А ведь рождение и воспитание ребенка не сравнится по трудоемко­сти, кропотливости и затратам душевных сил с созданием картины или скульптуры. Поэтому родители часто «перегибают палку» в про­явлении своей заботы — запрещают встречаться с понравившимся мальчиком, ходить в модные отвязные клубы, где можно все… Они беспокоятся за свое сокровище, за свою юную, милую, родную ма­лышку…

Родители прощают нам многие промахи, обиды, а мы им? Когда мама или папа что-нибудь пообещают, а потом в силу различных причин не выполнят, это сильно обижает ребенка, задевает и такое запомина­ется надолго. Мы можем забыть многое хорошее из того что для нас сделали родители, но вот о проступках их забываем редко. И когда в следующий раз они совершат опять какой-нибудь промах, малозна­чительный на самом деле, мы не забудем им это припомнить. Хотя, сами делаем, по сути, то же самое, но не замечаем этого, успокаивая себя тем, что с лихвой это все покрываем своими «добрыми» делами.

 

Случается, что родители ссорятся между собой, мы с тобой нередко были свидетелями этих ссор. Согласись, это неприятно. Это тревожно и печально. Обидно видеть, что два родных человека не понимают друг друга, так хочется, чтобы у них всегда все было ладно, хорошо. А когда мы сами начинаем закатывать истерики и скандалы, то это уже расценивается нами как непонимание с их стороны. Если при­нять то, что .семья основывается на «сердечном влечении», то охлаж­дение отношений между родителями и детьми может быть не менее разрушительными, чем расхождения между мамой и папой. Если ро­дители между собой перестанут находить общий язык, то они в худ­шем случае разведутся, а если родители и дети выстроят между собой неразрушимую стену непонимания, то это будет еще хуже. Всю жизнь прожить без любви и поддержки семьи… Врагу не пожелаешь.

А зачем вообще нужна семья? И вообще, что такое семья? Я недавно прочитала книгу «Семейные портреты» Афанасьевой. Она пишет, что семья — это «…социальная группа, состоящая из мужа и жены, роди­телей и детей, двух или нескольких поколений, связанная специфически­ми эмоциональными, материальными и нравственными отношениями. Прежде всего, самоотверженной взаимопомощью».

Семья — это так непросто. И вся ответственность, по сути, лежит на женщине… Женщина — мать, значит должна быть мудрее, чище и ду­ховнее… Муж пьет — это жена виновата, потому что не дает ему вы­разить себя, найти себе интересы в другой области; муж приходит с работы и сразу спать — жена виновата, не удовлетворяет его в посте­ли, ему незачем стремиться пораньше приходить домой; муж не мо­жет выразить словами то, что его не устраивает, не в состоянии кон­тролировать свое поведение и эмоциональные проявления, выражает это все в ссорах — жена виновата, выводит его из терпения… Женщи­на — вот корень всех семейных неурядиц. Если брак для женщины это такая обуза, такая ответственность, то стоит ли туда вообще лезть?

До свадьбы женщина — подруга, невеста, любимая. А в браке переста­ет быть подругой и становится просто женой. И слова «самоотвер­женная взаимопомощь» относятся, прежде всего, к женщине, конеч­но же. Она приносит на алтарь брака свою гордость, свои амбиции, смиряется с второстепенной ролью домохозяйки. Первая роль му­жу, он — защитник и добытчик, он мужчина, он источник сексуаль­ного удовлетворения. Наверное, так и должно быть, ведь только ря­дом с сильным мужчиной женщина может почувствовать себя защи­щенной, спокойной, уверенной в себе. Мужчина — это хозяин и глава семейства, но что он приносит в жертву? Почему ему можно практи­чески все? Он приходит домой отдохнуть, забыть о рабочих сложно­стях, почему же женщина дома должна суетиться и создавать уют, обеспечивать ему отдых? Разве женщина не нуждается в отдыхе, раз­ве ей не нужно расслабиться и позабыть о ежедневных мелких непри­ятностях? Что она получает взамен своей ежедневной самоотвер­женности?

Если бы ничего не получала, то, наверное, не было бы свадеб вообще. Ведь нет ничего плохого в том, что женщине нравится создавать уют в доме ради любимого человека. Да и разве только ради него она это делает? Ведь мы для себя тоже убираемся в квартире, стараемся при­вести все в порядок, чтобы было чисто и уютно, чтобы хотелось воз­вращаться в.дом, отдыхать там душой. А при мысли о браке, почему так начинает напрягать эта та же самая привычная работа? И разве парни не убирают в своей комнате, не следят за опрятностью своей одежды? В большинстве случаев мальчики помогают своим матерям в уборке, даже на кухне. Так после свадьбы разве не приятно им бу­дет то же самое делать для жены? Тогда они смогут больше времени проводить вместе. Кроме того, сейчас появилось так много бытовой техники, что вести хозяйство стало совсем не тяжело.

А вот основной целью семьи, по мнению многих, в том числе Афа­насьевой, являются дети: «..основная цель женитьбы и должна была бы расцениваться не столько как удовлетворение чувственных жела­ний двоих, но как чудо превращения, когда из эгоизма двоих произра­стает самоотверженность, направленная на третьего, на общего ребенка. По сути, семья только и начинается с ребенка. Поэтому, на мой взгляд, расторгнутые бездетные браки вообще нельзя относить в графу распавшихся семей».

Самоотверженность — отвержение себя, значит. Отвергнуть себя ради ребенка. В таком случае, какое же счастье приносит ребенок? Кроме физической боли во время родов, потом всяческих растяжек, отвис­шей груди и прочих физиологических «неприятностей» для матери, бессонных ночей, вдвойне возросшей работы по дому, лишения воз­можности работать, общаться с окружающим миром, что кроме этого приобретает женщина?

И если материнство — такое счастье, то почему в глазах своих родив­ших сверстниц так часто можно встретить выражение зависти, гру­сти и раскаяния во время разговора о вечеринках и встречах с друзь­ями… и где это счастье? Где упоенность и радость материнства? Или это состояние не должно быть на протяжении всего процесса взращи­вания потомства?

Просто может быть, они не были готовы стать матерью? Ведь не только физически, но и душевно нужно вырасти до материнства. Ма­лыши на самом деле делают женщину счастливее, да и мужа ее и ро­дителей с обеих сторон. Решившись рожать ребенка, женщина уже несет ответственность за него. И если мужчина не хочет ребенка, то нужно задуматься над тем, сможет ли женщина в одиночку дать ему все необходимое? Я не о материальной стороне сейчас думаю, а, прежде всего, о воспитании. Афанасьева лестно отзывается о мате­рях-одиночках:

«Если это порядочные женщины, гордо несущие свою нелегкую ношу, воспитывающие желанного ребенка без помощи отца, то обычно они пользуются не только уважением, но и всяческой помощью ок­ружающих. Среды моих университетских однокурсниц есть несколько таких женщин, которые отважившись на этот шаг еще в те вре­мена, когда существовало разграничение на .«законных» и «незакон­ных» детей со всеми унизительными и тяжкими последствиями для матерей и детей. Они решительно отказались от супружества, но не стали отказывать себе и радости материнства».

Но так ли на самом деле это замечательно и уважительно? А какое право имели эти «отважные» и «уважаемые» женщины решать за своего ребенка, обрекать его на многие психологические мучения? Только тот факт, что они гордо отказались от материальной помощи биологического отца своих детей еще не повод для восхищения. Ведь в чем-то менее значимом, например, в желании чтобы мужчина уде­лял им больше внимания, угадывал их желания и делал это беспреко­словно и с радостью, женские капризы мужчинами не поощряются. Таких женщин называют стервами, самодурами и прочими «лестны­ми» эпитетами. А такой каприз как рождение ребенка просто так, по­тому что мужиков на всех не хватает — это подвиг. Но ведь это же на­казание ни в чем не повинного человека. Лишение его той необходи­мой части мужской заботы, теплоты и опеки, которая необходима каждому ребенку, хотя бы в первые годы жизни. Ведь ребенок, рас­тущий без отца, теряет столько, сколько ни одна мать-одиночка не сможет ему возместить за всю жизнь.

Мне кажется, что в этих словах Афанасьевой есть какой-то двойной стандарт, особенно если учесть то, что она пишет дальше:

«Это одна ситуация (когда ребенка должна родить и воспитать одинокая женщина). Совсем иное дело, если это легкомысленные особы или те. кто ребенка заимел не его самого ради, а из корысти, из желания устроить свою жизнь, разрушив с помощью дитяти чужую. то увольте от такого сочувствия»

А в чем разница? И та и другая не думали о детях. Просто Афанасье­вой ближе роль той, чью семью разбили, а не «легкомысленной осо­бы. Поэтому в первом случае эгоистка является героиней… а во вто­ром — чуть ли не преступницей, хотя оба этих случая, по моему мне­нию, глубоко эгоистичны. И на ребенка и той и другой, мягко говоря, наплевать. Но Афанасьева не признает возможности романов с жена­тыми людьми, поэтому второй случай оценивается ей более резко. «…Положение женщин, что не жалуются на свою судьбу, а вроде бы требуют одного — права на редкие встречи с чужим мужем, нельзя признать ни под каким видом нормальным и нравственным».

Иначе говоря, спать с женатым мужчиной — это очень плохо, а вот рожать без поддержки мужчины — героизм! Часто очень мужчины уходят из своих семей, от своих жен к другим женщинам. А уж про то, что у подавляющего большинства мужей есть любовницы давно известно. Почему так получается? Ведь часто бывает так, что вместе прожито много-много лет.

Мне кажется, что дело не в том, что все мужики — кобели и сволочи. Ведь по большому счету, женщины также «гуляют на сторону от сво­их мужей». Но вот с тем, что мужчины изменяют, общество как бы смирилось, а с тем, что женщины — нет. Причем чаще всего бывает так, что именно женщины осуждают женщин за измены.

Во сколько лет раньше выходили замуж? Обычно, если ты еще не за­мужем в 22 года, то, считай — засиделась в девках. Самый возраст выйти замуж — окончание школы, первые курсы института. А это 17- 19 лет. Пора влюбленностей и романтических отношений, когда не­достатки своего романтического героя не видны, когда он состоит из одних только достоинств. Другим словом, влюбленность делает лю­дей слепцами. Вот почему многие подруги мои в это время выскочи­ли замуж. Им казалось, что это чувство истинное, искреннее и навсе­гда! Хотя это была просто игра гормонов. Хотелось просто половой близости, но как же мы можем открыто сказать всем, да и себе тоже: «Я хочу секса и больше ничего»?

Вот и приходится оправдывать все придуманной любовью. Но не слишком ли дорого потом обходятся подобные самообманчики?

«Любовь родителей друг к другу может стать главным воспита­тельным. фактором, воздействующим на ребенка. Именно любовь родителей друг к другу, а не только любовь к детям».

А как быть, когда семья построена изначально на обмане? Я имею в виду, когда девчонка убеждает себя, что это любовь, или парень оп­равдывает свое влечение к ней пылкими чувствами/Такой брак обре­чен на распад. Сколько таких примеров вокруг! Сначала была «лю­бовь», нарожали детей, жили какое-то время вместе… а потом вдруг, когда чувство улетучилось, оказалось, что вторая половинка далека от идеала. И вообще, любимый муж, гордость и опора вдруг оказался мелковат. Ведь когда поженились статусы были одинаковые (только что закончили школу), допустим, она была красавицей, все за ней бе­гали и это было престижно — покорить такую девчонку. А как можно не любить красотку? Все вокруг завидовали… Ну, поженились. По­том оказалось, что у нее кроме красоты ничего больше и нет. Ни во­левых качеств, ни ума выдающегося… А он проявил себя, стал ува­жаемым специалистом, лидером, мастером своего дела. Рядом с та­ким мужчиной должна быть женщина ему под стать… и он начинает понимать, что его избранница далека от настоящего идеала. И она понимает, что рядом с ним стала из прекрасной принцессы серой мышкой, красота-то со временем стирается. Обоим досадно и обидно. И в то же время кроме них никто в этом не виноват.

Да и их обвинять в чем-либо нельзя. Они ж, когда женились, не дума­ли головой, а слышали лишь зов плоти. И никто не подсказал в этот момент, да если бы и сказали, они бы не послушали. Игра гормонов заглушает голос разума. Ведь по себе знаю!

Что удерживает подобные семьи от распада? Чаще всего это дети. Или общественное положение. Ведь нередко кто-то из супругов (бы­вает, что и оба) добиваются определенного положения в обществе, когда развод может плохо сказаться на их карьере. Вот и приходится терпеть друг друга… и оба несчастны. Хорошо, если могут пойти па компромисс, а иногда портят жизнь друг другу и детям своим отрав­ляют.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

|
Copyright © 2021 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top