидации, либо - реорганизации*(161). Французская же модель имеет продебиторскую направленность, и начало процедур несостоятельности открывается периодом наблюдения, который имеет у них второе название - оздоровление производства, при открытии которого права кредиторов значительно ослабляются. За счет ущемления этих прав производится попытка реабилитации предприятия.
Но поскольку в развитой экономике субъект становится банкротом вследствие структурных изменений рынка и просчетов менеджеров, получается, что имущество, в большей степени активы (которые могли бы достаться кредиторам при удовлетворении их требований в ходе конкурсного производства), будет использоваться для восстановления платежеспособности должника, находящегося в кризисе.
Именно отсутствие разумного баланса между целью сохранения действующих предприятий и мерами по поддержке безнадежного предприятия является основным фактором недостаточной эффективности французского законодательства о банкротстве.
Основным способом урегулирования несостоятельности в Англии является создание правового механизма по отчуждению всего предприятия с целью сохранения его технологической целостности и сохранения рабочих мест. Более того, выбор наиболее подходящей процедуры несостоятельности осуществляется по рекомендации эксперта сразу после возбуждения дела. Так, если представляется, что у предприятия нет шансов на осуществление реструктуризации через мировое соглашение и невозможно продолжить его деятельность на срок, достаточный для его продажи, то компания сразу попадает в конкурсное производство.
В Германии основное внимание уделяется защите имущественных прав и интересов кредиторов с помощью (в том числе) использования активов предприятия. Поэтому целью германского законодательства о банкротстве является эффективное удовлетворение требований обеспеченных кредиторов, а не защита попавших в затруднительное положение предприятий, что, безусловно, в конечном итоге снижает реабилитационные возможности германского законодательства о банкротстве.
По российскому Закону о банкротстве 2002 г. процедура наблюдения как бы выносится за рамки процедуры банкротства как таковой и является, по сути, дополнительной. Ее цель состоит в установлении, действительно ли должник не в состоянии удовлетворить требования кредиторов или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в полном объеме на момент принятия арбитражным судом заявления о банкротстве. Введение такой процедуры позволяет, с одной стороны, определить финансовое состояние должника, а с другой - сохранить его имущество.
Процедура наблюдения вводится по результатам рассмотрения обоснованности требований заявителя к должнику, за исключением случаев возбуждения дела на основании заявления должника, когда наблюдение вводится с даты принятия арбитражным судом заявления должника к производству. Представляется, что законодательное закрепление необходимости проверки требований кредиторов и уполномоченного органа в специальном судебном заседании позволит исключить возможность необоснованного ограничения прав должника, которое допускалось ранее действовавшим Законом о банкротстве 1998 г.
Вместе с тем законом предусмотрены некоторые исключения из этого правила. Так, наблюдение не применяется к должнику, в отношении которого принято решение о ликвидации (ст. 225 Закона о банкротстве 2002 г.), к отсутствующему должнику (ст. 228), к должнику-гражданину (ст. 27).
Кроме того, законом установлены некоторые особенности осуществления данной процедуры в отношении отдельных категорий должников, а именно: сельскохозяйственных предприятий, крестьянских (фермерских) хозяйств, профессиональных участников рынка ценных бумаг. В частности, на профессиональных участников рынка ценных бумаг не распространяются ограничения на совершение сделок, предусмотренных законом, а именно: на сделки с ценными бумагами его клиентов, совершаемые по их поручениям и подтвержденные клиентами после возбуждения производства по делу о банкротстве (ст. 188 Закона о банкротстве 2002 г.). Обращает на себя внимание тот факт, что наблюдение должно быть завершено с учетом сроков рассмотрения дела о банкротстве, т.е. не более чем через семь месяцев с даты поступления заявления о банкротстве в арбитражный суд. Таким образом, продолжительность наблюдения - семь месяцев. В отличие от Закона о банкротстве 1998 г. действующий закон не допускает увеличения срока наблюдения.
Введение процедуры наблюдения влечет за собой возникновение определенных правовых последствий. Среди таких последствий Закон о банкротстве 2002 г. называет следующие:
1) имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только с соблюдением порядка, предусмотренного законом. С момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом кредиторы не вправе обращаться к должнику в целях удовлетворения их требований в индивидуальном порядке;
2) по ходатайству кредитора приостанавливается производство по делам, связанным со взысканием с должника денежных средств и (или) иного имущества. Не подлежат приостановлению производства по делам о признании сделок недействительными и другим делам, при рассмотрении которых к должнику не заявляются требования, связанные со взысканием с него денежных средств*(162);
3) приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям должника. Однако закон устанавливает исключение из общего правила: не приостанавливается производство по делам о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждений по авторским договорам, алиментов, а также о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью. Следует обратить внимание, что исполнительное производство по данным делам не будет приостановлено лишь при условии, что судебные решения, на основании которых возбуждены исполнительные производства, вступили в силу до момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом;
4) запрещается удовлетворение требований участника должника - юридического лица о выделе доли (пая) в имуществе должника в связи с выходом его из состава участников. Поскольку участники юридического лица не признаются законом его кредиторами, следовательно, удовлетворение их требований производится только после полного удовлетворения требований кредиторов из оставшегося имущества должника по завершении конкурсного производства;
5) запрещается выплата дивидендов и иных платежей по эмиссионным ценным бумагам;
6) не допускается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается очередность удовлетворения требований кредиторов.
Поскольку должник ограничивается в распоряжении своими средствами, после введения наблюдения определение об этом направляется в банки и иные кредитные организации, с которыми должник имеет договор банковского счета (данные о счетах должника предоставляются самим должником либо запрашиваются в налоговых органах), в суд общей юрисдикции, главному судебному приставу по месту нахождения должника, в налоговые и иные уполномоченные органы.
Закон о банкротстве 2002 г. содержит ряд положений, которые свидетельствуют об ограничении как правоспособности, так и дееспособности должника в этот период, при этом ограничение может быть:
1) частичное - в отношении сделок, совершаемых исключительно с согласия временного управляющего, а именно: сделок, связанных с передачей недвижимого имущества в аренду, залог, с внесением указанного имущества в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или с распоряжением таким имуществом иным образом; с распоряжением иным имуществом должника, балансовая стоимость которого составляет более 5% балансовой стоимости активов должника; сделок, связанных с получением и выдачей займов (кредитов), уступкой прав требований, переводом долга, а также с учреждением доверительного управления имуществом должника;
2) полное - в отношении вопросов, решения по которым в период проведения процедуры наблюдения не может принимать ни руководитель должника, ни временный управляющий. Они связаны с реорганизацией и ликвидацией должника, созданием юридических лиц (или участием в иных юридических лицах), филиалов и представительств, выплатой дивидендов, размещением должником облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг, выходом из состава участников должника, приобретением у акционеров ранее выпущенных акций (п. 3 ст. 64 Закона о банкротстве 2002 г.)*(163) .

2. Временный управляющий

Выполнение основной задачи процедуры наблюдения - обеспечение сохранности имущества должника до вынесения арбитражным судом решения по существу дела - возлагается на временного управляющего. По смыслу законодателя, временный управляющий - это лицо, утверждаемое арбитражным судом для проведения наблюдения, осуществления мер по обеспечению сохранности имущества должника и иных полномочий, установленных законом о банкротстве (ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г.). Деятельность временного управляющего осуществляется по двум основным направлениям: во-первых, это контроль за действиями руководства должника (в том числе обеспечение сохранности его имущества); во-вторых, изучение финансового состояния должника с целью определения возможности и целесообразности проведения реорганизационных (восстановительных) или ликвидационных процедур.
Требования к кандидатуре временного управляющего и к его квалификации определяются общими требованиями, предъявляемыми к арбитражным управляющим.
Вместе с тем Законом о банкротстве 2002 г. установлены определенные требования к порядку выдвижения кандидатуры временного управляющего и его утверждения арбитражным судом. Должник, кредитор или уполномоченный орган в своем заявлении указывают наименование и адрес СРО, из числа членов которой арбитражный суд утверждает временного управляющего. После получения запроса заявленная СРО составляет список своих членов, изъявивших согласие быть утвержденными в качестве арбитражного управляющего и в наибольшей степени удовлетворяющих требованиям, содержащимся в запросе. В списке кандидатур должны быть указаны три кандидатуры, расположенные в порядке уменьшения их соответствия обозначенным требованиям, а при равном соответствии этим требованиям - с учетом их профессиональных качеств (п. 1 ст. 45 Закона о банкротстве 2002 г.).
Должник и заявитель (представитель собрания кредиторов) вправе отвести по одной кандидатуре арбитражных управляющих, указанных в списке кандидатур. Именно оставшуюся кандидатуру и утверждает арбитражный суд. В случае отсутствия такого отвода арбитражный суд утверждает кандидатуру, занимающую более высокую позицию в списке кандидатур.
В случае непредставления такого списка в срок, установленный законом, арбитражный суд обращается в регулирующий орган, который обязан в недельный срок обеспечить представление списка кандидатур другими СРО. Следует заметить, что в определении арбитражного суда об утверждении временного управляющего должен быть указан размер его вознаграждения, установленный арбитражным судом.
Временный управляющий действует параллельно с руководством должника, которое не отстраняется от выполнения своих обязанностей, поскольку осуществление рассматриваемой процедуры не является основанием для отстранения руководителя должника и иных органов его управления, они продолжают осуществлять свои полномочия (с некоторыми ограничениями, установленными Законом о банкротстве 2002 г.).
Вместе с тем временному управляющему предоставлено право в случае необходимости обращаться в арбитражный суд с ходатайством об отстранении руководителя должника от должности. Под необходимостью, видимо, следует понимать те случаи, когда руководитель должника не принимает необходимых мер по обеспечению сохранности имущества должника, препятствует осуществлению обязанностей временного управляющего либо иным образом нарушает закон (например, совершает без согласия управляющего сделки, о которых говорилось выше).
В этом случае функции руководителя должника возлагаются на лицо, представленное в качестве кандидатуры руководителя должника представителем учредителей (участников) должника или иным коллегиальным органом управления должника, представителем собственника имущества должника - унитарного предприятия. Если кандидатура не представлена, суд назначает одного из заместителей руководителя, а в случае их отсутствия - одного из работников (п. 4 ст. 69 Закона о банкротстве 2002 г.).
Полномочия временного управляющего имеют ограниченный срок действия и прекращаются:
1) утверждением арбитражным судом мирового соглашения;
2) принятием решения об отказе в признании несостоятельности (банкротства) данного должника.
В следующих случаях временный управляющий обязан функционировать до утверждения соответственно административного, внешнего, конкурсного или нового временного управляющего:
1) вынесение определения о введении финансового оздоровления;
2) вынесение определения о введении внешнего управления;
3) принятие решения об открытии конкурсного производства;
4) удовлетворение ходатайства временного управляющего об освобождении его от исполнения обязанностей.
В целях защиты интересов кредиторов и сохранности имущества должника закон наделяет временного управляющего широким кругом прав. Так, временный управляющий вправе предъявлять иски о признании сделок должника недействительными и о применении последствий недействительности ничтожной сделки, обращаться в суд с ходатайством о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника (не предусмотренных п. 2 ст. 64 Закона о банкротстве 2002 г.), в том числе о запрете должнику совершать без его согласия любые сделки, о передаче ценных бумаг, валютных ценностей и иного имущества на хранение третьим лицам и т.д.
Временный управляющий также имеет право получать любую, в том числе конфиденциальную, информацию о деятельности должника. Данное право обеспечивается в Законе о банкротстве 2002 г. правомочием временного управляющего на обращение с ходатайством в арбитражный суд об отстранении руководителя должника от выполняемых функций. Предоставление временному управляющему по его требованию любой информации, касающейся деятельности должника, является обязанностью органов управления должника, поэтому нарушение этой обязанности рассматривается законодателем как препятствие в осуществлении деятельности временного управляющего.
Одной из основных обязанностей временного управляющего является проведение анализа финансового состояния должника. Анализ проводится в целях определения достаточности имущества должника для покрытия судебных расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему, а также возможности или невозможности восстановления платежеспособности должника. В процессе наблюдения временный управляющий на основе детального анализа финансового состояния должника должен предоставить собранию кредиторов и арбитражному суду наиболее полные сведения о нем: наличие или отсутствие признаков банкротства, возможность расплатиться с кредиторами до заседания арбитражного суда, положение должника на товарных рынках и т.д. Кроме того, именно в процессе проведения анализа финансового состояния должника временный управляющий имеет возможность установить наличие признаков фиктивного и преднамеренного банкротства.
Интересен тот факт, что Законом о банкротстве 1992 г. обязанность проводить анализ финансового состояния должника устанавливалась только для конкурсных управляющих. В то же время в обязанности арбитражного управляющего (действовавшего в период внешнего управления) входили разработка плана проведения внешнего управления имуществом должника и организация его выполнения, что подразумевало и необходимость проведения на практике арбитражным управляющим финансового анализа состояния должника.
Анализ финансового состояния должника в соответствии с положениями Закона о банкротстве 1998 г. в различных процедурах банкротства осуществлялся при соблюдении общих методических подходов, хотя выбор конкретных методов в каждом отдельном случае производился с учетом специфики финансово-хозяйственной деятельности должника.
При проведении наблюдения, как правило, осуществлялся анализ структуры баланса предприятия-должника, оценка его платежеспособности, а также анализ бухгалтерской отчетности должника.
Система критериев для определения неудовлетворительной структуры баланса неплатежеспособных предприятий была утверждена постановлением Правительства РФ от 20 мая 1994 г. N 498 "О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий" (в настоящий момент утратило силу).
Под неудовлетворительной структурой баланса понималось такое состояние имущества и обязательств должника, когда за счет имущества не могло быть обеспечено своевременное выполнение обязательств перед кредиторами в связи с недостаточной степенью ликвидности имущества должника.
Анализ баланса предприятия производился на основании:
- баланса за последний отчетный период, а также баланса на первое число текущего месяца, представляемых руководителем предприятия и заверенных в установленном порядке;
- баланса предприятия за последний отчетный период, направляемого налоговыми органами в случае непредставления в установленные сроки соответствующих документов руководством предприятия.
Показателями для оценки удовлетворительности структуры баланса предприятия являлись:
- коэффициент текущей ликвидности;
- коэффициент обеспеченности собственными средствами;
- коэффициент восстановления (утраты) платежеспособности.
Проведение анализа финансового состояния должника могло быть осуществлено также в соответствии с Методическими рекомендациями по реформе предприятий (организаций), утвержденными приказом Министерства экономики РФ от 1 октября 1997 г. N 118.
При анализе финансово-экономического состояния должника принимались во внимание не только методы финансового анализа, но и способы анализа его результатов. Одним из таких способов являлся анализ бухгалтерской отчетности должника, представляющий собой изучение полученных показателей с целью определения состава имущества, финансового положения предприятия, источников формирования собственного капитала и т.д.
В настоящее время при анализе финансового состояния должника следует исходить из Правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа, утвержденных постановлением Правительства РФ от 25 июня 2003 г. N 367.
Общий анализ должен включать в себя не только оценку отдельных видов имущества должника, но и результаты исследования причин утраты платежеспособности с учетом динамики изменения коэффициентов финансово-хозяйственной деятельности, результаты анализа активов и пассивов должника, возможностей безубыточной деятельности должника и т.д. (п. 6 указанных правил).
Показателями, характеризующими платежеспособность должника, являются:
- коэффициент абсолютной ликвидности;
- коэффициент текущей ликвидности;
- показатель обеспеченности должника его активами;
- степень платежеспособности по текущим обязательствам.
К числу показателей, характеризующих финансовую деятельность должника, следует отнести:
- коэффициент автономии (финансовой независимости);
- коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами (доля собственных оборотных средств в оборотных активах);
- доля просроченной кредиторской задолженности в пассивах;
- показатель отношения дебиторской задолженности к совокупным активам.
В указанном постановлении содержатся также показатели, характеризующие деловую активность должника, а именно:
- рентабельность активов;
- норма чистой прибыли.
Для того чтобы иметь комплексное, системное представление о финансовом положении должника, на практике помимо общих методов оценки используют и специальные, к которым можно отнести, в частности, метод проведения прогнозных разработок, позволяющий обоснованно подтвердить (или опровергнуть) наличие реальной возможности восстановления платежеспособности должника при использовании в дальнейшем всех предусмотренных законом мер, а именно: перепрофилирование производства, продажа предприятия должника и др.*(164)
Важной обязанностью временного управляющего, осуществляемой им на стадии подготовки первого собрания кредиторов, является установление размера требований кредиторов.
Установление размера требований кредиторов необходимо главным образом для определения числа голосов каждого из конкурсных кредиторов, а также налоговых и иных уполномоченных органов в целях их участия в первом собрании кредиторов. Размер требований устанавливается на основании заявлений кредиторов, предъявляемых ими в течение месяца после получения уведомления о принятии арбитражным судом заявления о признании должника несостоятельным (это уведомление должно быть осуществлено в течение 14 дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения).
Конкретное требование кредитора может быть отнесено либо к установленным, либо к неустановленным в соответствии с критериями установления размера требований, содержащимися в Законе о банкротстве 2002 г. Установленные требования должны быть предъявлены временному управляющему с приложением подтверждающих требования документов; требования, не признаваемые установленными, - арбитражному суду, должнику, временному управляющему, иным кредиторам, предъявившим требования, и реестродержателю.
Закон о банкротстве 2002 г. не содержит указаний относительно формы и содержания предъявляемых кредитором требований. Однако судебно-арбитражная практика исходит из того, что требование кредитора оформляется в свободной, но обязательно письменной форме с указанием долга по денежным обязательствам и обязательным платежам. В требовании могут быть указаны и подлежащие уплате неустойки, проценты, финансовые (экономические) санкции, которые (в том числе установленные решениями судов) в сумму требований при определении числа голосов конкурсных кредиторов не включаются*(165).
В совокупности все предъявленные требования кредиторов могут быть отнесены:
- к требованиям, в отношении которых заявляются возражения;
- к требованиям, возражения по которым не заявляются.
Возражения могут быть предъявлены в арбитражный суд не позднее 15 дней со дня истечения срока для предъявления требований кредиторов. Следует признать оправданной позицию законодателя в отношении того, кто именно из участников конкурсных отношений обладает таким правом. Закон о банкротстве 2002 г. устанавливает, что возражения могут быть предъявлены должником, временным управляющим, кредиторами, предъявившими требования к должнику, представителем учредителей (участников) должника либо представителем собственника имущества унитарного предприятия (п. 2 ст. 71)*(166).
При наличии возражений проводится специальное заседание арбитражного суда. Требования кредиторов, по которым не поступили возражения, рассматриваются арбитражным судом для проверки их обоснованности и наличия оснований для включения в реестр требований кредиторов.
По результатам рассмотрения обоснованности требований либо возражений должника суд выносит определение, в котором указывается размер требований, признанных необоснованными.
Закон о банкротстве 2002 г. в отличие от Закона о банкротстве 1998 г. предусматривает возможность обжалования определения об установлении требований кредиторов.
Обязанность по созыву, подготовке и проведению первого собрания кредиторов также возложена законодателем на временного управляющего*(167).
Временный управляющий, исходя из известной даты проведения заседания арбитражного суда, которая определяется при принятии заявления о несостоятельности (банкротстве), должен провести первое собрание кредиторов как минимум за 10 дней до даты окончания наблюдения (п. 1 ст. 72 Закона о банкротстве 2002 г.).
При уведомлении кредиторов, уполномоченных органов, представителя работников должника и иных лиц, имеющих право на участие в первом собрании кредиторов, о сроке, дате и месте проведения собрания временный управляющий также сообщает им сведения о числе голосов, которыми они будут располагать на первом собрании кредиторов.
По общему правилу собрание кредиторов проводится по месту нахождения должника (оно определяется на основании ст. 54 ГК РФ). Временным управляющим может быть определено и другое место проведения собрания кредиторов.
На первом собрании кредиторов принимают участие две категории лиц, а именно: лица, обладающие правом голоса, и лица без права голоса.
Право голоса на первом собрании кредиторов имеют конкурсные кредиторы и уполномоченные органы.
Одновременно Законом о банкротстве 2002 г. установлен перечень лиц, которые вправе участвовать в первом собрании кредиторов без права голоса: руководитель должника, представитель работников должника, представитель учредителей (участников) должника или представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия.
В соответствии с Законом о банкротстве 1998 г. первое собрание кредиторов считалось правомочным независимо от числа представленных на нем голосов конкурсных кредиторов, однако при условии, что о времени и месте проведения собрания кредиторов конкурсные кредиторы были надлежащим образом уведомлены*(168).
Однако Закон о банкротстве 2002 г. установил требование кворума (о чем говорилось выше). Голосование проводится по правилам, установленным ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г. Поскольку для решения некоторых вопросов может потребоваться большинство голосов от общего числа голосов кредиторов, то не исключены ситуации, когда голосов присутствующих кредиторов будет недостаточно для принятия решения. В этом случае законодатель предусматривает возможность проведения повторного собрания (п. 3 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г.).
Временный управляющий на первом собрании сообщает кредиторам данные анализа финансового состояния должника с изложением перспектив возможности или невозможности восстановления его платежеспособности. Однако выводы временного управляющего носят рекомендательный характер и не являются для кредиторов обязательными.
Вместе с тем кредиторами на первом собрании могут быть приняты следующие решения:
1) о введении финансового оздоровления и об обращении в арбитражный суд с соответствующим ходатайством;
2) о введении внешнего управления и об обращении в арбитражный суд с соответствующим ходатайством;
3) об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства;
4) о заключении мирового соглашения;
5) об избрании комитета кредиторов и определении его количественного состава (ст. 73 Закона о банкротстве 2002 г.).
С момента признания арбитражным судом должника банкротом и открытия конкурсного производства, введения финансового оздоровления, внешнего управления или утверждения мирового соглашения наблюдение прекращается.

§ 4. Финансовое оздоровление

1. Общие положения

Процедура финансового оздоровления является совершенно новой для российского законодательства о несостоятельности (банкротстве).
Она осуществляется с целью проведения восстановительных мероприятий под контролем кредиторов и суда уже после принятия арбитражным судом заявления о признании должника несостоятельным (банкротом).
Финансовое оздоровление вводится арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов. В ходе наблюдения должник на основании решения своих учредителей (участников), учредители (участники) должника, орган, уполномоченный собственником имущества должника - унитарного предприятия, третье лицо или третьи лица вправе обратиться к первому собранию кредиторов о введении финансового оздоровления. Эти же лица вправе обратиться с ходатайством о введении финансового оздоровления и к суду в том случае, когда первым собранием кредиторов не принято решение о применении одной из процедур банкротства и у суда нет возможности отложить рассмотрение дела в пределах срока, установленного ст. 51 Закона о банкротстве 2002 г. (семь месяцев). В этом случае необходимо предоставить обеспечение исполнения обязательств должника в соответствии с графиком погашения задолженности, размер которого должен превышать размер обязательств должника, включенных в реестр требований кредиторов на дату судебного заседания, не менее чем на 20%.
Однако следует заметить, что арбитражный суд может ввести финансовое оздоровление и в противовес решению первого собрания кредиторов, если в качестве обеспечения исполнения обязательств должника будет предоставлена банковская гарантия. При этом сумма, на которую будет выдана банковская гарантия, также должна превышать размер обязательств должника не менее чем на 20%.
Следует обратить внимание на круг субъектов, имеющих право обратиться с ходатайством о введении финансового оздоровления на основании предоставления обеспечения. К ним следует отнести: учредителей (участников) должника, орган, уполномоченный собственником имущества должника - унитарного предприятия, третье лицо (лица).
При обращении к собранию кредиторов с ходатайством о введении финансового оздоровления нескольких лиц, в том числе учредителей (участников) должника, обеспечение исполнения должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности каждым из них определяется соглашением между ними (п. 2 ст. 78 Закона о банкротстве 2002 г.).
Процедура финансового оздоровления вводится определением арбитражного суда, которое может быть обжаловано. Необходимо обратить внимание на порядок обжалования данных определений. Закон не предусматривает этого порядка. Вместе с тем в п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 8 апреля 2003 г. N 4 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" отмечено, что судебные акты, допускающие окончание дела по существу, должны обжаловаться по общим правилам разд. VI АПК РФ, а не по нормам ч. 3 ст. 223 АПК РФ и ст. 61 Закона о банкротстве 2002 г.
По общему правилу финансовое оздоровление вводится на срок не более чем два года (п. 6 ст. 80 Закона о банкротстве 2002 г.). Некоторые ученые отмечают, что в сложных ситуациях, когда финансовое оздоровление связано с осуществлением крупномасштабных мероприятий, этот срок может быть нереальным*(169).
Вместе с тем законодатель устанавливает и общий срок процедур судебной санации (финансового оздоровления и внешнего управления) - не более двух лет. Стоит согласиться с М.В. Телюкиной, что "кредиторы, решая вопрос о введении оздоровительных процедур, по сути стоят перед выбором между финансовым оздоровлением и внешним управлением, поскольку исходя из сути экономических отношений введение любой из этих процедур на короткий срок неэффективно"*(170).
Закон о банкротстве 2002 г. (ст. 77) урегулировал требования к ходатайству учредителей (участников) должника или собственника имущества должника - унитарного предприятия о введении финансового оздоровления. Во-первых, решение об обращении с таким ходатайством принимается на общем собрании большинством голосов учредителей (участников) должника, принявших участие в данном собрании, или органом, уполномоченным собственником имущества должника - унитарного предприятия. Для принятия решения достаточно простого большинства голосов. Но обеспечение вправе предоставить только лица, голосовавшие за принятие решения на общем собрании, либо они должны организовать предоставление такого обеспечения. Во-вторых, между лицами, предоставившими обеспечение, должно быть подписано соглашение о порядке и условиях предоставления такого обеспечения, причем каждое из этих лиц, голосуя на общем собрании за принятие решения о направлении ходатайства, будет действовать от своего имени.
Следует заметить, что предоставление обеспечения в этом случае - право, а не обязанность соответствующих лиц.
Если с ходатайством о введении финансового оздоровления обращается третье лицо (лица), оно обязано предоставить обеспечение. В этом случае требуется согласие должника на подачу такого ходатайства. При обращении к собранию кредиторов нескольких лиц необходимо наличие соглашения между ними, регулирующего порядок предоставления обеспечения и предусматривающего солидарную ответственность лиц, его заключивших.
Следует обратить особое внимание, что при подаче ходатайства третьими лицами необходимо, во-первых, согласие компетентного органа должника, во-вторых, обязательное обеспечение, в-третьих, подписанное соглашение между лицами, предоставившими обеспечение.
Исполнение должником обязательств в соответствии с графиком погашения задолженности может быть обеспечено залогом (ипотекой), банковской гарантией, государственной или муниципальной гарантией, поручительством, а также иными способами. Вместе с тем в качестве предмета обеспечения не могут выступать имущество и имущественные права, принадлежащие должнику на праве собственности или праве хозяйственного ведения. Кроме того, исполнение должником обязательств не может быть обеспечено удержанием, задатком или неустойкой (п. 1 ст. 79 Закона о банкротстве 2002 г.).
Сторонами соглашения о предоставлении обеспечения являются лица, его предоставляющие, а также административный управляющий, действующий в интересах кредиторов. Закон устанавливает пределы ответственности лиц, предоставивших обеспечение, а именно: в размере стоимости имущества и имущественных прав, представленных в качестве обеспечения исполнения должником указанных обязательств.
Соглашение о предоставлении обеспечения имеет, как правило, возмездный характер. Это следует в первую очередь из общего положения о запрете дарения между коммерческими юридическими лицами в соответствии с п. 4 ст. 575 ГК РФ. Кроме того, это вытекает из ст. 89 Закона о банкротстве 2002 г., устанавливающей последствия исполнения обязательств лицами, предоставившими обеспечение. В случае удовлетворения требований кредиторов этими лицами их собственные требования к должнику погашаются последними после прекращения производства по делу о банкротстве либо в ходе конкурсного производства в составе требований кредиторов третьей очереди. Если, несмотря на исполнение обязательств по предоставлению обеспечения, в отношении должника вводятся последующие процедуры банкротства, требования указанных лиц вносятся в реестр требований кредиторов на общих основаниях. В случае неисполнения обязательств по предоставлению обеспечения ответственность указанных лиц наступает в общем порядке, предусмотренном гражданским законодательством. Это означает, что недостижение цели финансового оздоровления не освобождает лиц, подписавших соглашение о представлении обеспечения, от исполнения обязательств. В целом по своей правовой природе соглашение о представлении обеспечения представляет собой гражданско-правовую сделку, к которой применимы общие условия действительности сделок.
С моментом введения финансового оздоровления законодатель связывает наступление определенных правовых последствий:
- отменяются ранее принятые меры по обеспечению требований кредиторов;
- аресты на имущество должника и иные ограничения должника в части распоряжения принадлежащим ему имуществом могут быть наложены исключительно в рамках процесса о банкротстве;
- запрещается удовлетворение требований учредителя (участника) должника о выделе доли (пая) в имуществе должника в связи с выходом из состава его учредителей (участников), выкуп должником размещенных акций или выплата действительной стоимости доли (пая);
- запрещается выплата дивидендов и иных платежей по эмиссионным ценным бумагам;
- не начисляются неустойки (штрафы, пени), подлежащие уплате проценты и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, возникших до даты введения финансового оздоровления и т.д. (ст. 81 Закона о банкротстве 2002 г.).
Однако одним из основных последствий введения финансового оздоровления является установление особого порядка предъявления требований к должнику: в рамках данной процедуры обращение кредиторов с исковыми заявлениями к должнику становится невозможным (это касается только требований, срок исполнения которых должником наступил на дату введения финансового оздоровления).
С момента введения финансового оздоровления приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям (за исключением требований о взыскании задолженности первой и второй очередей, а также об истребовании имущества из чужого незаконного владения должника). В связи с этим на практике возможно возникновение проблемы, которую можно проиллюстрировать следующим примером.
Общество с ограниченной ответственностью "А" обратилось во внеконкурсном порядке в соответствии с п. 5 ст. 4 Закона о банкротстве 2002 г. к акционерному обществу "В" - должнику, находящемуся в процессе производства по делу о несостоятельности (банкротстве), с требованием о возврате переданных по договору займа 100 т угля. Суд удовлетворил требование ООО "А", после чего оно обратилось к административному управляющему с просьбой исполнить решение суда. Управляющий в этом отказал, сославшись на абз. 5 п. 1 ст. 81 Закона о банкротстве 2002 г. Следует заметить, что в реестр такое требование вноситься не может, поскольку не является денежным, т.е. ни получить исполнение на основании имеющегося решения суда, ни участвовать в мероприятиях конкурса ООО "А" не сможет*(171).
В ходе финансового оздоровления органы управления должника, продолжая осуществлять свои обязанности, ограничиваются в распоряжении своими средствами. Законодатель устанавливает четыре категории ограничений.
Так, должник не вправе без согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) совершать сделки, в отношении которых у него имеется заинтересованность или которые связаны с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения прямо или косвенно имущества должника, балансовая стоимость которого составляет более 5% балансовой стоимости активов должника, а также сделки, которые влекут за собой выдачу займов (кредитов), выдачу поручительств и гарантий, а также учреждение доверительного управления имуществом должника (п. 3 ст. 82 Закона о банкротстве 2002 г.).
Также законодатель устанавливает, что должник не вправе совершать определенные сделки без согласия административного управляющего. К ним следует отнести сделки, которые влекут за собой увеличение кредиторской задолженности должника более чем на 5% суммы требований кредиторов, уступку прав требований, перевод долга, получение займов (кредитов) и т.д. (п. 4 ст. 82 Закона о банкротстве 2002 г.).
Согласие собрания (комитета) кредиторов и лица, предоставившего обеспечение, необходимо для принятия решения о реорганизации (в любой из пяти форм).
К числу ограничений полномочий руководителя и органов управления должника следует отнести также особый порядок совершения сделок в отношении имущества, являющегося предметом залога. Закон устанавливает (п. 6 ст. 82 Закона о банкротстве 2002 г.), что все сделки с предметом залога могут совершаться только с согласия кредитора, требования которого обеспечены залогом такого имущества.

2. Административный управляющий

Одновременно с вынесением определения о введении финансового оздоровления арбитражный суд утверждает административного управляющего. Закон о банкротстве 2002 г. устанавливает общие требования к порядку выдвижения его кандидатуры и утверждения арбитражным судом (ст. 45) (данный порядок был рассмотрен выше).
Особенности данной процедуры банкротства накладывают отпечаток на специфику прав и обязанностей административного управляющего.
В частности, он вправе обращаться в арбитражный суд с ходатайством об отстранении руководителя должника, о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника и об отмене таких мер, вправе предъявлять требования о признании недействительными сделок и решений, заключенных или исполненных должником с нарушением требований законодательства.
Административный управляющий имеет также право требовать от руководителя должника получения информации о текущей деятельности должника, а также вправе предоставлять сведения кредиторам о сделках должника, совершаемых им исключительно с согласия собрания кредиторов или административного управляющего.
Одной из основных обязанностей административного управляющего является осуществление контроля за ходом выполнения плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности.
План финансового оздоровления, подготовленный учредителями (участниками) должника, собственником имущества должника - унитарного предприятия, утверждается собранием кредиторов и должен предусматривать способы получения должником средств, необходимых для удовлетворения требований кредиторов в соответствии с графиком погашения задолженности (п. 1 ст. 84 Закона о банкротстве 2002 г.). С даты его утверждения арбитражным судом возникает одностороннее обязательство должника погасить свою задолженность перед кредиторами в установленные сроки.
Административный управляющий в процессе финансового оздоровления также обязан:
- вести реестр требований кредиторов, за исключением случаев, предусмотренных Законом о банкротстве 2002 г.;
- созывать собрания кредиторов;
- предоставлять на рассмотрение собранию кредиторов (комитету кредиторов) информацию о ходе выполнения плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности;
- осуществлять контроль за своевременностью и полнотой перечисления денежных средств на погашение требований кредиторов и т.д.

3. План финансового оздоровления и график погашения задолженности

На теоретическом и практическом уровнях актуальным в настоящее время является вопрос о содержании плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности.
План финансового оздоровления должен включать в себя положения, касающиеся общей характеристики должника, источников получения средств должником, иных мероприятий по восстановлению платежеспособности и поддержке эффективности его хозяйственной деятельности и др.
Эти мероприятия могут носить различный характер:
- экономический (ликвидация убыточных производств, перепрофилирование производства, продажа части имущества и т.д.);
- организационно-управленческий (выбор наиболее оптимальной модели управления, привлечение профессиональных менеджеров-управленцев и т.д.);
- финансовый (определение источников финансирования, форм инвестиций, направлений использования полученных средств и т.д.);
- информационный (дополнительная реклама о выпускаемой продукции; определение преимуществ, которые получают потребители этой продукции, ожидаемый спрос на продукцию и т.д.) и др.
Содержание плана финансового оздоровления должно соответствовать графику погашения задолженности, который подписывается представителем учредителей (участников) должника и лицом, предоставившим обеспечение. График погашения задолженности должен предусматривать погашение всех требований, включенных в реестр.
С точки зрения законодателя, график погашения задолженности - это одностороннее обязательство должника погасить свою задолженность перед кредитором в установленные графиком сроки (п. 2 ст. 84 Закона о банкротстве 2002 г.). По мнению ряда авторов, график погашения задолженности представляет собой не что иное, как одностороннюю сделку*(172). Вместе с тем отмечается особенность конструкции данной сделки (в отличие от конструкции односторонних сделок), заключающаяся в том, что "она предполагает не только обязанности для стороны, совершающей сделку, и права для третьих лиц, но и некие обязанности для третьих лиц. Эти третьи лица, кредиторы, могли способствовать введению финансового оздоровления, а могли и выступать против (если процедура введена под обеспечение) - в любом случае график предполагает обязанность кредитора воздерживаться от получения исполнения до наступления срока, указанного графиком"*(173).
Вместе с тем существует и другая точка зрения. Так, по мнению Е. Яцевой, рассматриваемое обязательство "имеет несколько иную природу, сходную с природой мирового соглашения, поскольку имеет и черты обязательств, вытекающих из сделки, и черты обязательств, вытекающих из судебного акта"*(174). С одной стороны, для подписания графика необходимо волеизъявление собрания кредиторов и компетентного органа должника, что свойственно сделке; изменения в график вносятся по соглашению сторон (собрания кредиторов и должника). С другой стороны, даже при отсутствии волеизъявления (в случаях, установленных ст. 75 Закона о банкротстве 2002 г.) возможно введение финансового оздоровления, но в этом случае изменения в графике погашения задолженности подлежат утверждению судом.
Это делает обязательства должника сходными с обязательствами, вытекающими из судебного акта. В качестве последствий его неисполнения закон предусматривает введение иной процедуры банкротства.
Содержание графика погашения задолженности регламентируется законодателем путем установления общих требований в отношении сроков и порядка погашения задолженности перед кредиторами. Во-первых, графиком должно предусматриваться начало погашения задолженности не позднее чем через месяц после введения финансового оздоровления; во-вторых, требования всех кредиторов, включенных в реестр, должны быть удовлетворены не позднее чем за месяц до даты окончания срока финансового оздоровления; в-третьих, требования кредиторов первой и второй очереди должны быть удовлетворены не позднее чем через шесть месяцев с даты введения финансового оздоровления; в-четвертых, погашение требований должно осуществляться ежемесячно, пропорционально, равными долями в течение года с даты начала удовлетворения требований кредиторов; в-пятых, погашение требований кредиторов должно осуществляться в порядке очередности, предусмотренной ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г.
Вопрос об изменении графика погашения задолженности может быть поставлен учредителями (участниками) юридического лица - должника, собственником имущества унитарного предприятия, лицами, предоставившими обеспечение, а также административным управляющим. В первом случае указанные лица в течение 14 дней после наступления срока исполнения в соответствии с графиком могут либо исполнить данное обязательство, либо внести в график изменения и обратиться к собранию кредиторов с ходатайством об утверждении этих изменений. В случае если размер требований, заявленных кредиторами в ходе финансового оздоровления и включенных в реестр требований кредиторов, превысит более чем на 20% размер требований кредиторов, административный управляющий обязан не позднее чем через 14 дней с даты включения указанных требований в реестр созвать собрание кредиторов для принятия решения о внесении изменений в график погашения задолженности.
Следует обратить внимание на тот факт, что в случае неисполнения должником графика погашения задолженности в течение более чем пяти дней административный управляющий обязан обратиться к лицам, предоставившим обеспечение, с требованием об исполнении ими обязательств в соответствии с данным графиком. Денежные средства, полученные таким образом, перечисляются на счет должника для расчетов с кредиторами.
Не позднее чем за месяц до истечения установленного срока финансового оздоровления должник обязан представить административному управляющему отчет о результатах проведения данной процедуры. На основании такого отчета административный управляющий составляет заключение о выполнении плана финансового оздоровления, графика погашения задолженности и об удовлетворении требований кредиторов и направляет его кредиторам и в арбитражный суд.
Финансовое оздоровление может быть окончено досрочно в случае погашения должником всех требований кредиторов, предусмотренных графиком погашения задолженности (п. 1 ст. 86 Закона о банкротстве 2002 г.). Вместе с тем финансовое оздоровление может быть досрочно прекращено при наличии следующих оснований:
- непредставление в арбитражный суд в течение 35 дней соглашения об обеспечении обязательств должника в соответствии с графиком погашения задолженности;
- неоднократное или существенное (на срок более чем 15 дней) нарушение в ходе финансового оздоровления сроков удовлетворения требований кредиторов, установленных графиком погашения задолженности (п. 1 ст. 87 Закона о банкротстве 2002 г.).
Особый порядок прекращения финансового оздоровления установлен для случаев, когда оно вводилось не на основании решения собрания кредиторов, а на основании ходатайства о предоставлении обеспечения вопреки воле собрания, направленной на введение внешнего управления либо конкурсного производства. Особенность данного порядка заключается в том, что основанием прекращения процедуры является неисполнение графика в течение любого срока. При этом допускается обращение в арбитражный суд любого лица, участвующего в деле о банкротстве.
По итогам рассмотрения результатов финансового оздоровления, а также жалоб кредиторов арбитражный суд принимает один из следующих судебных актов:
- определение о прекращении производства по делу о банкротстве в случае, если непогашенная задолженность отсутствует и жалобы кредиторов признаны необоснованными;
- определение о введении внешнего управления в случае наличия возможности восстановить платежеспособность должника;
- решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства в случае отсутствия оснований для введения внешнего управления и при наличии признаков банкротства.

§ 5. Внешнее управление

1. Внешнее управление: понятие, цели и последствия введения

Внешнее управление (судебная санация) представляет собой процедуру банкротства, применяемую к должнику в целях восстановления его платежеспособности, с передачей полномочий по управлению должником внешнему управляющему.
Данная правовая категория имеет свои исторические корни в российском законодательстве о несостоятельности. Своеобразным прообразом института внешнего управления в дореволюционном российском законодательстве являлась администрация по делам торговым*(175). Анализируя причины ее возникновения, Г.Ф. Шершеневич отмечал, что "полное расстройство частного хозяйства, к которому приводит открытие над ним конкурсного производства, возбуждает стремление предотвратить эти печальные последствия, дать ему возможность оправиться и выйти из критического положения"*(176). В связи с этим основная цель администрации по делам торговым определялась выдающимся цивилистом как "восстановление дел должника, приведение торгового предприятия в такое положение, которое давало бы возможность удовлетворить вполне всех кредиторов"*(177).
Концепция внешнего управления неплатежеспособным должником получила свое развитие и при возрождении института несостоятельности в российском законодательстве в начале 90-х годов XX вв. Так, Закон о банкротстве 1992 г. предусматривал временное управление имуществом должника при условии наличия реальной возможности восстановить платежеспособность должника с целью продолжения его деятельности путем реализации части его имущества и осуществления других организационных и экономических мероприятий (ст. 12).
Однако, как показывает мировая практика, концепция внешнего управления неплатежеспособным должником не является единственно возможной. Так, в США одним из элементов системы регулирования несостоятельности является схема "должника во владении". Как отмечает В.В. Степанов, "до рассмотрения заявления кредиторов по существу, если суд не примет решение о назначении доверительного управляющего, должник может продолжать свой бизнес, использовать, приобретать и распоряжаться собственностью без ограничений"*(178).
Действующий в настоящее время российский Закон о банкротстве 2002 г. воспринял концепцию внешнего управления.
Внешнее управление является процедурой реабилитационного характера, рассчитанной на применение по общему правилу только в отношении юридических лиц. Однако законодатель допускает и исключения из общего правила, а именно: Закон о банкротстве 2002 г. допускает введение внешнего управления в отношении крестьянского (фермерского) хозяйства, которое юридическим лицом по действующему законодательству не является (п. 4 ст. 219) (однако это подтверждает мысль об отношении к данному хозяйству как к особому субъекту конкурсных отношений, который не является субъектом гражданского права).
Данная процедура вводится арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов.
Устанавливая, что решение о введении внешнего управления принимается собранием кредиторов, Закон о банкротстве 2002 г., тем не менее, допускает в ряде случаев возможность введения внешнего управления по инициативе арбитражного суда. Причем арбитражный суд при определенных условиях имеет право пойти вразрез с решением, принятым собранием кредиторов, в частности, когда имеются достаточные основания полагать, что решение первого собрания кредиторов об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства принято в ущерб большинству кредиторов и установлена реальная возможность восстановления платежеспособности должника (п. 1 ст. 92 Закона о банкротстве 2002 г.).
Внешнее управление вводится на срок не более 18 месяцев и может быть продлено на срок не более шести месяцев. Однако для отдельных категорий должников может быть установлен более продолжительный срок внешнего управления.
Так, в отношении градообразующей организации возможно продление внешнего управления на срок до одного года при наличии ходатайства органа местного самоуправления при условии предоставления поручительства (ст. 171, 172 Закона о банкротстве 2002 г.).
Интересен тот факт, что Закон о банкротстве 2002 г. не предусматривает способ продления внешнего управления имуществом градообразующей организации-должника, ранее предусмотренный Законом о банкротстве 1998 г., продление внешнего управления на 10 лет по ходатайству органа местного самоуправления или привлеченного к участию в деле о банкротстве соответствующего федерального органа исполнительной власти либо органа исполнительной власти субъекта РФ при условии предоставления поручительства по обязательствам должника. Применение этих положений Закона о банкротстве 1998 г. вызывало на практике серьезные проблемы, поскольку законодатель не определял характера ответственности поручителя в этом случае.
Закон о банкротстве 2002 г. также не определяет характера ответственности поручителя в случае продления внешнего управления.
Более продолжительный срок внешнего управления может быть предусмотрен для сельскохозяйственных организаций и крестьянских (фермерских) хозяйств (п. 3 ст. 178, п. 4 ст. 219 Закона о банкротстве 2002 г.).
Внешнее управление в этом случае может быть введено с учетом сезонности сельскохозяйственного производства и его зависимости от природно-климатических условий, а также с учетом того, что требования кредиторов могут быть удовлетворены за счет возможных доходов, полученных по окончании соответствующего периода сельскохозяйственных работ. Срок внешнего управления в этом случае может превышать суммарный 24-месячный срок не более чем на три месяца.
Следует отметить, что при определенных обстоятельствах срок внешнего управления в отношении сельскохозяйственной организации может быть продлен на один год (сверх 24-месячного срока). Продление данной процедуры имеет место в случае, когда спад и ухудшение финансового состояния должника произошли в течение внешнего управления по причине воздействия крайне неблагоприятных условий (стихийные бедствия, эпизоотии и т.д.).
Наряду с этим срок внешнего управления может быть сокращен арбитражным судом по ходатайству собрания кредиторов или внешнего управляющего. Законодатель предусматривает основания досрочного прекращения внешнего управления крестьянским (фермерским) хозяйством: невыполнение мероприятий, предусмотренных планом внешнего управления, наличие иных обстоятельств, свидетельствующих о невозможности восстановления платежеспособности крестьянского (фермерского) хозяйства (п. 5 ст. 219 Закона о банкротстве 2002 г.). Более того, досрочное прекращение внешнего управления в этом случае влечет за собой признание фермерского хозяйства банкротом и открытие конкурсного производства.
С моментом введения внешнего управления связан ряд правовых последствий:
- руководитель должника отстраняется от занимаемой должности: внешний управляющий в отличие от временного и административного полностью заменяет руководителя должника, при этом он получает достаточно широкие полномочия по распоряжению имуществом организации, оказавшейся в ситуации неплатежеспособности;
- прекращаются полномочия органов управления должника и собственника имущества должника - унитарного предприятия; более того, на них возлагается обязанность передачи внешнему управляющему бухгалтерской и иной документации юридического лица, печатей, штампов, материальных и иных ценностей;
- снимаются ранее принятые меры по обеспечению требований кредиторов, причем аресты и иные ограничения по распоряжению имуществом должника снимаются в силу прямого указания закона, иными словами, не требуется специального определения арбитражного суда, к примеру о снятии ареста;
- аресты имущества должника и иные ограничения должника по распоряжению принадлежащим ему имуществом могут быть наложены исключительно в рамках процесса о банкротстве.
Одним из наиболее привлекательных для должника последствий внешнего управления является введение моратория на удовлетворение требований кредиторов.
Данная льгота, предоставляемая должнику, позволяет использовать суммы, предназначенные для исполнения денежных обязательств, на проведение соответствующих организационных и экономических мероприятий, направленных на улучшение финансового состояния должника.
Аналогичное ограничение прав кредиторов существовало еще в Законе о банкротстве 1992 г. Однако данный закон не раскрывал понятия моратория, не указывал обязательства, на которые мораторий распространяется и на которые он не распространяется*(179). В связи с этим в Информационном письме ВАС РФ от 25 апреля 1995 г. N С1-7/ОП-237 разъяснялось, что действие моратория на удовлетворение требований кредиторов к должнику не распространяется на обязательства должника, возникшие после введения внешнего управления. Вместе с тем в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 7 августа 1997 г. N 20 "Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)" содержалось разъяснение о том, что мораторий распространяется на требования, которые учитываются для определения признаков банкротства, и, соответственно, мораторий не распространяется на требования кредиторов первой и второй очередей.
Закон о банкротстве 1998 г. четко определил, что мораторий на удовлетворение требований кредиторов распространяется на денежные обязательства и обязательные платежи, сроки исполнения которых наступили до введения внешнего управления.
Та же концепция воспринята и Законом о банкротстве 2002 г.: под мораторий не подпадают требования, срок исполнения которых наступил после введения внешнего управления. Иными словами, под мораторий не должны подпадать требования кредиторов, являющиеся текущими. Текущие требования должны удовлетворяться по мере наступления срока их исполнения и не должны вноситься в реестр. Поскольку текущие кредиторы оказываются достаточно уязвимой категорией, они имеют право настаивать на немедленном исполнении своих требований.
В качестве иллюстрации этого положения можно привести следующий пример из судебно-арбитражной практики.
ЗАО "Водоканал" (г. Новокузнецк) обратилось с иском к ОАО "Западно-Сибирский металлургический комбинат" о взыскании пени за просрочку платежа. Решением Арбитражного суда Кемеровской области исковые требования были удовлетворены.
Суд кассационной инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что в отношении ОАО "Западно-Сибирский металлургический комбинат" введено внешнее управление, а потому кредитор не вправе обращаться к должнику в индивидуальном порядке.
Этот вывод являлся ошибочным, поскольку срок исполнения денежного обязательства по данному спору наступил в период внешнего управления.
Требования истца подлежали удовлетворению в общем порядке с соблюдением очередности, установленной ст. 855 ГК РФ. Следовательно, в данном случае истец был вправе предъявить иск независимо от процедуры банкротства*(180).
По мнению ВАС РФ, кредиторы, у которых право требования долга вытекает из обязательств, возникших до введения моратория, имеют право в период проведения внешнего управления начислять предусмотренные договорами проценты за пользование кредитом, а также санкции по обязательствам должника. Однако предъявление должнику указанных требований возможно только после окончания моратория, т.е. после прекращения внешнего управления имуществом должника*(181) .
Стоит отметить, что мораторий не распространяется на следующие требования (ст. 95 Закона о банкротстве 2002 г.):
- требования о возмещении морального вреда;
- требования кредиторов первой и второй очередей;
- виндикационные требования.
Требования, не подпадающие под мораторий, удовлетворяются по мере их поступления (для них устанавливается режим, идентичный режиму текущих требований). Позиция ВАС РФ в отношении данных требований заключается в том, что их удовлетворение должно осуществляться с соблюдением очередности, установленной ст. 855 ГК РФ*(182).
Кроме того, закрепляются еще несколько важных положений в отношении введения моратория:
- мораторий распространяется и на начисление неустойки (штрафов, пени), на иные финансовые (экономические) санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, а также проценты, подлежащие уплате; вместо этого производится начисление процентов в порядке и размерах, которые предусмотрены ст. 395 ГК РФ;
- мораторий распространяется на требования кредиторов о возмещении убытков, связанных с отказом внешнего управляющего от исполнения договоров должника.

2. Внешний управляющий

Внешний управляющий в отличие от временного и административного полностью заменяет руководителя должника, поскольку к нему переходят полномочия всех органов управления юридического лица, в том числе полномочия по распоряжению имуществом, за исключением совершения крупных сделок, а также сделок, в совершении которых имеется заинтересованность. Внешний управляющий вправе заключать такие сделки только с согласия собрания (комитета) кредиторов, если иное не предусмотрено одобренным ими планом внешнего управления (ст. 101 Закона о банкротстве 2002 г.).
Помимо этого, в случаях если размер денежных обязательств должника, возникших после введения внешнего управления, превышает на 20% размер требований конкурсных кредиторов, сделки, влекущие за собой новые денежные обязательства должника (за исключением сделок, предусмотренных планом внешнего управления), могут совершаться также внешним управляющим только с согласия собрания (комитета) кредиторов.
Следует заметить, что предварительное согласование с собранием (комитетом) кредиторов необходимо для сделок, влекущих за собой получение или выдачу займов, поручительств или гарантий, уступку прав требований и т.д. (за исключением тех сделок, которые предусмотрены планом внешнего управления) (ст. 101 Закона о банкротстве 2002 г.).
Заметим, что законодатель выделяет особую категорию сделок, нуждающихся в предварительном согласовании с собранием (комитетом) кредиторов, - это сделки с предметом залога. В законе предусматриваются специальные требования к порядку их совершения:
- имущество, являющееся предметом залога, может быть продано только на открытых торгах;
- продажа такого имущества допускается только при согласии кредитора, требования которого обеспечены залогом этого имущества;
- требования залогодержателя в этом случае погашаются за счет стоимости проданного имущества преимущественно перед иными кредиторами (за исключением кредиторов первой и второй очереди).
Порядок утверждения внешнего управляющего определяется общими положениями Закона о банкротстве 2002 г., касающимися порядка утверждения арбитражных управляющих.
Внешний управляющий, являясь арбитражным управляющим, обладает всеми правами и обязанностями, установленными Законом о банкротстве 2002 г. для данного участника процесса о несостоятельности. Однако наряду с этим законодатель наделяет внешнего управляющего специальными правами и обязанностями с учетом специфики внешнего управления (ст. 99 Закона о банкротстве 2002 г.).
Полномочия внешнего управляющего на данном этапе можно разделить на две группы:
а) полномочия, осуществляемые внешним управляющим в качестве руководителя должника;
б) полномочия, связанные с выполнением мероприятий в рамках процедуры внешнего управления.
Так, к первой группе следует отнести полномочия внешнего управляющего по самостоятельному распоряжению имуществом должника (с ограничениями, установленными ст. 101, 104 Закона о банкротстве 2002 г.), по проведению инвентаризации, по ведению бухгалтерской, финансовой, статистической отчетности. При проведении инвентаризации внешний управляющий выявляет фактическое наличие имущества должника, сопоставляет фактическое наличие имущества с данными бухгалтерского учета, проверяет полноту отражения в учете обязательств организации-должника. В настоящее время при проведении инвентаризации применяются Федеральный закон от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" и Методические указания по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденные приказом Министерства финансов РФ от 13 июня 1995 г. N 49.
Отметим, что законодатель наделяет внешнего управляющего правом самостоятельно распоряжаться имуществом должника с ограничениями, установленными законом. Это означает, что внешний управляющий не обязан руководствоваться ограничениями, установленными для руководителя юридического лица. В отношении данного вопроса Президиум ВАС РФ в Информационном письме от 7 августа 1997 г. N 20 "Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)" разъяснил, что полномочия арбитражного управляющего по распоряжению имуществом должника не ограничены рамками полномочий, установленных для руководителя организации-должника.
Ко второй группе законодатель относит, в частности, полномочия внешнего управляющего, связанные с формированием и ведением реестра требований кредиторов.
Кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в любой момент в ходе внешнего управления. Данные требования направляются в арбитражный суд и внешнему управляющему, а включение их в реестр требований кредиторов осуществляется на основании определения арбитражного суда. Впоследствии внешний управляющий, представитель учредителей (участников) должника, представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия и кредиторы, требования которых включены в реестр, могут предъявить свои возражения относительно требований кредиторов. Арбитражный суд обязан проверить их обоснованность и вынести определение о включении или об отказе включения указанных требований в реестр требований кредиторов (ст. 100 Закона о банкротстве 2002 г.).
Помимо этого, внешний управляющий вправе отказаться от исполнения договоров должника в трехмесячный срок с момента введения внешнего управления. Отказ от исполнения договора должника, заявленный внешним управляющим, по своей правовой природе является односторонним отказом от исполнения договора (ст. 450 ГК РФ).
Вместе с тем возможность одностороннего отказа предусмотрена законодателем при условии, что такой отказ допускается законом или договором.
Закон о банкротстве 2002 г. (п. 2 ст. 102) закрепляет основания, при которых внешний управляющий может заявить отказ от исполнения договоров должника:
а) договор должен быть не исполнен сторонами полностью или частично;
б) исполнение договора повлечет убытки для должника по сравнению с аналогичными договорами, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах;
в) договор препятствует восстановлению платежеспособности должника.
Ранее действовавший Закон о банкротстве 1998 г. в качестве основания такого отказа рассматривал также ситуацию, когда договор являлся долгосрочным (заключенным на срок более одного года). Впоследствии постановлением КС РФ от 6 июня 2000 г. N 9-П положение ст. 77 Закона о банкротстве 1998 г., закрепляющее односторонний отказ от исполнения договоров должника, если договор заключен на срок более одного года, было признано не соответствующим Конституции РФ, поскольку оно позволяло внешнему управляющему в одностороннем порядке расторгать договоры должника на том лишь основании, что они заключены на срок свыше одного года, независимо от того, имеются ли связанные с исполнением таких договоров обстоятельства, препятствующие восстановлению платежеспособности должника, что в конечном итоге лишало контрагентов возможности судебного оспаривания одностороннего отказа*(183).
Внешнему управляющему предоставляется три месяца с момента введения внешнего управления, с тем чтобы отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника.
Вместе с тем не допускается отказ от исполнения следующих договоров:
- заключенных в ходе наблюдения с согласия временного управляющего;
- заключенных в ходе финансового оздоровления с согласия административного управляющего либо собрания кредиторов (при этом признается, что такие договоры должны быть заключены в соответствии с положениями Закона о банкротстве 2002 г.).
Следует заметить, что проблема, связанная с возможностью отказа от исполнения сделок должника, в научной литературе получила название "проблемы текущих контрактов" (она стала объектом исследования некоторых авторов)*(184). Суть ее заключается в том, что существует некоторое количество договоров, заключенных должником, срок исполнения которых приходится на период внешнего управления. Это означает, что такие требования являются текущими и не подпадают под действие моратория. Вместе с тем исполнение таких договоров не всегда согласуется с целью восстановления платежеспособности должника. Поэтому вполне обоснованной выглядит позиция законодателя, в соответствии с которой управляющий вправе оценить необходимость исполнения соответствующих договоров должника и в случае ее отсутствия отказаться от них.
Интересен тот факт, что аналогичное положение содержится в законодательстве о несостоятельности Украины: если договоры невыполнимы полностью или частично и являются невыгодными для должника, то управляющий санацией может в трехмесячный срок со дня введения процедуры санации отказаться от них.
Еще одним важным правомочием внешнего управляющего является его право заявлять ходатайства о признании сделок должника недействительными*(185).
В соответствии со ст. 103 Закона о банкротстве 2002 г. недействительными могут быть признаны следующие категории сделок:
1. Сделка, совершенная должником, в том числе сделка, совершенная должником до даты введения внешнего управления. Очевидно, что в данном случае речь идет о сделках, которые могут быть признаны недействительными по основаниям, предусмотренным положениями ГК РФ, иных законов, в том числе Законом о банкротстве 2002 г.
2. Сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом. Отметим, что заинтересованность определяется по правилам ст. 19 Закона о банкротстве 2002 г., а также в соответствии с нормами корпоративного права. Законодатель предусматривает условие, при котором данная категория сделок может быть признана недействительной: если в результате исполнения указанной сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.
Данная категория сделок достаточно часто становится предметом спора, рассматриваемого арбитражным судом, что может быть проиллюстрировано следующим примером.
ООО "Торговый дом "Эрлан" обратилось в арбитражный суд Вологодской области с иском к ООО "Эрлан плюс" о признании недействительными взаимосвязанных сделок - договоров займа и договора купли-продажи и о применении последствий их недействительности. Исковые требования обоснованы тем, что оспариваемые сделки совершены с нарушением ст. 18 и 78 Закона о банкротстве 1998 г. Решением арбитражного суда в иске было отказано. Затем постановлением апелляционной инстанции данное решение было оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ООО "Торговый дом "Эрлан"" - без удовлетворения.
Впоследствии принятые судебные акты были обжалованы в кассационном порядке.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа не нашел оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов в связи со следующим.
Стороны полностью исполнили свои обязательства по обоим договорам. Оспариваемые сделки совершены юридическими лицами. Из смысла ст. 18 Закона о банкротстве 1998 г. (ст. 19 Закона о банкротстве 2002 г.) следовало, что заинтересованным лицом в отношении должника признается юридическое лицо, которое является материнским или дочерним по отношению к должнику. Внешний управляющий не представил доказательств, подтверждающих указанное обстоятельство. Ссылка заявителя на то, что оспариваемые договоры от обеих сторон подписаны одним и тем же лицом, были отклонены, поскольку оно действовало как должностное лицо, наделенное определенными полномочиями, но не как физическое лицо, определенным образом заинтересованное в совершении этих сделок. Кроме того, внешний управляющий не доказал и факта причинения либо возможности причинения убытков кредиторам ООО "Торговый дом "Эрлан"*(186).
Заметим, что применительно к этим двум категориям сделок Закон о банкротстве 2002 г. не предусматривает, в течение какого времени должна быть совершена сделка, чтобы впоследствии она могла быть признана недействительной. Исходя из этого, представляется обоснованной позиция, в соответствии с которой возможно опровержение любых сделок должника независимо от того, когда они были совершены.
3. Сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом. Опровержение такой сделки возможно, если:
- она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом;
- указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими.
Закон не определяет понятия "предпочтительного удовлетворения требований". Очевидно, законодатель исходит из расширительного толкования этого понятия, признавая предпочтительным любое внеочередное удовлетворение очередного требования.
Применительно к данной ситуации можно привести следующие примеры из судебно-арбитражной практики.
Внешний управляющий ОАО "Холдинговая компания "Кристалл" обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о признании недействительным договора поручительства, заключенного между ОАО "Холдинговая компания "Кристалл" и ОАО "АБ Инкомбанк", как не соответствующего требованиям законодательства о несостоятельности (банкротстве) о запрете предпочтительного удовлетворения требований одних кредиторов перед другими и совершенного с нарушением п. 1 ст. 78 Федерального закона "Об акционерных обществах".
Решением арбитражного суда иск был удовлетворен. Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения. Однако кассационная инстанция не нашла оснований согласиться с выводом суда, поскольку ни судебные акты, ни материалы дела не содержат данных, позволяющих сделать вывод о том, что заключение этой сделки привело или может привести к предпочтительному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими*(187).
По другому делу ОАО "Элбим-банк" в лице внешнего управляющего обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Московскому инвестиционному банку "Далена" о признании недействительным договора об отступном и о применении последствий его недействительности.
Исковые требования мотивированы тем, что спорная сделка заключена в нарушение ст. 855 ГК РФ, ст. 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" и ст. 106 Закона о банкротстве 1998 г., поскольку направлена на удовлетворение требований одного кредитора преимущественно перед другими; нарушает очередность проведения расчетов, установленную законодательством при принудительной ликвидации банка; повлекла возникновение убытков для кредиторов, поскольку произошло отчуждение имущества, которое должно было быть включено в конкурсную массу.
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования были удовлетворены.
Впоследствии кассационная инстанция не нашла оснований к отмене этих судебных актов исходя из следующего.
Спорная сделка была заключена менее чем за шесть месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании ОАО "Элбим-банк" банкротом.
При заявлении иска по указанным выше основаниям в предмет доказывания входит установление фактов, свидетельствующих о предпочтительном удовлетворении требований одних кредиторов перед другими.
Судом обеих инстанций был установлен этот факт, поскольку на момент ее совершения имелись представленные суду постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании сумм с ОАО "Элбим-банк" в пользу других кредиторов.
Выводы суда первой инстанции о том, что договор об отступном заключен в нарушение ст. 855 ГК РФ и ст. 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" являются ошибочными, поскольку сделка была заключена до начала процедуры банкротства и не может нарушать нормы законодательства о банкротстве, предусматривающие порядок расчетов с кредиторами в ходе конкурсного производства. Кроме того, договор не предусматривает какого-либо списания денежных средств и потому не может нарушать очередность списания, установленную ст. 855 ГК РФ.
4. Сделка, связанная с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с его выходом из состава учредителей (участников) должника.
Такая сделка может быть признана недействительной, если:
- она была совершена в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом либо после принятия этого заявления;
- исполнение такой сделки нарушает права и законные интересы кредиторов.
Следует обратить внимание, что сделки, совершенные в течение шести месяцев до подачи заявления о признании должника банкротом, являются оспоримыми. Сделка, совершенная должником после принятия заявления, признается законом ничтожной.
Применительно к первой группе сделок в случае признания должника банкротом и открытия конкурсного производства соответствующий учредитель (участник) должника признается кредитором третьей очереди, во втором случае - требование такого учредителя (участника) погашается из имущества, оставшегося после полного удовлетворения всех требований кредиторов.
Интересен тот факт, что Закон о банкротстве 1998 г. не дифференцировал последствия недействительности подобного рода сделок с точки зрения срока их совершения, а содержал лишь общее правило, согласно которому участник, сделка по выплате (выделу) доли (пая) с которым признана недействительной, должен был вернуть должнику все полученное по сделке, а сам становился кредитором пятой очереди.
Заметим, что в отношении первых двух категорий сделок с соответствующим заявлением вправе обращаться только внешний управляющий; в отношении остальных - и внешний управляющий, и кредитор.
Актуальной и в теоретическом, и в практическом плане является проблема, состоящая в ответе на вопрос: в каком порядке (конкурсном или внеконкурсном) предъявляются требования о признании совершенной должником сделки недействительной, а также о применении последствий ее недействительности?
Закон о банкротстве 1998 г. не содержал ответа на этот вопрос, поскольку четко не было установлено, какие требования рассматриваются в конкурсном процессе (п. 4 ст. 12 и п. 1 ст. 57). Гражданский кодекс РФ содержит общее положение, согласно которому сделка признается недействительной по решению суда (ст. 166). Судебно-арбитражная практика идет по пути рассмотрения требований о признании сделки недействительной во внеконкурсном порядке. В частности, в п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 14 июня 2001 г. N 64 "О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" сказано, что, поскольку такое требование не может быть рассмотрено арбитражным управляющим и включено в реестр требований кредиторов, оно рассматривается арбитражным судом или судом общей юрисдикции в общем порядке, установленном ГПК РФ и АПК РФ вне рамок процесса о банкротстве.
Закон о банкротстве 2002 г. четко определяет, что в конкурсном процессе, во-первых, рассматриваются только денежные требования, во-вторых, сделка признается недействительной судом, арбитражным судом (ст. 103).
Признание арбитражным судом сделок должника недействительными является, безусловно, одним из наиболее эффективных способов восстановления платежеспособности должника. Достаточно обширный практический опыт по применению данного способа накоплен в зарубежных странах. В традиционном законодательстве континентальной Европы признание сделок недействительными ("шаги по отмене") рассматривается исключительно как мера ликвидационных процедур, а не реабилитационных, которые считаются выгодными для должника (за исключением законодательства Германии, где данная мера рассматривается в качестве реабилитационной).
Признание сделок должника недействительными служит способом восстановления равенства между кредиторами и отмены невыгодных сделок или односторонних юридических действий, которые наносят ущерб будущему праву на недвижимость и правам кредиторов. Оспаривание сделок должника может быть осуществлено в течение продолжительных периодов с момента их заключения. Так, в Германии сделка может быть оспорена в течение четырех лет; если же эта сделка причинила ущерб кредиторам, то в течение более продолжительного периода времени - 10 лет (§ 134, 135 Германского послереформенного закона 1991 г.).
К сделкам должника, совершенным с заинтересованными лицами, подлежит применению более строгий режим отмены ("аннулирования"). Согласно положениям законодательства Германии к заинтересованным лицам отнесены, к примеру, супруга или близкие родственники должника, бывшие руководители предприятия-должника, владельцы как минимум 25% капитала предприятия-должника, некоторые консультанты и т.д. (§ 138 Германского послереформенного закона 1991 г.)*(188).

3. План внешнего управления

Одной из основных обязанностей внешнего управляющего во внешнем управлении является разработка плана внешнего управления и осуществление мероприятий по его реализации. В течение одного месяца с момента своего утверждения внешний управляющий должен разработать план внешнего управления, который затем представляется на утверждение собранию кредиторов (п. 1 ст. 106 Закона о банкротстве 2002 г.).
Утвержденный собранием кредиторов план внешнего управления вместе с протоколом собрания представляется внешним управляющим в арбитражный суд. Однако в случае если в течение четырех месяцев с даты введения внешнего управления в арбитражный суд не будет представлен план внешнего управления, утвержденный собранием кредиторов, арбитражный суд может принять решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.
По мнению ряда авторов, сам по себе факт непредставления арбитражному суду плана внешнего управления не может служить основанием для признания должника банкротом. В этом случае должны быть выявлены причины непредставления плана и фактическое положение должника*(189).
Вместе с тем если внешнее управление было введено в случае досрочного прекращения финансового оздоровления, то основанием для принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства может служить непредставление в арбитражный суд плана внешнего управления в течение двух месяцев с даты введения внешнего управления (п. 5 ст. 107 Закона о банкротстве 2002 г.).
Разработка плана внешнего управления является обязанностью внешнего управляющего, причем исключительной, поскольку Закон о банкротстве 2002 г. устанавливает (п. 2 ст. 96), что до даты утверждения внешнего управляющего арбитражный суд возлагает исполнение обязанностей и осуществление прав внешнего управляющего, установленных законом, за исключением составления плана внешнего управления, на лицо, исполнявшее обязанности временного управляющего или административного управляющего.
В практике арбитражных судов уже возникал вопрос о том, ограничены ли полномочия внешнего управляющего по распоряжению имуществом должника рамками полномочий, установленных для руководителя организации-должника.
Высший Арбитражный Суд РФ в п. 5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 7 августа 1997 г. N 20 разъяснял, что при решении этого вопроса арбитражным судам нужно исходить из следующего.
При введении внешнего управления арбитражный суд назначает арбитражного управляющего, полномочия которого определены в законе. Эти полномочия включают в себя и право распоряжаться имуществом должника без каких-либо ограничений. Следовательно, ограничение полномочий, установленных для руководителя организации-должника при распоряжении имуществом должника, на внешнего управляющего не распространяются (например, необходимость одобрения советом директоров сделок, совершенных руководителем организации, свыше определенной суммы, предусмотренной в уставе должника). На наш взгляд, это положение применимо и к действующему Закону о банкротстве 2002 г.
Следует заметить, что закон не предусматривает детальной регламентации формы и содержания плана внешнего управления. Однако в отличие от ранее действовавших законов Закон о банкротстве 2002 г. в большей степени уделяет внимание этим категориям. Так, план внешнего управления согласно ст. 106 Закона о банкротстве 2002 г. должен содержать как минимум три группы положений:
1) положения, касающиеся конкретных мер по восстановлению платежеспособности должника (причем должны быть указаны не только сами меры, но и обоснование возможности восстановления платежеспособности должника в установленный срок);
2) положения, предусматривающие срок восстановления платежеспособности должника;
3) положения, касающиеся разграничения компетенции между собранием кредиторов и комитетом кредиторов в части утверждения сделок должника, если такое разграничение не установлено собранием кредиторов или имеются основания для перераспределения компетенции между собранием кредиторов и комитетом кредиторов (п. 3 ст. 106 Закона о банкротстве 2002 г.)*(190).
Следует заметить, что Закон о банкротстве 2002 г., как и Закон о банкротстве 1998 г., в качестве основной цели внешнего управления предусматривает восстановление платежеспособности должника. При этом платежеспособность должника признается восстановленной, если отсутствуют формально установленные признаки банкротства (п. 1 ст. 106 Закона о банкротстве 2002 г.). Это означает, что должник в установленные планом сроки должен удовлетворить требования кредиторов или иным образом прекратить обязательства, чтобы к моменту окончания внешнего управления у него отсутствовала задолженность, просроченная более чем на три месяца. Арбитражная практика исходит из того, что платежеспособность должника считается восстановленной при условии погашения задолженности по сумме основного долга, существовавшего на момент введения внешнего управления и отсутствия просроченной текущей задолженности.
Показательным в этом отношении является следующий пример из судебно-арбитражной практики.
Арбитражным судом рассмотрено дело о несостоятельности ОАО, по результатам которого признан факт неплатежеспособности должника. В ходе проведения внешнего управления предприятием-должником заключен договор аренды нежилых помещений сроком на 10 лет с ЗАО, во исполнение условий которого арендатор (ЗАО - банк) внес арендную плату путем перечисления суммы основного долга на счета кредиторов ОАО (арендодателя) согласно реестру требований кредиторов. Разрешая вопрос о восстановлении платежеспособности должника, суд в силу ст. 3, 4, 82 Закона о банкротстве 1998 г. правомерно исходил из обязанности ОАО произвести расчет с кредиторами по основному долгу, имевшему место на момент введения внешнего управления. Признав данный факт доказанным и установив отсутствие текущих обязательств, областной арбитражный суд определением производство по делу прекратил в связи с восстановлением платежеспособности должника*(191).
Законом о банкротстве 2002 г. предусмотрены и иные полномочия внешнего управляющего, а именно: полномочия по обращению в арбитражный суд с ходатайством о продлении или сокращении срока внешнего управления, о признании сделок должника недействительными, по представлению в арбитражный суд протокола собрания кредиторов и утвержденного этим собранием плана внешнего управления и т.д.
По итогам внешнего управления внешний управляющий должен составить отчет внешнего управляющего, который представляется собранию кредиторов. В зависимости от оснований прекращения внешнего управления (восстановление платежеспособности, установление невозможности восстановления платежеспособности или окончание установленного срока внешнего управления) внешний управляющий предлагает собранию кредиторов принять одно из следующих решений:
- о прекращении внешнего управления в связи с восстановлением платежеспособности должника;
- о заключении мирового соглашения;
- о продлении установленного срока внешнего управления;
- о прекращении внешнего управления и об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

4. Меры по восстановлению платежеспособности должника

Внешнее управление включает в себя комплекс различных мероприятий как финансово-экономического, так и организационного характера. В рамках внешнего управления могут осуществляться: перепрофилирование производства (комплекс мероприятий, направленных на изменение специализации (профиля) должника), закрытие нерентабельных производств, ликвидация дебиторской задолженности, продажа части имущества должника, уступка прав требования, исполнение обязательств должника собственником имущества должника - унитарного предприятия или третьими лицами, продажа предприятия должника.
Следует заметить, что законодательство США о банкротстве также закрепляет ряд мероприятий по восстановлению платежеспособности должника, в частности отстранение действующего руководства должника, опубликование сведений, касающихся финансового положения должника, расследование предыдущих финансовых операций должника, предоставление арбитражному суду возможности контролировать деятельность должника и др.*(192)
Законом о банкротстве 1992 г. предусматривалось, что восстановление платежеспособности должника в рамках внешнего управления должно было осуществляться путем реализации части имущества должника и проведения других организационных и экономических мероприятий, содержание которых в данном законе не раскрывалось. Более того, законодатель закреплял общее правило, согласно которому восстановление платежеспособности должника должно было осуществляться за счет внутренних ресурсов должника.
Закон о банкротстве 1998 г. изменил данную ситуацию (впоследствии Закон о банкротстве 2002 г. воспринял соответствующие положения), поэтому в настоящее время восстановление платежеспособности должника возможно не только за счет его внутренних ресурсов, но и за счет финансовых средств, привлекаемых со стороны, к примеру исполнение обязательств должника третьим лицом (третьими лицами).

4.1. Продажа предприятия должника

Выбор той или иной меры по восстановлению платежеспособности должника зависит от различных факторов, в частности от особенностей правового статуса должника, специфики его финансово-хозяйственной деятельности, сроков реализации данной меры в рамках общих сроков внешнего управления и т.д. В число мер, направленных на восстановление платежеспособности должника, законодатель включает продажу предприятия должника (ст. 110 Закона о банкротстве 2002 г.). Под предприятием должника понимается имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности (земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукция, права требования, права на обозначения, индивидуализирующие должника, другие исключительные права, за исключением прав и обязанностей, которые не могут быть переданы другим лицам). Более того, продажа предприятия по смыслу Закона о банкротстве 2002 г. рассматривается как продажа бизнеса должника.
В.В. Витрянский в связи с этим предлагает дополнить существующее регулирование продажи бизнеса должника, при этом "в качестве одного из признаков продажи именно бизнеса должника можно было бы предложить наличие реальной возможности выделить из всех обязательств должника обязательства, связанные исключительно с деятельностью соответствующего комплекса имущества, используемого для предпринимательской деятельности"*(193).
Особенностью продажи предприятия должника является то, что в состав имущественного комплекса не включаются долги, т.е. денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил на дату принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.
Более сложной на практике является ситуация, когда основной вид деятельности должника осуществляется только на основании разрешения (лицензии). В Законе о банкротстве 1998 г. (ст. 86) содержалось прямое указание на то, что покупатель предприятия (бизнеса) должника в этом случае приобретает преимущественное право на получение соответствующего разрешения (лицензии). Закон о банкротстве 2002 г. не содержит положений, касающихся прав, основанных на лицензии, из чего можно сделать вывод, что законодатель не включает их в состав предприятия.
Продажа предприятия производится путем проведения открытых торгов, если иное не предусмотрено планом внешнего управления (например, в плане внешнего управления может быть установлено, что предприятие подлежит продаже без торгов по цене не ниже установленной планом внешнего управления).
По общему правилу продажа предприятия осуществляется путем проведения открытых торгов в форме аукциона, однако возможны и исключения, например, продажа градообразующей организации производится путем проведения конкурса (ст. 175 Закона о банкротстве 2002 г.).
Условия и порядок проведения торгов разрабатываются собранием или комитетом кредиторов. Так, решением этих органов устанавливается начальная цена продажи предприятия, выставляемого на торги. При этом, устанавливая общие требования к определению начальной цены продаваемого предприятия, законодатель исходит из следующего:
- начальная цена определяется в соответствии с отчетом независимого оценщика, привлеченного внешним управляющим;
- начальная цена устанавливается исходя из рыночной стоимости имущества, выставляемого на торги;
- начальная цена не может быть меньше минимальной цены продажи предприятия, определенной органами управления должника.
Торги по общему правилу должны быть открытыми, если иное не предусмотрено законом. В частности, в силу абз. 2 п. 4 ст. 110 Закона о банкротстве 2002 г. на закрытых торгах продается предприятие, включающее в себя ограниченно оборотоспособное имущество.
Следует заметить, что организатором торгов выступает либо сам внешний управляющий, либо специализированная организация, привлекаемая на основании решения собрания кредиторов или комитета кредиторов; при этом указанная организация не должна являться заинтересованным лицом в отношении должника и внешнего управляющего.
Не позднее чем за 30 дней до даты проведения торгов внешний управляющий (организатор торгов) обязан опубликовать сообщение о продаже предприятия на торгах в официальном издании, определяемом Правительством РФ, а также в местном печатном органе по месту нахождения должника. Помимо этого, у лица, организующего торги, возникает право опубликовать указанное сообщение в иных средствах массовой информации.
Следует заметить, что вся информация по делам о банкротстве, рассматриваемым после 3 декабря 2002 г., публикуется в "Российской газете".
Законодатель предусматривает возможность проведения повторных торгов в следующих случаях:
- если в указанные в сообщении сроки не получено ни одной заявки (предложения) или получена одна заявка (предложение);
- если предприятие не было продано на первых торгах.
Интересен тот факт, что возможно проведение и третьих торгов при условии, что повторные торги были признаны несостоявшимися или предприятие не было продано. Обязательное опубликование соответствующих сведений в этом случае должно быть осуществлено в течение 14 дней с даты подведения итогов повторных торгов. Кроме того, допускается снижение начальной цены для проведения третьих торгов, однако не более чем на 10% от первоначально установленной цены.
Если в результате проведения и третьих торгов предприятие не было продано, то собрание кредиторов или комитет кредиторов могут установить иной порядок продажи предприятия на торгах, в том числе посредством публичного предложения. Однако и в этом случае предприятие не может быть продано по цене ниже минимальной цены продажи предприятия, определенной органами управления должника.
При продаже предприятия посредством публичного предложения договор купли-продажи предприятия заключается внешним управляющим с лицом, предложившим в течение месяца с даты опубликования сообщения о продаже предприятия максимальную цену.
Таким образом, в настоящее время продажа предприятия без проведения торгов невозможна. Это важная новелла Закона о банкротстве 2002 г.*(194)
Результаты проведения торгов отражаются в протоколе, который имеет силу договора. При проведении конкурса, кроме протокола, заключается также договор купли-продажи предприятия, в котором в обязательном порядке должны содержаться сведения о составе и стоимости имущества, включенного в состав предприятия, а именно: сведения о земельном участке, на котором находится недвижимое имущество, характеристики иного недвижимого имущества (дата постройки, степень износа, общая и полезная площадь и т.д.) и наличие обременений (является ли оно предметом залога, передано ли в аренду и др.).
Договор купли-продажи предприятия подлежит государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (с изменениями и дополнениями). Для осуществления регистрации прав на недвижимое имущество внешнему управляющему в порядке подготовки имущественного комплекса к продаже следует организовать изготовление паспортов БТИ на все недвижимое имущество предприятия и планы земельных участков с учетом отчуждения земель, находящихся под передаваемыми местным органам исполнительной власти объектами социальной сферы.
Если вырученной от продажи предприятия суммы недостаточно для удовлетворения всех требований, то внешний управляющий может разработать положения мирового соглашения и предложить кредиторам его заключить.

4.2. Уступка прав требования должника

Планом внешнего управления в число мер, направленных на восстановление платежеспособности должника, может быть включена уступка прав требования должника. Данная мера может быть осуществлена внешним управляющим путем продажи требований с согласия комитета кредиторов или собрания кредиторов (ст. 112 Закона о банкротстве 2002 г.).
Общие правила, регулирующие отношения, связанные с переменой лиц в обязательстве путем уступки прав требования кредитором другому лицу (цессия), содержатся в ГК РФ (ст. 382-390). Закон о банкротстве 2002 г. закрепляет особенности уступки прав требования должника. В данном случае речь идет о ликвидации дебиторской задолженности (взыскание с дебиторов должника задолженности по имеющимся у него правам требования).
Продажа прав требования посредством выявления покупателя при проведении открытых торгов - одно из договорных оснований передачи права требования посредством его уступки. Особенность данных сделок заключается в том, что в качестве сторон договора выступают внешний управляющий и приобретатель прав на торгах (новый кредитор).
Вместе с тем это не меняет сути сделки, результатом которой является переход прав от первоначального кредитора (должника, а не внешнего управляющего) к новому кредитору.
Согласно положениям ст. 383 и 388 ГК РФ представляется недопустимой уступка прав требования, неразрывно связанных с личностью кредитора, и требований, передача которых запрещена в силу закона или иного правового акта.
Кроме того, не допускается также уступка кредитором другому лицу требования, если это противоречит договору между кредитором и должником. Вместе с тем следует отметить специфику отношений по реализации прав требования с публичных торгов. Как отмечает Л.А. Новоселова, "права рассматриваются как актив (имущество), служащий для принудительного исполнения обязательств кредитора, воля самого кредитора (должника в процессе несостоятельности) игнорируется, приоритет отдается интересам взыскателей и публичному интересу"*(195).
Права переходят к приобретателю на публичных торгах в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (ст. 384 ГК РФ). По общему правилу момент перехода права при уступке связывается с моментом заключения соглашения об уступке между первоначальным и новым кредиторами: Закон о банкротстве 2002 г. предусматривает специальное правило, в соответствии с которым момент перехода права к приобретателю на публичных торгах определяется моментом его полной оплаты.
Продажа прав требования осуществляется внешним управляющим на торгах, если иное не установлено законом или не вытекает из существа требования. В этой связи вряд ли можно согласиться с М.В. Телюкиной, утверждающей, что "если имущественный комплекс без торгов не продается в принципе, а части имущества - в редких случаях, то для уступки имущественных прав проведение торгов является исключением"*(196).
Законодатель устанавливает определенные требования к порядку продажи прав требования должника, а именно: во-первых, получение денежных средств за проданное право требования не позднее чем через 15 дней с даты заключения договора купли-продажи; во-вторых, переход права требования осуществляется только после его полной оплаты.
Начальная цена прав требования, выставляемых на торги, устанавливается решением собрания (комитета) кредиторов на основании рыночной стоимости имущества, определенной в соответствии с отчетом независимого оценщика.
Интересен тот факт, что Закон о банкротстве 1998 г. также предусматривал возможность продажи прав требования должника на открытых торгах с согласия комитета или собрания кредиторов, если иное не было предусмотрено планом внешнего управления (ст. 88). Открытые торги по реализации прав требования должны были проводиться в форме аукциона; при этом начальная цена прав требования, выставляемых на торги, определялась внешним управляющим, если иное не предусматривалось планом внешнего управления.

4.3. Иные способы восстановления платежеспособности должника

Законом о банкротстве 2002 г. регламентируется также порядок предоставления финансовой помощи должнику. Реализация данного положения обеспечивается путем закрепления в Законе о банкротстве 2002 г. (ст. 113) возможности одновременного удовлетворения требований всех конкурсных кредиторов собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами.
Удовлетворение требований конкурсных кредиторов может рассматриваться в качестве основания для утраты должником признаков банкротства.
В Законе о банкротстве 2002 г. закреплено положение, согласно которому восстановление платежеспособности должника во время внешнего управления может быть достигнуто и иными способами, помимо перечисленных в ст. 109 закона. В качестве таковых следует рассматривать снятие ранее принятых мер по обеспечению требований кредиторов, введение моратория на удовлетворение требований кредиторов, отказ от исполнения договоров должника, заявление требований о признании недействительными сделок должника (данные меры были рассмотрены ранее).
В целях восстановления платежеспособности должника планом внешнего управления может быть предусмотрено увеличение уставного капитала должника - акционерного общества путем размещения дополнительных обыкновенных акций (п. 1 ст. 114 Закона о банкротстве 2002 г.). В этом случае происходит своеобразный обмен долга на предоставление возможности кредитору (или нескольким кредиторам) участвовать в управлении должником.
Данные мероприятия могут быть достаточно эффективными при достижении целей внешнего управления. В результате кредитор становится участником юридического лица, т.е. меняет статус конкурсного кредитора на статус участника должника.
Размещение дополнительных акций выгодно не только кредиторам, но и должнику, поскольку данное мероприятие может восстановить его платежеспособность.
Вместе с тем законодатель делает возможным проведение такого акционирования только при условии его одобрения, во-первых, органом управления должника (данный орган обращается с ходатайством к внешнему управляющему), во-вторых, собранием кредиторов, проводимым внешним управляющим для рассмотрения ходатайства органа управления должника о включении в план внешнего управления решения о проведении эмиссии дополнительных обыкновенных акций должника.
Законом установлены определенные требования к порядку размещения таких акций:
- размещение должно проводиться только по закрытой подписке;
- срок размещения не может превышать трех месяцев;
- государственная регистрация отчета об итогах размещения должна быть осуществлена не позднее чем за месяц до даты окончания внешнего управления.
Вместе с тем, на наш взгляд, на практике определенные препятствия могут создать положения закона, касающиеся необходимости оплаты дополнительных обыкновенных акций только денежными средствами (п. 4 ст. 114 Закона о банкротстве 2002 г.).
Еще одной мерой, направленной на восстановление платежеспособности должника в рамках внешнего управления, является замещение активов должника. Оно проводится путем создания на базе имущества должника одного или нескольких открытых акционерных обществ. В случае создания одного акционерного общества в его уставный капитал вносится все имущество, в том числе имущественные права, входящие в состав предприятия и предназначенные для осуществления предпринимательской деятельности.
Следует заметить, что Закон о банкротстве 1998 г. не предусматривал подобных мероприятий. Однако на практике они осуществлялись в рамках ускоренных процедур банкротства, регламентированных постановлением Правительства РФ от 22 мая 1998 г. N 476 "О мерах по повышению эффективности применения процедур банкротства" (утратило силу) и принятыми в соответствии с этим постановлением Методическими рекомендациями по ускоренному порядку применения процедур банкротства от 27 августа 1998 г. N 16-р.
Судебно-арбитражная практика также исходила из признания данных мероприятий в качестве меры по восстановлению платежеспособности должника. Показательным в этом отношении является следующий пример.
Государственная налоговая инспекция г. Ставрополя обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительной государственной регистрации ОАО "Анилинком", ссылаясь при этом на нарушение прав и интересов государства.
В иске было отказано на основании того, что решение о создании ОАО "Анилинком" было принято собранием кредиторов с целью продажи его акций и погашения долгов основного общества.
В апелляционной инстанции дело не проверялось.
Кассационная жалоба не была удовлетворена по следующим основаниям.
ОАО "Анилин" было признано судом неплатежеспособным, в отношении него введено внешнее управление. Собранием кредиторов был утвержден план внешнего управления, в котором предусматривалось создание нового ОАО "Анилинком".
При таких обстоятельствах выводы арбитражного суда о действиях внешнего управляющего по созданию юридического лица и определению вклада в уставный капитал создаваемого общества имущества предприятия-должника являются правильными. Кроме того, законодательство о банкротстве расширило и конкретизировало меры по восстановлению платежеспособности предприятий-должников, поэтому у суда не было оснований не применять положения соответствующих нормативных актов. Создание нового ОАО, получение средств за счет продажи его акций и направление их для расчетов с кредиторами отвечает задачам восстановления платежеспособности предприятия-должника*(197).
В соответствии с положениями Закона о банкротстве 2002 г. замещение активов должника приводит к возникновению нового юридического лица (ОАО), реализация акций которого должна создать условия для расчетов с кредиторами. При этом акции созданного (созданных) на базе имущества должника открытого акционерного общества (открытых акционерных обществ) могут быть проданы на открытых торгах, если иное не установлено Законом о банкротстве 2002 г. (к примеру, п. 6 ст. 115 закрепляет положение, согласно которому продажа акций может быть предусмотрена на организованном рынке ценных бумаг).
Кроме того, закон обоснованно установил, что данное мероприятие осуществляется только в соответствии с планом внешнего управления, в который включается на основании ходатайства учредителей (участников).

5. Отчет внешнего управляющего

По итогам осуществления внешнего управления внешний управляющий обязан представить отчет на рассмотрение собрания кредиторов.
Данный отчет представляется также в следующих случаях:
- при наличии оснований для досрочного прекращения внешнего управления;
- по требованию лиц, имеющих право на созыв собрания кредиторов;
- в случае накопления денежных средств, достаточных для удовлетворения всех требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов.
Согласно п. 3 ст. 117 Закона о банкротстве 2002 г. отчет внешнего управляющего должен содержать:
- баланс должника на последнюю отчетную дату;
- отчет о движении денежных средств;
- отчет о прибылях и об убытках должника;
- сведения о наличии свободных денежных средств должника, которые могут быть направлены на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей должника;
- расшифровку оставшейся дебиторской задолженности должника и сведения об оставшихся нереализованными правах требования должника;
- сведения об удовлетворенных требованиях кредиторов, включенных в реестр;
- иные сведения о возможности погашения оставшейся кредиторской задолженности должника. В частности, к иным сведениям, на наш взгляд, возможно отнести обоснование необходимости продления срока внешнего управления с целью осуществления дополнительных восстановительных мероприятий.
Отчет должен содержать не только оценку внешнего управляющего проведенных мероприятий, но и его позицию о будущем должника, поэтому в отчете внешнего управляющего должно содержаться одно из следующих предложений:
- о прекращении внешнего управления в связи с восстановлением платежеспособности должника и переходе к расчетам с кредиторами;
- о продлении срока внешнего управления;
- о прекращении производства по делу в связи с удовлетворением всех требований кредиторов;
- о прекращении внешнего управления и об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.
Отчет внешнего управляющего должен быть рассмотрен собранием кредиторов. Собрание кредиторов созывается не позднее чем через три недели с даты заявления требования о проведении собрания кредиторов, или не позднее чем через три недели с момента возникновения оснований для досрочного прекращения внешнего управления, или не позднее чем за месяц до даты истечения установленного срока внешнего управления.
Иными словами, срок созыва собрания кредиторов ставится в зависимость от оснований прекращения внешнего управления.
По результатам рассмотрения отчета внешнего управляющего собрание кредиторов принимает одно из решений, указанных в п. 3 ст. 118 Закона о банкротстве 2002 г.
Принятое кредиторами решение внешний управляющий обязан направить в арбитражный суд в течение пяти дней с момента проведения собрания кредиторов. К отчету внешнего управляющего должны быть приложены реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов и жалобы кредиторов, голосовавших против принятого собранием кредиторов решения или не принимавших участия в голосовании.
Представленные документы должны быть рассмотрены арбитражным судом не позднее чем через месяц с даты получения отчета внешнего управляющего.
Суд проверяет обоснованность решения собрания кредиторов и утверждает либо не утверждает отчет.
Основным критерием для утверждения отчета внешнего управляющего является наличие признаков восстановления платежеспособности должника. В свою очередь, определение об отказе в утверждении отчета является основанием для вынесения арбитражным судом решения о признании должника банкротом. Аналогичное решение выносится при наличии соответствующего ходатайства собрания кредиторов либо при непредставлении управляющим отчета в арбитражный суд в сроки, установленные законом. В этом случае прекращаются и полномочия внешнего управляющего.
Если внешнее управление завершается заключением мирового соглашения или погашением требований кредиторов, внешний управляющий продолжает исполнять свои обязанности в пределах компетенции руководителя должника до даты избрания (назначения) нового руководителя должника. Если же арбитражный суд принял решение о признании должника банкротом и утвердил конкурсным управляющим другое лицо, то внешний управляющий исполняет его обязанности до даты утверждения конкурсного управляющего.
Необходимо обратить внимание на порядок осуществления расчетов с кредиторами. Арбитражный суд выносит определение о начале расчетов с кредиторами каждой очереди, в котором указывается срок окончания расчетов с кредиторами в рамках этой очереди, не превышающий двух месяцев с даты вынесения указанного определения (п. 3 ст. 122 Закона о банкротстве 2002 г.).

Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top