Конец каникул! Отдохнувшие, в хорошем настроении мы возвраща­лись из лагеря. За окном разнооб­разные пейзажи, а в купе — разго­воры, прежде всего о том, что ждет в школе. Но через некоторое время разговоры утихли. Кто-то взял кни­гу, кто-то дремал, я бессмысленно глазел в окно, лениво подумывая, сколько часов нам еще осталось ехать.

— Скучно? — услышал я вдруг не слишком громкий доброжелательный мужской голос. Я внимательно огля­нулся: ни в купе, ни в коридоре не было ни одного мужчины. Разве что какой-то моз друзей чревовещатель?

— Удивляешься? А это я, твой Поезд, который везет тебя домой. Ты интересуешься физикой, почему же скучаешь, вместо того, чтобы внима­тельно посмотреть и послушать? Ведь вокруг тебя столько интерес­ных ...

Дальнейший вывод моего Поезда затлушил сильный шум — по сосед­нему пути проехал другой поезд, в противоположном направлении.

Как ты думаешь, кто так шумел: он или я? - спрсил мой поезд.

Я оглянулся еще раз, услышали ли это мои друзья Однако не было за­метно, чтобы слова моего Поезда до­шли до их ушей.

— Не бойся, онви ничего не слы­шат. Они, хорошие ребяты, твои дру­зья, но как физики они глухие. Но ты-то ведь нет? Так кто только что шумел?

Наверное тот поезд, — скорее подумал я, чем сказал, — ведь когда он не шел мимо нас, было намного тише.

Но мой Поезд услышал.

— Тогда выйди в коридор и посмо­три в окно в направлении движения, — предложил он.

Я вышел и выглянул. Мы подъез­жали к какому-то длинному и до­вольно высокому зданию, тянуще­муся вдоль пути.

— Слушай внимательно...

... но голос моего Поезда опять про­пал в сильном шуме, который сразу же исчез, как только мы проехали здание.

— Не скажешь ли теперь, что зда­ние наделало столько шума, у видя нас? — с шутливой иронией опросил мой Поезд.

— Конечно нет, это ты сам нашу­мел, — ответил я уже смелю.

- А почему сейчас когда мы едем через поле, я не делаю такого шума? — не сдавался он. — Ведь ты зна­ешь, что каждый из нас шумит все­гда и совершенно независимо от того, мимо чего проезжает. Попробуй про­верить это при удобном случае. ¥ стены я гремел ни чуть не громче чем сейчас, когда мы едем через по­ле. Почему же сейчас ты меня слы­шишь, а у здания мой голое не про­бивался через шум?

— Подожди, нужно подумать.

Мой Поезд тактично умолк и толь­ко время от времени бросал мне ко­роткие указания.

— Закрой окно! — это была его первая подсказка.

Я закрыл.

— Тише? — спросил он.

— Да, — ответил я.

— Почему? — суетясь спросил он. Почему ты меня слышишь, когда стоишь далеко от пути?

РАЗГОВОР С ПОЕЗДОМ

- Просто потому, что ты шумишь - ответил я.

—       А 6 чем свидетельствует то, что ты слышишь меня отовсюду?

—       да, наверное, о том, что звуки, которые ты издаешь, расходятся тебя во всех направлениях.

—       Браво! — похвалил он меня.

Но я чувствовал, что это еще не

«юнец, ведь я не ответил на его пер­вый вопрос.

— Когда мы едем через поле, шум, что ты производишь, расходится во всех направлениях, а до меня дохо­дит только его часть..., — раздумы­вал я Далее.

—  ... немного ослабленный стеклом закрытого окна, — подсказал мой Поезд.

„Это понятно, — думал я. — А что со стемой?“

— Эх!о, — опять подсказал мне мой Поезд.

Я стал раздумывать: что же общее у эха с шумом поезда. „Эхо — отра­жение звука от какого-либо препят­ствия11, — подумал я, наверное, вслух, потому что мой Поезд проком­ментировал это одним словом „жар­ко".

—       Где жарко? — автоматически 'Опросил я.

—       Разве ты в детстве не искал кричали "жарко" или „холодно"?

Да, шум моего Поезда 'расходится во всех (направлениях, и когда мы едем по полю, значительная его часть попросту уходит в пространство. Ко­гда »се проезжаем рядом со стеной, часть шума, которая В поле ушла бы от меня и никогда бы не дошла, те­перь отражается от стены и, возвра­щаясь, усиливает Щум, доходящий ко мне непосредственно от поезда. Поэтому, когда мы проезжаем стену, мой Поезд кажется мне более гром­ким, чем тогда, когда едем 'через от­крытое пространство. Более или ме­нее так я ответил моему Поезду.

— Отлично, — похвалил он меня.

— Видишь, как это просто? Цоста- точнр лишь подумать,

— Да, но и ты мне немного помог,

—  я старался быть скромным.

— Ладно, ладно, — если бы ты был глухой, и моя помощь не Приго­дилась бы. Впрочем, В своей правоте сейчас убедишься сам. Мы как раз въезжаем в туннель.

В этот момент загорелся свет, и из темноты за окном ворвался ужасный грохот, который сразу же утих, как. только мы выехали Из туннеля.

—  Надеюсь, теперь знаешь, кто грохотал в туннеле? — продолжал мой Поезд.

— Разумеется, опять ты, как И при езде мимо здания. Твой шум отра­жался от стенок туннеля и возвращался ко мне. Шум в туннеле был сильнее, чем возле зда­ний, так как стена зда­ния отражала твой гро­хот только с одной сто- . раны, а стены туннеля — весь.

—   Видишь, умеешь сам думать. Но вернемся к началу, к нашему пер­вому вопросу:       кто шу­мел, когда я повстре­чался со своим колле­гой

— Вы оба, — теперь никто не сбил бы меня с правильного ответа. — До моих ушей доходил и шум встреч­ного поезда, и та часть твоего шума, которая .отражалась от него и возвра­щалась ко мне. Все это усилило шум, который я как пассажир, слышат сидя в купе.

— Ребята, берите вещи, подъез­жаем к станции. Приготовьтесь вы­ходить! — это наш вожатый обходил купе.

„Как быстро мы доехали", — поду­мал я про себя.

— Это потому, что ты не глухой. Пока, до свидания, до следующих каникул! — прощался со мной мой Поезд.

— До свидания! — только и успел я ответить.

А когда мы собрались на перроне, я услышал умолкающие вдали по­следние слова моего Поезда: „При­вет, принвет...“.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

|
Copyright © 2021 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top