Введение

3

 

 

Глава 1. Основы реструктуризации

4

           Реструктуризация: понятие, цель, содержание

4

           Реструктуризация: принципы и условия

8

Глава 2. Из зарубежного опыта реструктуризации банковских систем

11

Глава 3. Примеры иностранного опыта реструктуризации банков

18

               Страны дальнего зарубежья: Чили, Мексика

18

Страны ближнего зарубежья: Грузия, Азербайджан, Киргизия, Казахстан

19

Другие страны: Венгрия

23

Опыт преодоления банковских кризисов в США

23

Глава 4. Оценки хода реструктуризации в России по сравнению с зарубежьем

28

 

 

Заключение

32

Литература

33


ВВЕДЕНИЕ

      За рубежом понятие «реструктуризация» давно превратилось в образ жизнедеятельности компаний, в постоянный процесс, без которого невозможно удержаться на рынке. В условиях рыночной экономики неизбежно возникают кризисные ситуации как для финансовой системы в целом, так и для отдельных подразделений финансовых институтов.

     Понятие финансовый институт является достаточно широким и всеобъемлющим. К ним относятся целевые бюджетные и внебюджетные фонды, согласно ст. 144 Бюджетного Кодекса РФ В Состав государственных внебюджетных фондов Российской Федерации включает: (Пенсионный фонд Российской Федерации; Фонд социального страхования Российской Федерации; Федеральный фонд обязательного медицинского страхования) и другие, в том числе банки и банковская деятельность, также страховые компании и агентства по реструктуризации кредитных организаций, и подобные организации международного значения.

       Современный мир - это мир всесторонних и всемогущих товарно-денежных отношений, на прямую зависящих от деятельности финансовых институтов. Где основой является грамотный, эффективный и рациональный подход к работе данных институтов, что в свою очередь предопределяет возможность реструктуризировать свою деятельность.

  

 

Реструктуризация: понятие, цель и содержание.

    Термин «реструктуризация» в переводе с латинского означает изменение, улучшение струк­туры, т.е. формы и строения («морфологии») какого-либо объекта или системы и в значительной степени предусматривает неизменность направленности ее функцио­нирования. В экономических текстах в широком плане понятие реструктуризации наиболее часто применяется в отношении долгов, в том числе внешних, платежей и платежного (торгового) баланса, корпоративного сектора экономики и отдельных предприятий, банковской системы в целом и отдельных банков (иных кредитных организаций).

      Российский законодатель дал следующее определение: «-Под реструктуризаци­ей кредитной организации ... понимается комплекс мер, применяемых к кредитным организациям и направленных на преодоление их финансовой неустойчивости и вос­становление платежеспособности либо на осуществление процедур ликвидации кре­дитных организаций...» (п. 1 ст. 2 Закона «Ореструктуризации кредитных организа­ций» от 8.07.1999 г.). Данное определение не дает необходимого представления о рассматриваемом явлении, так как, во-первых, имеет в виду отдельно взятые кредит­ные организации, а не банковскую систему как таковую, во-вторых, носит слишком технический характер и потому смешивает содержание, смысл процесса реструктури­зации с теми мерами, которые в ходе этого процесса могут или должны применяться.

      Таким образом, общепринятого, единого определения реструктуризации не су­ществует, однако большинство сходится на том, что под указанным термином пони­мается оздоровление (санация) банковской системы в целом и тем самым вывод ее из фазы кризиса, приведение в состояние хорошей работоспособности. Иногда также пользу­ются термином «стабилизация банковской системы», но он представляется менее удачным. Дело в том, что стабилизацию можно осуществлять по-разному, в том чис­ле путем ликвидации всей системы сразу или по частям. Имеется также точка зре­ния, согласно которой под реструктуризацией понимается процесс преодоления фи­нансовых трудностей банков, проявившихся в период кризиса. Эту точку зрения необходимо признать если не ошибочной, то, по крайней мере, ограниченной.

      Если иметь в виду не дефиниции, а существо дела, то в реструктуризацию бан­ковской системы, понимаемую как процесс, в общем случае включают целую сово­купность решений и действий, главными элементами которой можно считать:

1)преодоление или минимизацию негативного воздействия на состояние и пер­спективы функционирования банковской системы неблагоприятных макро­экономических, политических и иных общих факторов, извне воздействую­щих на банковскую систему;

2)совершенствование системной организации (структура, виды, типы и т.д.) совокупности кредитных организаций, создание условий для эффективной и цивилизованной конкуренции между ними;

3)совершенствование правовой базы и организационно-экономических меха­низмов взаимовыгодного сотрудничества между кредитными организациями и их клиентами;

4)повышение качества управления банковской системой в целом и каждым отдельно взятым ее элементом;

5)финансовое оздоровление отдельных банков и иных кредитных организаций;

6)эффективную (с минимальными потерями для общества) ликвидацию нежизнеспособных кредитных организаций.

      Исходя из этого необходимое определение можно сформулировать так: реструк­туризация банковской системы — это управляемый процесс ее глобальной санации (оздоровления), поддерживаемый соответствующими изменениями в промышлен­ной, денежной, кредитной, налоговой, бюджетной и информационной политике государства, а также в политике самих коммерческих банков и направленный на формирование эффективной, надежной, динамично развивающейся и адекватной со­временным потребностям народного хозяйства банковской системы.

      В соответствии с данным определением эффективную, стабильную, здоровую банковскую систему реструктурировать не нужно (хотя ее можно, например, совер­шенствовать или реформировать). Таким образом, реструктуризация — это лечение(оздоровление того, что здоровым не является), т.е. реструктуризацию можно и нужно понимать как процесс, в результате которого банковская система конкрет­ной страны должна выйти на качественно новый уровень своего развития. Ясно также, что реструктуризация — всегда лечение такой системы, которая оказалась в кризисном состоянии и в силу тех или иных обстоятельств не способна своими силами выйти из него, справиться со своей болезнью самостоятельно, на основе закономерностей своего естественного («обычного») развития. Наконец, с точки зрения реструктуризации (в частности, выяснения необходимости финансового оз­доровления) надо рассматривать практически все без исключения банки. При этом реструктуризация как санационный процесс, видимо, должна иметь свой собствен­ный инструментарий, который не ограничивается только инструментами обычного пруденциального банковского надзора.

      Из всего изложенного можно вывести и общую цель процесса реструктуризации банковской системы — восстановление и вывод ее на такой качественно новый виток движения, на котором она снова обретает ранее утраченный потенциал про­грессивного развития, снова становится адекватной потребностям меняющегося реального сектора экономики.

      В этой связи необходимо обратить внимание на следующие принципиальные требования к содержанию рассматриваемого процесса:

-   работа по реструктуризации будет полезной и продуктивной только в том случае, если будут учтены не только непосредственные причины банковс­кого кризиса, но и определены коренные пороки экономических отноше­ний, которые на данном этапе делают банковскую систему нежизнеспособ­ной в принципе;

-   реструктуризация банковской системы, которая фактически означала бы ее реанимацию в прежнем виде, не решает ни одной серьезной проблемы ни самой системы, ни экономики страны в целом;

-   приступая к процессу реструктуризации, необходимо разработать не только тактические меры, но и ставить стратегические задачи — в результате реструктуризации получить такую структуру банковской системы, которая бы соответ­ствовала новым целям и функциям, встающим перед банками на новом этапе;

-   при разработке мер реформирования банковской системы следует четко оп­ределить круг задач, которые могут и должны быть решены в ходе такого реформирования и с помощью обновленной банковской системы, а также цену таких мер;

-   эффективная реструктуризация предполагает комплексный подход к пробле­ме. Мировая практика выработала подходы и принципы, направленные на преодоление банковских кризисов, апробация которых показала их достаточную эффективность. Непрофессионально и просто нецелесообразно ис­пользовать одни и пренебрегать другими принципами;

-  выход из кризиса не может быть быстрым, легким и дешевым.

Указанная выше общая цель в свою очередь может быть конкретизирована приме­нительно к условиям сегодняшней России в следующем перечне задач, работа над реше­нием которых и должна составить реальное содержание процесса реструктуризации:

1) преодоление причин, обусловивших банковский кризис, снятие острых противоречий, накопившихся в самой банковской сфере и в ее отношениях с
реальным сектором;

2) финансовое оздоровление проблемных банков, сохраняющих жизнеспособность и перспективы развития, в том числе помощь со стороны государства нуждающимся в ней банкам, способным эффективно ею воспользоваться;

3) обеспечение надежного удовлетворения базовых текущих потребностей субъектов хозяйствования в банковских услугах (платежи и краткосрочное креди­тование);

4) формирование новой, более совершенной структуры банков и иных кредитных организаций (по формам собственности, размерам, региональному рас­пределению и т.д.).

5) создание новых правил деятельности банков и новых, более совершенных правил и инструментов регулирования такой деятельности;

6) создание условий, механизмов и стимулов для реального поворота банков в сторону производства, их полноценного включения в воспроизводственные процессы экономики, преодоление неприспособленности банков к решению инвестиционных задач;

7) восстановление доверия между банками;

8) восстановление доверия к банковской системе, в том числе создание у насе­ления стимулов к переводу сбережений на банковские счета;

9) создание стимулов для ответственной и эффективной деятельности банковских менеджеров;

10)      цивилизованное закрытие явно нежизнеспособных банков при одновременном совершенствовании механизмов их ликвидации.

 

      Не раз высказывалась мысль о том, что главная задача реструктуризации бан­ковской системы — рекапитализация банков (восстановление утраченного капита­ла и его дальнейшее наращивание). Согласиться с этим трудно. Капиталы у банков были и до, и после 1998 г., а вот что и как с ними делать, мало кто знал. И по сей день острой остается такая проблема, как узость спектра доходных и надежных направлений вложений капитала.

В 1999—2000 гг. некоторые банкиры настойчиво предлагали такое понимание задач реструктуризации и такие практические меры по радикальному преобразова­нию банковской системы, суть которых в итоге сводилась к некоторой перегруппи­ровке оставшихся на плаву банков по принципу специализации (общероссийские специализированные банки, уполномоченные банки экспортоориентированных отраслей экономики или групп крупнейших предприятий, региональные банки). При этом предполагалось, что все новые «системообразующие» группы банков на­ходятся под четким контролем соответствующих властных структур или групп пред­приятий, но взамен получают возможность работать с бюджетными деньгами. Ука­занные предложения отдельных банкиров скорее всего никак не были связаны с задачами восстановления банковской системы в целом.

      Уже в 2000 г. под эгидой АРБ была обнародована разработанная группой бан­ков программа «12 первоочередных шагов по реструктуризации банковской системы», в которой основные задачи реструктуризации банковской системы были сформу­лированы в следующем виде.

■  Перейти от политики санации отдельных проблемных банков к созданию и формированиюздоровой рыночной банковской системы, провести структурную реформу банковской системы.

■  Увеличить совокупный капитал банков и наполнить банковскую систему долгосрочными ре­сурсами.

■  Создать условия для стимулирования качественного роста рыночных коммерческих бан­ков, в том числе в регионах.

      Цель программы реструктуризации: создание и расширение доли в банковской системе пла­ста технологичных рыночных коммерческих банков, зарабатывающих основные доходы на кре­дитных операциях и проводящих рыночную политику. Предполагается, что в рамках 2—3-летней программы доля капитала таких банков в банковской системе может составить не менее 30— 40%, доля кредитов в совокупном кредитном портфеле банковской системы — не менее 30%. Доля доходов от кредитования в совокупной прибыли банковской системы не должна составлять менее 60%. Не менее 50% таких здоровых банков составят представители регионов.

      СОДЕРЖАНИЕ ПЕРВООЧЕРЕДНЫХ ШАГОВ, способных заложить основу реализации эффек­тивной программы реструктуризации банковской системы.

  1. Выработать и принять к руководству осмысленную концепцию развития банковской системы на 2—3 года вперед.
  2. Разработать и реализовать программу работы с просроченной задолженностью у коммер­ческих банков.

Имеется в виду, чтобы специальный государственный орган, занимающийся реструктуризаци­ей, выкупил у банков их «плохие долги».

  1. Осуществить рекапитализацию банков.

Имеется в виду, чтобы тот же или другой государственный орган (АРКО) временно вошел в капиталы банков, увеличил эти капиталы и кредитный потенциал банков, а затем продал свои доли в капиталах банков.

  1. Принять в срок до осени 2000 г. эффективный закон о гарантировании вкладов населения в коммерческих банках.
  2. Создать равные условия развития и конкуренции для всех банков.

Авторы против всяких «общественно значимых», «системообразующих» и иных тем или иным образом «приближенных» к кому-нибудь банков, которые характеризуются как нерыночные.

  1. Четко сформулировать роль государства и государственных банков в банковской системе.
  2. Осуществлять специализированную поддержку рыночных коммерческих региональных банков.
  3. Создать инфраструктуру банков развития и эффективных механизмов их функционирования.
  4. Изменение системы налогообложения коммерческих банков.
  5. Разработать и реализовать меры рефинансирования Банком России коммерческих банков.
  6. Сформировать и реализовать пакет законодательных и организационных мероприятий поразвитию механизма ипотечного кредитования.
  7. Ускорить переход коммерческих банков на международные стандарты бухгалтерского уче­та и отчетности.

Очевидно, что программа содержит много спорных пунктов.

Реструктуризация: принципы и условия

 

    В числе принципов(основных правил) процесса реструктуризации банковской системы, которые сле­дует считать обязательными, можно назвать следующие.

Принцип солидарной ответственности, смысл которого в том, что в указанном процессе обязательно участвуют (в том числе своими средствами) и координируют свои усилия и сами банки (прежде всего собственники), и их кредиторы, и государ­ство. Без государственной поддержки реструктурировать банковскую систему не­возможно. Но очевидно и то, что государство, крайне ограниченное в средствах, может поддерживать далеко не все нуждающиеся в этом банки, а значит, они дол­жны ориентироваться прежде всего на самостоятельное решение своих проблем, и соответствующую позицию должны занять как руководители реструктурируемых банков, так и их кредиторы.

      Принцип минимизации затрат и потерь. Он говорит о том, что при проведении реструктуризации приоритет должны иметь меры, позволяющие выйти из кризиса с наименьшими бюджетными затратами (финансовые потери для общества) и наи­меньшими потерями для банковской системы и клиентов банков.

Ликвидация проблемных банков — наименее затратный, но крайне сложный в социальном отношении путь. Здесь требуется особо взвешенный подход к пробле­мам вкладчиков ликвидируемых банков. Необдуманная ликвидация неплатежеспо­собных банков сама по себе может усилить кризис (пример Индонезии в 1997— 1998 гг.). Наилучшим выходом, по оценкам ряда экспертов, может считаться слия­ние проблемного банка со здоровым. Однако это более чем спорная рекомендация (об этом см. в гл. 10).

      Принцип минимизации ликвидации требует, чтобы в процессе реструктуризации, финансового оздоровления проблемных банков приоритет получили меры реорга­низации, поддержки, а не банкротства.

      Принцип справедливого распределения расходов на проведение реструктуризации предполагает, что обоснованную часть издержек на оздоровление банков должны возмещать те, кто сознательно принимал риски, связанные с деятельностью этих банков, кто несет ответственность за их убытки и кто выигрывает в результате реструктуризации (т.е. участники, высший управляющий состав банка). Экономи­ческая ответственность собственников и высших менеджеров банков, не способ­ных платить по обязательствам, может выражаться, например, в адекватном сокра­щении доли принадлежащего им банковского капитала, в их участии в реструкту­ризации путем дополнительных взносов в капитал банков. Часть убытков может покрываться и за счет вкладчиков.

      Принцип стратегического подхода нацеливает на то, что разработка программы реструктуризации банковской системы — это прежде всего постановка стратеги­ческих вопросов о том, какую банковскую систему общество желает получить в результате реструктуризации (при условии, что она должна соответствовать новым целям и функциям, встающим перед банками на новом этапе), и лишь затем — выбор отвечающих этой стратегии и согласованных между собой мер, которые можно рекомендовать для санации отдельных банков и их системы в целом.

      Принцип комплексного подхода означает, что определенная в программе систе­ма мер должна реализовываться полностью. Недопустимо, чтобы все содержание процесса реструктуризации было сведено к отдельным его составляющим (к при­меру, чтобы все не ограничилось только преодолением финансовых трудностей, проявившихся у банков в период обострения финансового кризиса в августе 1998г.).

      Можно отметить и такие принципы проведения реструктуризации, как про­зрачность (гласность и публичность) распределения связанных с нею расходов, уси­ление надзора за банками, получающими государственную поддержку, поощрение (непрепятствование административными мерами) самостоятельного приспособле­ния банков к изменившейся ситуации и др.

      Важное значение имеют условия реструктуризации, к числу которых можно от­нести следующие.

  1. Успех реструктуризации банковской системы прямо зависит от того, насколько грамотно и четко сформулированы долгосрочные задачи, промышленная, струк­турная и финансовая политика. К примеру, кредитование предприятий, особенно крупных, может быть эффективным только в том случае, если базируется на четкой государственной стратегии. Это обязательное условие, без которого реструктуриза­ция банков вряд ли может быть успешной.
  2. Для успеха реструктуризации банковской системы совершенно необходима концепция ее восстановления и дальнейшего развития, соответствующая задачам экономического роста. Такая концепция может быть ориентирована на решение задач оперативного характера (восстановление платежного механизма, решение иных неотложных проблем) и задач более долговременного характера, решение которых будет означать выход банковской системы на качественно новый уровень развития.
  3. Нереально пытаться реструктурировать банковскую систему в отрыве от реформирования или реструктуризации среды, в которой банки функционируют. Это требование касается в первую очередь реального сектора экономики, действующих здесь предприятий. Банковская система представляет собой своеобразную надстрой­ку, которую можно успешно реструктурировать, зная, каков базис, т.е. какую эко­номику она будет обслуживать. Конкретные потребности и возможности реальной экономики — главный критерий, определяющий, какой быть банковской системе.
    Решение проблем реального сектора требует соответствующей общегосударствен­ной экономической политики. В любом случае и реальному сектору, и банковской системе необходимы четкие ориентиры, которые сами по себе являются дополни­тельными стимуляторами развития.
  4. Реструктуризации банковской системы должно предшествовать оздоровление денежных и кредитных отношений. Ключевую роль здесь играет оздоровление денежных отношений (в частности, предотвращение бартера, всех неденежных форм «платежей» в экономике). Последнее же предполагает реализацию действенных мер стимулирования инвестиций в реальный сектор экономики, поскольку выход из экономического кризиса неинвестиционным путем невозможен.
  5. Реструктуризация банковской системы невозможна также без кадровой рево­люции. Специалисты по краткосрочным финансовым спекуляциям должны или переучиться, или уступить свое место профессионалам, способным работать с ре­альным сектором, имеющим знания и умение по части оценки и отслеживания инвестиционных и производственных рисков.
  6. Реструктуризация банковского сектора требует значительных корректировок законодательной и нормативной базы.

Исходя из изложенного можно выделить несколько ключевых вопросов, свя­занных с реструктуризацией российской банковской системы, на которые пока нет удовлетворительных ответов.

  • Что явилось главной причиной того положения, в котором оказались банки?
    Предполагается, что нужно сделать выбор между состоянием реальной экономики и особенностями деятельности самих банков. Представляется, что подобное противопоставление двух причин в наших конкретных условиях неправомерно.
  • Иногда в качестве такой главной причины рассматривают известное решение правительства РФ, принятое в августе 1998 г., о приостановлении выплат по ГКО-ОФЗ и масштабной девальвации рубля.
  • Что должно стать главным содержанием (важнейшей составной частью) про­цесса реструктуризации? На этот центральный вопрос по-разному отвечают даже руководители Банка России. Предлагаются следующие несогласованные варианты:
    а) финансовое оздоровление проблемных банков, сохраняющих жизнеспособность
    и перспективы развития; б) повышение уровня капитализации банков. Известной популярностью пользуются и такие варианты ответа, как: оздоровление денежных отношений; оздоровление не столько самих банков, сколько денежных и кредит­ных отношений; создание качественно иной банковской системы.
  • Как должна выглядеть структура банковской системы, которую целесообраз­но сформировать? Вопрос принципиальный. Здесь нужна ясность в отношении того, в частности, следует ли иметь полный «ассортимент» банков или можно обой­тись каким-либо иным вариантом.
  • Какой должна быть концепция восстановления и развития банковской систе­мы? В частности, остается спорным (скорее не в теории, а на практике) такой вопрос: следует ли считать главным направлением оздоровления банков проведе­ние банкротств или их реорганизацию и санацию, включая всестороннюю финан­совую и другую поддержку в различных формах, структурную перестройку?

 

 

Из зарубежногоопытареструктуризациибанков­ских систем.

 

      Реструктуризация банков — не уникальная проблема России. За последние 20 лет банковские кризисы случались почти в 70 странах. И везде про­цесс восстановления равновесия шел болезненно, везде государство в нем участво­вало (хотя степень такого участия в разное время и в разных странах значительно варьируется). Причины кризиса где-то совпадали, где-то имели свою специфику, но формы его преодоления везде во многом были схожими: стабилизационное кре­дитование, пополнение собственных капиталов банков, выкуп их активов, включая просроченные долги, и др. Как правило, основная финансовая нагрузка ложилась на государственный бюджет либо непосредственно, либо опосредованно — через финансирование деятельности специального создававшихся государствами агентств для реструктуризации.

      Пионером в области реструктуризации банковской системы стали США, создав под влиянием кризиса 1929—1933 гг. систему гарантирования вкладов и специаль­ный институт для управления этой системой, которому одновременно было пору­чено заниматься реструктуризацией — Федеральную корпорацию по страхованию депозитов (ФКСД).

      Следующий этап реструктуризации банковских систем связан с серией банков­ских кризисов в самых разных странах в течение последних двух десятилетий.

      В США за 1980—1991 гг. прекратили существование 1300 банков и 1400 ссудо-сберегательных ассоциаций. Реструктуризация банковской системы стоила, по раз­личным оценкам, от 300 до 500 млрд долл. (5% ВВП). В 1995 г. банковский кризис произошел в Японии, в 1994—1995 гг. — Франции, в 1989—1990 гг. — Австралии, в 1987—1989 гг. — Норвегии, в 1991 г. — Швеции, в 1991—1993 гг. — Финляндии, в 1980—1982, 1989—1990 и в 1995 гг. — Аргентине, в 1990, 1994—1995 гг. — Бразилии, в 1981-1982, 1990-1991 и в 1995 гг. - Мексике, 1982-1984 гг. - Чили, в 1994— 1995 гг. — Индии, в 1994 г. — Индонезии, в 1985—88 гг. — Малайзии, в 1981 — 1987 гг. — на Филиппинах, в 1991—1995 гг. — Венгрии, в 1990-х годах — в Польше, Болгарии, Литве, Латвии, Эстонии и др. В некоторых странах системные кризисы повторяются периодически. Отдельные государства (Великобритания, Голландия, Дания, Австрия, Швейцария и др.) смогли избежать системных банковских кризи­сов во многом благодаря наличию системы их предотвращения, прежде всего за счет эффективного банковского надзора и регулирования.

Стоимость реструктуризации банковских систем сильно колеблется: от 5% ВВП в США, 10 — в Венгрии и Бразилии до 41 — в Чили и 55% — в Аргентине.

      В кризисной ситуации центральные банки могут обеспечить определенную по­мощь проблемным банкам, особенно в случаях нарушения их текущей ликвиднос­ти. В Венесуэле 8 банков, считавшихся платежеспособными, использовали специ­альные линии ликвидности для оплаты изъятий денежных средств. Правда, впос­ледствии они не смогли погасить взятые средства.

      В других случаях кредитование является планомерным шагом центральных бан­ков с целью поддержания банковской системы во время кризиса и предоставления таким образом кредитным организациям времени и средств на реструктуризацию. Ярким примером может служить оказание долгосрочной помощи Национальным банком Польши, который скупил низкодоходные акции и долгосрочные облигации банков. Долгосрочное кредитование центральным банком зачастую зависит от пре­доставления банками комплексных планов улучшения ситуации (перечень обосно­ванных мер и ожидаемые результаты).

      Снижение уровня обязательных резервов (или увеличение процентных плате­жей по ним) — еще один способ оказания помощи банкам. Бразилия, например, высвободила часть обязательных резервов по вкладам до востребования для финан­сирования покупки сертификатов срочных депозитов, выпушенных институтами, действовавшими по программе банковской реструктуризации.

      Специальные налоговые привилегии для реструктурируемых банков использу­ются относительно мало. Тем не менее Бразилия применяла налоговые стимулы для поощрения поглощений: поглощаемый банк мог вычесть стоимость недейству­ющих кредитов, а поглощающий банк получал кредит, равный разнице между це­ной приобретения и балансовой стоимостью приобретаемого пакета акций. Неко­торые страны дают налоговые стимулы под акции и облигации, выпускаемые в ходе реализации программ реструктуризации.

      В условиях реструктуризации банковской системы правила регулирования и надзора в краткосрочном плане нередко смягчаются. Однако такой специальный режим регулирования и надзора на период кризиса обычно компенсируется фор­мированием в среднесрочном плане системы регулирования и надзора, более адек­ватно учитывающей риски банковской деятельности.

      Действия государства, направленные на спасение банков, попавших в трудное положение, могут способствовать снижению у последних чувства ответственности за собственные действия. В этой связи важно, чтобы условия помощи не поощряли безответственное поведение банков в будущем. Считается, что за стремление полу­чить больший доход необходимо платить, и участники банков безусловно должны нести ответственность по их обязательствам. В Южной Корее от банков потребова­ли частично списать капитал в качестве условия оказания помощи. В Мексике государство принимало на себя безнадежные долги кредитных организаций только в случае внесения их участниками дополнительного капитала. В Бразилии и Индии при банкротстве кредитных организаций их участники должны были внести допол­нительную сумму, равную их первоначальному вкладу в уставный капитал.

      Вместе с тем участники банков не всегда должны нести ответственность. На­пример, в случае возникновения потерь от кредитов, которые выдавались по на­стоянию правительства. Необходимо также ранжировать меру ответственности, так как участники могут не иметь возможности обнаружения проблем в кредит­ной организации из-за непрозрачности и запутанности ее отчетности либо в силу иных причин.

      В ходе реструктуризации банковских систем в большинстве стран были созданы специализированные институты, на которые были возложены задачи управления данным процессом.

      Правительства и центральные банки многих стран различными способами за­нимались разрешением банковских кризисов и реструктуризацией своих банковс­ких систем. Практика показала, что не существует ни идеальной формы реструкту­ризации, ни универсальной стратегии нормализации ситуации в банковском секто­ре и во многих случаях те или иные действия зависит от конкретных обстоятельств. Однако можно выделить и общие черты успешных программ, осуществленных в зарубежных странах:

>   скорейшее определение масштабов проблемы, признание ее на государственном уровне и готовность властей выделить существенные финансовые ресур­сы на ее решение;

>   принятие прозрачных и адекватных существу проблемы мер, удаление из проблемных банков «плохих» активов;

>   разработка комплексной, прозрачной, оперативной программы реструктури­зации, ее четкое и последовательное осуществление;

>   совершенствование процедур банковского надзора.

 

           Проблемы укрепления международной финансовой системы (МФС) стали широко обсуждаться после мексиканского кризиса конца 1994 г. Ежегодный саммит лидеров стран группы G-7, проведенный в 1995 г. в Галифаксе, послужил стимулом для развития исследований по ряду направлений. Среди них важная роль отводилась изучению способов организованного разрешения финансовых кризисов. Из представителей центральных банков и министерств финансов стран G-10 (G-7 + Бельгия, Голландия, Швеция и Швейцария) была сформирована рабочая группа, которая к маю 1996 г. подготовила соответствующий доклад (ReyReport). В нем было отмечено, что ни страны-заемщики, ни кредиторы не смогут избежать негативных последствий кризиса. Доклад призывал к совершенствованию рыночно ориентированных процедур разрешения долговых проблем государства и частного сектора, находящихся в условиях кризиса. Было предложено внести определенные изменения в договоры купли-продажи облигаций (bondcontracts) для обеспечения взаимодействия и сотрудничества владельцев облигаций в период реструктуризации условий их выпуска эмитентом (государством или частными корпорациями), испытывающим финансовые трудности. В докладе была высказана идея расширения возможностей МВФ по применению политики "кредитования в условиях задолженности" (lendingintoarrears). Начавшийся процесс укрепления финансовой системы и реструктуризации финансовых институтов проявился в следующих аспектах:

- развитие международных стандартов публичного раскрытия

экономической информации (SpecialDataDisseminationStandard);

-              создание международных стандартов банковского надзора (theBasleCorePrinciplesforBankingSupervision);

-              расширение финансовых возможностей МВФ в рамках theNewArrangementtoBorrow (NAB);

-              создание в МВФ нового механизма кредитования, theSupplementalReserveFacility (SRF), призванного помочь членам фонда справляться с неожиданным и разрушительным влиянием потери доверия инвесторов. Условия предоставления средств по линии SRF должны обеспечивать их преимущественный (первичный) возврат при снижении возможных конфликтов интересов.

       Тема реструктуризации международных финансовых институтов широко обсуждалась в январе на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Характерные точки зрения отражены в докладе Исполнительного комитета ООН по экономическим и социальным вопросам "К новой международной финансовой архитектуре" от 21.01.99 г.   В настоящий момент анализ различных подходов к реформе МФИ затруднен из-за отсутствия целостных программ, которые бы содержали предложения по построению единой архитектуры мировой системы институтов. Учитывая это, целесообразно классифицировать основные наметившиеся направления предполагаемой реформы.

       Основными причинами реформирования мировых финансовых институтов являются:

  1. Глобализация мировой экономики, способствовавшая возникновению нового класса международных инвесторов, одновременно действующих на нескольких развивающихся рынках и способных дестабилизировать финансовую ситуацию в странах, где осуществляются инвестиции.
  2. Резкое несоответствие между высоким уровнем развития международного финансового рынка и отсутствием надлежащей институциональной

структуры его регулирования.

  1. Возросшие опасения углубления мирового спада, грозящие серьезными последствиями в случае неадекватного регулирования деятельности международных финансовых институтов.
  2. Увеличение численности офшорных финансовых центров, снижающих эффективность государственного регулирования финансовых институтов развивающихся стран.
  3. Ограниченные возможности международных институтов в оказании финансовой поддержки развивающимся странам по сравнению с размерами потока частного капитала. Неспособность международных организаций противостоять повторяющимся кризисам и ограничивать сферу их распространения. Неэффективная процедура предоставления средств международными институтами в условиях быстро развивающегося кризиса.
  4. Углубление конфликтов интересов (moralhazard), возникающих в результате воплощения программ финансирования МВФ и других международных институтов, и негативно влияющих на поведение частных инвесторов и заемщиков в ходе финансовых кризисов.
  5. Резкое увеличение количества инвестиционных институтов, финансовых инструментов и объема операций на финансовых рынках, особенно на рынке долговых обязательств, затрудняющее взаимодействие инвесторов в ходе преодоления кризисов. Масштабы и диверсифицированность инвестиционных вложений в странах с развивающимися рынками, обусловившие ускорение распространения кризисов. Массовое развитие операций, в том числе спекулятивных, с производными ценными бумагами (деривативами), отражаемых на внебалансовых счетах и затрудняющих оценку принимаемых финансовыми институтами рисков.

Регулирование финансовых рынков и инвестиционных институтов

  • укрепление финансовой системы и реформирование местных финансовых институтов путем выработки и распространения международных принципов и стандартов регулирования и надзора за банковской системой, фондовым рынком и различными финансовыми институтами. Укрепление финансовой инфраструктуры через принятие более универсальных стандартов аудита, бухучета, процедур банкротства, платежных систем. Совершенствование Базельских стандартов расчета достаточности банковского капитала;
  • определение путей укрепления пруденциального надзора как в развивающихся, так и в развитых странах;
  • создание механизмов рыночного регулирования рынка деривативов и инвестиционной деятельности с активным использованием заемных ресурсов (эффект leverage);
  • стимулирование введения международных стандартов деятельности в офшорных финансовых центрах.

Экономическая политика

  • определение условий либерализации внутреннего рынка и введения адекватного валютного режима в странах с развивающимися рынками, выработка способов контроля за движением международного капитала;
  • повышение эффективности механизмов государственной поддержки частного сектора и распределения социальных выплат;
  • поиск путей минимизации потерь населения в результате кризисов и разработка политики, которая бы лучше защищала наиболее уязвимые слои населения;
  • расширение прозрачности в частном и государственном секторе и в деятельности международных финансовых институтов.

Деятельность международных финансовых институтов

  • реформирование системы международного финансирования;
  • улучшение механизмов разрешения кризисов и разработка путей вовлечения частного сектора в прогнозирование финансовых кризисов и их преодоление;
  • усиление надзора со стороны МВФ за политикой, проводимой странами-

участницами, особенно в финансовом секторе и в области движения капитала;

  • повышение эффективности макроэкономической политики на межнациональном уровне.

     Основными направлениями и возможными мерами применяемыми при реструктуризации деятельности финансовых институтов мирового уровня являются:      

Реструктуризация финансовых рынков и инвестиционных институтов, которая заключается в следующем

  • способствовать развитию ликвидных финансовых рынков, особенно фондового рынка, основанных на сильном пруденциальном надзоре за деятельностью банков и других финансовых институтов с применением Базельских принципов эффективности банковского надзора и стандартов регулирования деятельности на фондовом рынке, отраженных в докладе IOSCO "Цели и принципы регулирования деятельности на фондовом рынке". Совершенствовать принципы корпоративного управления для дальнейшего развития рыночных механизмов инвестирования;
  • разработать международные стандарты прозрачности в области денежной политики, бухгалтерского учета и раскрытия информации частными финансовыми институтами. Повысить требования раскрытия информации по позициям инвестиционных банков, хеджевых фондов и институциональных инвесторов;
  • ввести ограничения на кредитование банками связанных организаций, которое, как правило, проводится без должной оценки и мониторинга кредитоспособности заемщика и в условиях кризиса приводит к резкому росту объемов просроченной задолженности;
  • разработать и внедрить эффективный механизм страхования банковских депозитов, банкротства, реструктуризации финансовых институтов и решения долговых проблем организаций, испытывающих финансовые затруднения. Содействовать укреплению внутренних систем контроля и управления рисками в деятельности банков и других финансовых посредников.

Реструктуризация и совершенствование деятельности международных финансовых институтов

  • создать в рамках МВФ нового механизма кредитования стран, пострадавших в результате эффекта распространения кризиса (contagion), который позволял бы единовременно получать значительный объем средств и допускал их использование до истощения национальных валютных резервов;
  • обеспечить участие международных институтов в решении проблем долговых кризисов и организации процессов реструктуризации задолженности;
  • повысить прозрачность в деятельности международных финансовых институтов, в частности, через принятие положений о раскрытии информации, публикацию программных документов, рабочих материалов МВФ, получаемых в результате традиционных ежегодных визитов представителей фонда в страны-участницы, заявлений по результатам обсуждения Исполнительным советом МВФ докладов об экономических условиях стран-участниц, ретроспективного анализа принимаемых программ;
  • укрепить и способствовать дальнейшему развитию деятельности Временного комитета (InterimCommittee) МВФ и Комитета развития (DevelopmentCommittee) Всемирного банка;
  • содействовать развитию региональных международных организаций и

усилить их роль в разрешении кризисов и финансировании экономического сектора;

  • развития, в том числе, с использованием финансовой поддержки со стороны МВФ;
  • укрепить контроль за выполнением отдельными странами принимаемых

международных стандартов, в том числе с использованием возможностей МВФ;

  • улучшить координацию и сотрудничество среди международных организаций и контролирующих органов в направлении расширения технической поддержки и обучения служащих органов государственного регулирования.

Создание новых международных структур

  • создать отдельный наднациональный институт или придать новые полномочия одной из действующих международных организаций для координации направлений макроэкономической политики ведущих развитых и развивающихся стран, особенно в области подавления инфляции и обеспечения занятости населения;
  • создать систему международного финансового регулирования для выработки единых международных стандартов и надзора за деятельностью институтов, проводящих операции в глобальном масштабе. Важным шагом в данном направлении могли бы стать регулярные встречи представителей финансовых властей стран G-7, ведущих стран с развивающимися рынками и международных финансовых организаций в рамках специального форума по вопросам проведения политики регулирования. Как один из вариантов рассматривается преобразование существующих международных организаций (BIS и IOSCO) при условии расширения участия в их деятельности развивающихся стран.

 

 

Примеры иностранного опыта реструктуризации банков.

СТРАНЫ ДАЛЬНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ

ЧИЛИ

Комплекс мер. Масштабная реструктуризация банковской системы Чили началась с 1984 г., когда центральный банк страны начал выдавать стабилизационные кредиты на поддержание ликвидности банков и выкупать их безнадежные кредиты либо обменивать не работающие активы банков на ликвидные. Долги банков переоформлялись таким образом, что кредиторы становились акционерами.

Государство выступило гарантом по внешним долгам частных банков. К концу 1985 г. размер долгов, перешедших к центральному банку Чили, в 3 раза превысил совокупный капитал проблемных банков и достиг 6 млрд долл. (25% ВВП). Около 60% выкупленных кредитов были обменены центральным банком на собственные облигации.

В ряде системообразующих банков страны был введен прямой государственный контроль.

Рекапитализация банков, перешедших под контроль государства, осуществлялась пу­тем дополнительной эмиссии их акций, которые размещались среди мелких и средних инвесторов. Этой программы непосредственно занималась государственная Корпорация содействия развитию (CORFO).

Результаты. В результате принятых мер практически полностью были выполнены обя­зательства банков в части вкладов (депозитов) физических и юридических лиц. Правда, ко­личество национальных частных банков сократилось с 22 до 15, но при этом удалось сохра­нить все крупнейшие банки и уже к 1987 г. восстановить их нормальную работу. Начиная с 1986 г. ни один чилийский коммерческий банк пока не был признан неплатежеспособным.

Стоимость. Суммарные затраты на реструктуризацию банковской системы в Чили к концу 80-х годов составили, по разным оценкам, от 30 до 40% ВВП страны.

МЕКСИКА

Комплекс мер. Реструктуризация банковской системы в Мексике была начата в 1995 г. после девальвации национальной денежной единицы песо и последовавшего вслед за этим усиления дестабилизации финансовой ситуации в стране. Одной из первых мер Банка Мек­сики (центральный банк страны) стало введение специальной расчетной единицы UDI (unidadesdeinversion), индексированной к уровню цен. Все активы банков были пересчитаны с ее использованием, чтобы избежать обесценивания их кредитных портфелей.

Основным органом, занимавшимся реструктуризацией банков, был Банковский фонд защиты сбережений (FOBAPROA). В ходе санации FOBAPROA выкупал у банков ценные бумаги, а полученные средства банки депонировали в Банке Мексики. В течение 5 лет банки должны выкупить эти бумаги, в противном случае они будут конвертированы в акции этих банков и реализованы на рынке.

Для решения проблемы внешних долгов национальных банков Центральный банк вы­давал краткосрочные валютные кредиты тем из них, кто просрочил выплаты по таким обя­зательствам. Одновременно FOBAPROA выкупал сомнительные активы коммерческих бан­ков. При этом акционеры со своей стороны должны были внести в капитал банка суммы в размере 50% средств, выделенных FOBAPROA. Вырученные от этой операции средства банки должны были вложить в 10-летние правительственные облигации.

В проблемных банках вводилось внешнее управление, в ряде случаев их акции переда­вались иностранным банкам. Одновременно была оказана помощь должникам банков: их задолженность реструктуризировалась.

Результаты. В результате реструктуризации Мексике удалось предотвратить разру­шение национальной банковской системы. Вклады населения практически не пострадали. Сохранилось доверие иностранных инвесторов к банкам страны.

Стоимость. Реструктуризация банковской системы в этой стране обошлась в 60— 65 млрд долл. США (около 14,5% национального ВВП).

АРГЕНТИНА

Комплекс мер. В ходе разрешения проблем банковского кризиса в Аргентине органы государственной власти оказывали поддержку в первую очередь более надежным банкам. При этом использовался дифференцированный подход. Банки были разделены на несколько групп:

1-я группа — средние и крупные банки, испытывавшие временные проблемы с ликвид­ностью из-за оттока клиентов. Им выдавались кредиты Центрального банка Мексики и BancodelanacionArgentina;

2-я группа — мелкие банки, подлежавшие слиянию или поглощению крупными относи­тельно здоровыми банками;

3-я группа — мелкие банки, находившиеся на грани банкротства. В таких банках были приостановлены операции, и они подлежали санации, продаже либо ликвидации;

4-я группа — 12—15 государственных банков, принадлежавших администрациям про­винций Аргентины. Они подлежали приватизации.

«Плохие» долги выкупались не государственным агентством, а пятью крупнейшими ком­мерческими банками, которые в январе 1995 г. по согласованию с Центральным банком страны создали специальный трастовый фонд. Чтобы компенсировать затраты этих бан­ков, им снизили норматив резервных требований.

Результаты. Комплекс антикризисных мер позволил обеспечить в Аргентине стабилиза­цию банковской системы в течение 1 года. Однако за это время заметно усилились позиции иностранных банков. Их доля в суммарных активах банковской системы страны достигла 42%.

Стоимость. Затраты на реструктуризацию банковской системы в Аргентине, по раз­ным оценкам, составили от 2,5 до 3,5% ВВП страны.

Было также принято решение о создании банками резервов на возможные потери от кре­дитной деятельности в полном объеме (с отнесением соответствующих сумм на расходы бан­ков), что позволило создать такие резервы с наименьшими потерями для банковской системы.

Реструктуризация банковской системы потребовала обеспечения достаточности капита­лов и восстановления платежеспособности отдельных банков на основе реализации про­грамм их финансового оздоровления. Банки разработали такие индивидуальные програм­мы. Программа оздоровления каждого отдельного банка включала набор мероприятий, на­правленных на повышение их капитализации, достижение большего уровня ликвидности, восстановление считавшихся безнадежными активов, внедрение эффективных технологий кредитования, управления активами в целом и рисками. В программах предусматривались также мероприятия организационного характера, такие, как оптимизация сети филиалов, внедрение специальных программ обучения кадров и повышения их квалификации и т.д.

При этом программа обязательных мероприятий каждого банка, ее основные конт­рольные параметры, включая минимальные значения и поэтапные сроки достижения необ­ходимой величины собственных капиталов и других важнейших показателей, утверждалась Советом Центрального банка Армении. Последний установил жесткий контроль за выпол­нением санируемыми банками графиков взятых ими на себя обязательств по собственно­му финансовому оздоровлению. Эффективность реализации принятых программ обсужда­лась на Совете ЦБА на основе ежемесячных отчетов о ходе их выполнения. Для повышения эффективности указанных мер был создан координационный комитет по вопросам струк­турных преобразований в банковской системе при Президенте страны.

Результаты. Несмотря на то, что реализация программ финансового оздоровления бывших специализированных банков Армении еще не завершена, уже сейчас можно отме­тить, что некоторым банкам удалось преодолеть кризис, а у других появились реальные шансы на выживание.

СТРАНЫ БЛИЖНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ

ГРУЗИЯ

Комплекс мер. В Грузии была разработана специальная программа сертификации коммерческих банков, в ходе которой они должны были представить в Центральный банк бизнес-планы, на основе которых разрабатывались общие рекомендации относительно оценки жизнеспособности каждого банка, возможных стратегических направлений его раз­вития и перспектив выполнения ими обязательных нормативов банковской деятельности.

Специальная комиссия рассмотрела бизнес-планы 62-х банков (остальные объявили о своей самоликвидации или о слиянии с другими, более крупными банками). Только 47 банков прошли сертификацию. Банкам, не прошедшим сертификацию, был установлен срок, в течение которого они были обязаны принять решение о перспективах своей дальнейшей деятельности: самоликвидироваться либо присоединиться к другим, более надежным бан­кам. При этом вводились жесткие ограничения на их деятельность.

По отношению к бывшим специализированным банкам, ликвидация которых могла бы привести к возникновению нового системного кризиса, применялись иные меры, учитывав­шие их индивидуальные особенности, запрашивались планы финансового оздоровления, проводились инспекционные проверки и совместные совещания, а также мониторинг вы­полнения принятых планов.

Результат. Итогом проведения сертификации стало в значительной мере очищение банковской системы Грузии от ненадежных и потому опасных банков. Банковская система страны обрела более стабильный и предсказуемый характер. Удалось, в частности, восста­новить капиталы 2-х бывших специализированных банков.

АЗЕРБАЙДЖАН

Комплекс мер. В Азербайджане надзорный орган заключил специальное соглашение с проблемными банками и создал Наблюдательный совет из представителей Центрального банка, которые осуществляли постоянный мониторинг деятельности таких банков, в том числе участвуя в собраниях акционеров, кредиторов, а также достаточно жестко контроли­руя выполнение «подопечными» их индивидуальных планов финансового оздоровления.

КИРГИЗИЯ

Комплекс мер. Национальный банк Киргизии оценил реальное финансовое состоя­ние банков, воспользовавшись данными, полученными в ходе инспекционных проверок.

3 июля 1996 г. было подписано соглашение со Всемирным банком о предоставлении кредита на структурную перестройку банковской системы в размере 45 млн долл. США. Национальный банк и правительство страны реализовали совместную программу реформ, которая включала в себя:

  • создание правовой основы для развития конкурентоспособной и эффективной сис­темы частных банков;
  • ликвидацию под соответствующим контролем 2-х неплатежеспособных крупнейших государственных банков — Агропромбанка и Сбербанка;
  • разукрупнение и рекапитализацию за счет частных инвесторов еще 2-х крупных также неплатежеспособных государственных банков;
  • сохранение возможности оказания во всех регионах республики основных банковс­ких услуг в период ликвидации и реорганизации крупных структурообразующих бан­ков. Для этих целей была специально создана Расчетно-сберегательная компания при Национальном банке Киргизии, которая проводила платежи и предоставляла населению услуги хранения сбережений;
  • функционирование временного агентства разрешения долговых ситуаций (DEBRA), содействовавшего возврату, если это еще было возможно, или списанию безнадеж­ных кредитов. В результате доля «плохих кредитов» в общем объеме кредитного порт­феля банков снизилась с 81 до примерно 26%.

КАЗАХСТАН

Комплекс мер. Все банки республики разработали и представили в Национальный банк планы рекапитализации, на основе которых они (точнее, небезнадежные из них) были поделены на 2 группы: банки, которые способны довести свои показатели до «международ­ных стандартов» уже к 1998 г.; банки, которые должны «подтянуть» свои показатели до указанного уровня несколько позже, а именно к 2000 г. В отношении данной группы банков были введены существенные ограничения в деятельности.

Банки, которые не вошли в названные группы, подлежали ликвидации или реорганиза­ции путем их слияния с более надежными банками. Особые проблемы возникли у двух крупных бывших специализированных банков Казахстана — Аленбанк и Туранбанк (2-е и 4-е места по сумме активов). Центральный банк Казахстана предпринимал различные шаги с целью оказания содействия их финансовому оздоровлению, в них вводилась временная администрация. Однако существенного улучшения их положения не произошло.

В этой связи было принято специальное законодательство, которое позволило Нацио­нальному банку выкупить за символическую плату акции у собственников банков-банкро­тов, а затем провести их слияние в целях сокращения административно-хозяйственных расходов. На следующем этапе объединенная кредитная организация («Туран-Ален») была продана Министерству финансов Казахстана за 90 млн долл. США. В последующем после полного восстановления платежеспособности банка планируется его приватизация.

 

 

 

ДРУГИЕ СТРАНЫ

ВЕНГРИЯ

Комплекс мер. Реструктуризация банковской системы проходила в 2 этапа. На пер­вом этапе (1992—1995 гг.) государство осуществляло значительные денежные вливания в проблемные банки, прежде всего крупные. Одновременно проводилась очистка банковс­ких активов путем обмена «плохих» кредитов на государственные облигации. Активно использовались государственные гарантии. Для централизованной реструктуризации пыта­лись использовать специальную структуру — Венгерский банк капиталовложений и разви­тия. Но к 1995 г. банки снова оказались в критическом положении.

На втором этапе (1995—1997 гг.) подход к реструктуризации изменился. Государствен­ные средства направлялись только на поддержку крупных государственных банков, кото­рые предполагалось приватизировать. Реструктуризация сделала их привлекательными для западных инвесторов.

Результаты. В результате 1-го этапа доля государства в капитале банков выросла с 41,4 (1991 г.) до 69% (1994 г.). Итогами 2-го этапа стали увеличение в 1997 г. доли ино­странного капитала в банковской системе страны до 60% (1996 г. — 48, 1995г. —35, 1991 — 1994 гг. — 12—15%) и снижение доли государственной собственности до 20,66%. Удельный вес «плохих» долгов в общей их сумме снизился с 13,2% (1993 г.) до 1,2% (1997 г.). Отсутство­вали случаи замораживания вкладов или отказа вернуть деньги вкладчикам.

Стоимость. Общие затраты на реструктуризацию банковской системы Венгрии, по разным оценкам, составили от 12 до 18% ВВП страны.

 

Опыт преодоления банковских кризисов в США.

Банковский кризис 30-х годов

Экономика США не раз испытывала серьезные банковские проблемы. Одна из них воз­никла в период Великой депрессии 1929—1933 гг. Тогда тысячи американских семей вдруг обнаружили, что их банковские вклады обесценены из-за неэффективности операций бан­ков, невозврата выданных ими ссуд и главное — общего спада экономики. Сотни банков были закрыты, тысячи объектов недвижимости были конфискованы за неуплату по ссудам. Банкиры обратились к Конгрессу с просьбой о введении жестких законодательных ограни­чений, которые смогли бы предотвратить подобные экономические катаклизмы в будущем. Конгресс принял законы об учреждении Федеральной корпорации страхования депозитов(1933 г., для страхования вкладов в коммерческих банках), а также Федеральной корпора­ции страхования ссуд и сбережений (1934 г., для страхования вкладов участников ссудо-сберегательных ассоциаций — учреждений, выдававших ссуды физическим лицам на при­обретение жилья). В обязанности обеих корпораций входило также обследование много­численных финансовых учреждений США с целью выявления случаев нарушения ими бан­ковского законодательства, установленных процедур и регламентов осуществления бан­ковских операций. Созданная система эффективно работала в течение многих лет.

История повторяется

К конце 70-х — начале 80-х годов еще одна финансовая катастрофа поразила банковс­кую индустрию США. Многие американские аналитики объясняют крушение банков в этот период порочной практикой выдачи сомнительных ссуд, а также отсутствием прозрачности в деятельности регулирующих органов. К таким органам тогда относились Управление ва­лютного контроля (пруденциальный надзор за крупными банками федерального значения), названные выше корпорации, а также учреждения ФРС. Как раз в это время органы надзо­ра отменили установленные ими для банков ограничения процентных ставок за привлечен­ные средства, в результате чего банки получили право платить вкладчикам любые процен­ты (но не выше рыночных ставок!). В итоге ставки за вклады в 80-е годы взлетели выше 20% годовых. Естественно, для поддержания рентабельности банкам приходилось выда­вать кредиты под еще более высокие проценты (25% и выше).

В то же время резко росли цены, в том числе на недвижимость (главным образом из-за роста внутренних цен на нефть). Одновременно были сняты ограничения для ссудосберегательных ассоциаций на финансирование венчурных проектов с недвижимостью и спеку­лятивных коммерческих операций по всей территории США. Затем коммерческим банкам было разрешено выдавать кредиты (правительство поощряло такие операции) на проекты реконструкции и другие рискованные операции с недвижимостью как внутри США, так и за границей, при этом для обеспечения таких кредитов банки привлекали депозиты под очень высокие проценты. К концу 80-х годов тысячи таких кредитов оказались для банков невоз­вратными из-за очень высоких процентов и широко распространенного спекулятивного ха­рактера операций заемщиков. Число личных банкротств и банкротств компаний побило в то время все рекорды, установленные за всю историю развития экономики США.

Впоследствии цены на нефть и недвижимость значительно снизились. Это в сочетании с низким уровнем менеджмента в банках в условиях дерегулирования явилось причиной истощения источников финансирования сотен ссудосберегательных ассоциаций и коммер­ческих банков до таких пределов, что эти кредитные организации начали использовать для выплат по старым депозитам средства, привлеченные в новые депозиты по еще более высоким ставкам и при этом продолжали выдавать рискованные кредиты. К концу 1988 г. обе федеральные корпорации страхования оказались на грани банкротства, так как были вынуждены потратить все свои ресурсы на страховые выплаты вкладчикам неплатежеспо­собных банков и ассоциаций. И вновь Конгрессу пришлось в спешном порядке проводить банковскую реформу.

Законодательный акт 1989 г.

В этих условиях Конгресс, поддержанный президентом Бушем, срочно принял закон о реформировании, восстановлении, а также принудительном взыскании по обязательствам финансовых учреждений (FIRREA). Подписанный Бушем 9 августа 1989 г. FIRREA стал са­мым всеобъемлющим банковским законом, когда-либо принятым в США. Для воплощения закона в жизнь и в соответствии с ним была создана Трастовая корпорация по возврату средств (RTC), которая была призвана решать следующие задачи:

  • ликвидировать многочисленные обанкротившиеся ссудо-сберегательные ассоциации;
  • обеспечить максимальный возврат средств и минимизировать убытки налогоплательщиков;
  • минимизировать негативные последствия кризиса для рынка недвижимости и финан­сового рынка;
  • обеспечить доступность жилья для граждан с низкими и средними доходами.

Возглавили RTC руководители ликвидационного и надзорного подразделений Феде­ральной корпорации страхования депозитов. Остальной персонал был набран на основе очень высоких квалификационных требований. Среди основных функций RTC в процессе «максимального возврата средств» стало расследование деятельности и судебное пресле­дование банкиров, виновных в доведении до банкротства своих кредитных учреждений.

Прецеденты реструктуризации

Конгресс не утвердил разделы законодательного акта 1989 г., предусматривавшие фи­нансовую помощь акционерам проблемных кредитных организаций, и тем самым не допу­стил массовой реструктуризации этих организаций. Таким образом. Трастовая корпорация стала в большей степени выполнять функции ликвидационного ведомства, а не агентства реструктуризации.

Реструктуризация отдельных банков в США была реализована только в исключитель­ных случаях и только если акционеры были готовы дополнительно внести значительные средства в капитал, а кредиторы были согласны искать совместно с банком компромисс­ные решения в отношении дисконтирования обязательств перед ними или рассрочки вып­лат и одобрили в целом план реструктуризации. За всю историю в США было реструктури­ровано всего несколько банков.

Результаты деятельности RTC

За свою 6-летнюю историю Трастовая корпорация приняла под управление и провела ликвидацию 747 неплатежеспособных ссудосберегательных ассоциаций (примерно 40% об­щего числа таких финансовых организаций). Обычно корпорации удавалось найти благопо­лучный и хорошо управляемый банк, который принимал на себя обязательства по вкладам обанкротившейся организации. При этом корпорация согласно закону FIRREA предоставля­ла такому банку наличные или другие ликвидные активы в том же объеме. Когда же вклады не переводились в такой банк, корпорация в соответствии с тем же законом и нормативами Федеральной корпорации страхования депозитов оплачивала вкладчику гарантированную часть его вклада (до 100 тыс. долл.). Средний остаток на депозитном счете в обанкротившихся организациях составил около 7500 долл., а общее число их вкладчиков превысило 25 млн. Общая балансовая стоимость активов этих организаций составила 451 млрд долл. К момен­ту завершения (по решению Конгресса) деятельности RTC в декабре 1995 г. свыше 95% этих активов было продано по цене в 87% первоначальной балансовой стоимости. Иными слова­ми, корпорация смогла вернуть 87 центов на каждый доллар.

На сегодняшний день еще остался ряд нерешенных вопросов, входивших в компетен­цию RTC. Среди них — реализация долей обанкротившихся ассоциаций в капитале компа­ний с ограниченной ответственностью, не завершенные судебные разбирательства, общий размер исков по которым достигает около 265 млн. долл., реализация аккредитивов и прав по лизинговым соглашениям и другие вопросы. Однако основную часть своей миссии RTC удалось выполнить. Законодательный акт 1993 г. определил порядок завершения деятель­ности корпорации, и 31 декабря 1995 г. она прекратила свое существование.

Уголовное преследование недобросовестных банкиров и заемщиков

К проведению служебных расследований и судебному преследованию банкиров, кото­рые подозревались в доведении кредитных организаций до банкротства, RTC привлекла большую группу высокопоставленных сотрудников департамента расследований Федераль­ной корпорации страхования депозитов. Эти сотрудники работали в тесном контакте с ру­ководством RTC, а также с Федеральной службой судебных исполнителей, Федерального бюро расследования, Министерством юстиции и конторами Генерального прокурора в каж­дом крупном городе страны.

Каков же результат? Свыше 1500 бывших управляющих 600 кредитных организаций были отданы под суд и признаны виновными в различного рода финансовых махинациях, включая отмывание доходов от незаконных операций, хищения и злоупотребление должно­стными полномочиями при выдаче кредитов. Как предусматривал закон 1989 г., у таких осужденных было конфисковано все личное имущество, приобретенное путем финансовых махинаций. Многие активы были обнаружены на так называемых «офшорных счетах» и поз­же проданы корпорацией RTC, вернувшей таким способом американским налогоплатель­щикам около 4 млрд долл. Закон 1989 г. ввел также запрет на профессию: любому осуж­денному за финансовые преступления, особенно бывшему банковскому служащему, обви­ненному в подлоге, запрещено занимать в будущем какие-либо должности в банковском секторе. RTC также удалось вернуть около 2,3 млрд долл. по судебным искам, предъявлен­ным бывшим клиентам обанкротившихся кредитных организаций, которые получили бан­ковские кредиты, предоставляя недостоверные финансовые документы.

Способы реализации активов

RTC разработала и внедрила специальные методы маркетинга и реализации банковс­ких активов, многие из которых сегодня широко используются в различных странах. Вот некоторые из них:

  • секьюритизация (выпуск обращаемых ценных бумаг под обеспечение) коммерческих ссуд, объединенных в пулы;
  • оптовая продажа крупным брокерским компаниям прав требования по обслуживае­мым кредитам;
  • передача на места полномочий корпорации по реструктуризации обязательств част­ных лиц по погашению кредитов;
  • проведение открытых аукционов в регионах;
  • организация открытых тендеров на федеральном уровне;
  • проведение аукционов и тендеров с участием иностранных инвесторов;
  • реализация недвижимости по схеме финансирования сделки продавцом;
  • создание базы данных объектов недвижимости, находящихся под управлением RTC(доступ к базе был открыт для всех заинтересованных покупателей по всему миру).

Распределение лимитов принятия решений

Руководство RTC осознавало, что без хорошо спланированной стратегии, разработан­ных методик и процедур, а также жесткого контроля миссия корпорации будет трудновы­полнимой. Все это было разработано и утверждено. Наибольшую сложность представляли процедуры согласования условий продажи активов, погашения или реструктуризации зай­мов, а также утверждение полномочий и лимитов расходования средств RTC.

Решение было найдено путем установления лимитов принятия решений и широкого распределения полномочий. Например, рядовым явлением было делегирование опреде­ленному сотруднику права принимать решения об условиях продажи конкретного объекта недвижимости, оценочная стоимость которого не превышала 500 тыс. долл. Тот же сотруд­ник мог быть дополнительно наделен полномочиями по реструктуризации ссуд на ту же сумму. Процедуры передачи полномочий сотрудникам предусматривали подготовку сотруд­ником развернутого обоснования по каждому активу.

Главное — усвоить уроки

Как правило, основной причиной банковских проблем является плохой менеджмент. Неспособность банка установить надлежащий внутренний контроль и строгое соблюде­ние процедур приводит в конечном счете к проблемам и банкротству. Непрофессиональ­ный менеджмент может обернуться просчетами в управлении рисками, ликвидностью. Когда эти вопросы игнорируются менеджерами банков и надзорными органами, резуль­татом становятся проблемные активы и проблемные банки. Именно это произошло в США в 70—80-е годы. Банков было слишком много, и они выдали огромное количество креди­тов, которые не следовало бы выдавать ни при каких обстоятельствах. Сказались слабая организация банками отбора заемщиков, контроля за поступлением платежей и финан­совым состоянием заемщиков, а также слабый надзор.

 

Оценки хода реструктуризации в России

 

      Объективная необходимость в реструктуризации российской банковской системы стала очевид­ной еще в середине 90-х годов. К сожалению, соответствующие практические дей­ствия начались только после августа 1998 г. и поначалу носили характер мер опера­тивного антикризисного управления. При этом в первых вариантах программы ре­структуризации основной упор делался на спасении крупнейших межрегиональных многофилиальных («системообразующих») банков, но затем было решено сосредо­точиться на поддержке малых и средних банков.

Оперативные антикризисные меры. На восстановление способности банковс­кой системы оказывать базовый комплекс услуг были направлены оперативные меры, проведенные Банком России совместно с правительством РФ в конце 1998 — начале 1999 гг.

  1. Для восстановления платежной системы было проведено 3 многосторонних межбанковских клиринга, позволивших провести более 30 млрд руб., в том числе в бюджеты. Во многих регионах это позволило банкам полностью либо частично избавиться от груза неплатежей и картотек неоплаченных счетов.
  2. Было принято решение о переводе на Сбербанк РФ обязательств ряда банков перед физическими лицами.
  3. Для поддержания банковской ликвидности с сентября 1998 г. Использовался механизм рефинансирования банков:

 

>   в августе-сентябре 1998 г. Банк России выдал ломбардные кредиты 80 банкам 19 регионов на общую сумму в 14,9 млрд руб.; в период с 1 августа 1998 г. по 1 марта 1999 г. были предоставлены кредиты овернайт 34 банкам на общую сумму 65,7 млрд руб.; за тот же период 15 банкам были выданы кредиты сроком до 1 года на общую сумму в 17,8 млрд руб.;

>   были изменены нормативы обязательных резервов (единый норматив в 5%);
банки получили возможность внеочередного регулирования обязательных резервов, что позволило своевременно возвратить им перевзнос обязатель­ных резервов, возникший в связи с оттоком вкладов населения в августе-сентябре 1998 г.

  1. Были внесены коррективы в требования к банкам. Банк России на 2 года перенес срок применения мер воздействия за невыполнение норматива минималь­ной величины собственного капитала банков.
  2. На период до 1.07.1999 г. были введены специальные нормы регулирования деятельности банков, не относившихся до августа 1998 г. к числу проблемных (см. указания Банка России № 387-У от 29.10.1998 г., № 392-У, 393-У, 394-У, 395-У, 396-У, 397-У от 30.10.1998 г.). Они включали порядок расчета экономических нор­мативов в абсолютной величине, ряд изменений в порядке расчета отдельных нор­мативов, порядок применения мер воздействия. Указанные меры позволили бан­кам, пострадавшим от кризиса, но сохраняющим хорошие перспективы для восстановления деятельности, принимать на себя риски исходя из значений их капиталов по состоянию на 1.08.1998 г. (т.е. до резкого изменение валютного курса рубля).
    Особый режим регулирования действовал до 1.07.1999 г.
  3. Был сокращен лимит открытых валютных позиций, ужесточен порядок рас­чета нормативов ликвидности.
  4. В 10 раз уменьшен размер регистрационного сбора и сбора за открытие филиала.
  5. Отменен запрет на оплату взносов в уставные капиталы кредитных организаций в инвалюте.
  6. Введены требования в отношении учета кредитных рисков от внебалансовых операций и срочных сделок. Введен надзор за деятельностью кредитных организа­ций на консолидированной основе. Разработан порядок учета рыночных рисков, принимаемых банками.
  7. Продолжился начатый в предыдущие годы интенсивный отзыв лицензий у банков, нарушавших законодательство, имевших неудовлетворительное финансо­вое положение, у которых не было перспектив развития.

Вместе с тем Банк России и правительство принимали также определенные долговременные меры, нацеленные на решение главных задач реструктуризации бан­ковской системы. В их числе можно выделить следующие:

>   участие в разработке законодательства в области реструктуризации банков­ ской системы, банкротства банков и других законодательных актов, необхо­димых для обеспечения успешной реструктуризации банковской системы;

>   работа с местными органами исполнительной власти с целью определения их возможного участия в нормализации банковской деятельности в регионах;

>   участие в создании Агентства по реструктуризации банковской системы (АРКО) и развитие Банком России взаимодействия с АРКО по вопросам реструкту­ризации отдельных банков;

>   повседневная работа, направленная на финансовое оздоровление проблемных банков, сохраняющих жизнеспособность и перспективы развития;

>   создание режима благоприятствования для рекапитализации банков.

В целях расширения возможностей для наращивания банками собственных ка­питалов:

>   отменен запрет на оплату взносов в уставные капиталы банков и получение субординированных займов в иностранной валюте (указания Банка России № 365-У от 30.09.1998 г. и № 473-У от 31.12.1998 г.);

>   разработан порядок оплаты взносов в уставные капиталы банков за счет конвертации их обязательств в свидетельства участия в уставном капитале (Ука­зание № 527-У от 25.03.1999 г.). Идея представляется более чем спорной;

5.03.1999 г. решено изменить подходы к требованию о минимальной величине собственных капиталов банков. При сохранении требования к минимальной величине уставного капитала вновь создаваемого банка отменены анало­гичные требования к действующим банкам (за исключением банков, хода­тайствующих об открытии филиалов и дочерних организаций за рубежом); > в соответствии с распоряжением правительства принят порядок оплаты устав­ных капиталов банков государственными ценными бумагами (ОФЗ-ПД) (Ука­зание № 571-У от 8.06.1999 г.).

Уже в конце 1999 г. руководство Банка России объявило о завершении 1-го этапа реструктуризации банковской системы, имея в виду, что восстановлена ее способ­ность оказывать базовый комплекс услуг, сохранено жизнеспособное ядро банков. При этом подчеркивалось, что «для полной нормализации положения дел в банковской системе потребуется достаточно длительное время. Кроме того, имеющиеся положи­тельные тенденции надо оценивать ... осторожно, не преувеличивая их значения.

Были ли основания для столь обнадеживающего вывода? Да, некоторые были. Главное, можно констатировать восстановление банковской системы по ряду ее показателям на уровне, предшествовавшем августу1998 г.: произошла рекапитали­зация банков (на 1.01.2000 г. совокупный капитал банковской системы составил 168,2 млрд руб., или 141% от уровня перед 17.08.1998 г., на 1.07.2000 г. — 206,6 млрд руб.); улучшились некоторые показатели ликвидности (так, количество банков, у которых значение норматива текущей ликвидности НЗ было меньше допустимого уровня, снизилось со 171 на 1.01.1999 г. до 101 на 1.01.2000 г.).

По данным Банка России, число проблемных банков сократилось с 480 до 199 на 1.01.2000 г. и до 155 — на 1.11.2000 г. Наблюдался процесс увеличения масшта­бов банковской деятельности. В целом активы банковской системы (в номиналь­ном исчислении) увеличились за 1999 г. на 540 млрд руб., и еще на 342 млрд руб. — за первые 6 месяцев 2000 г. Отмечаются более высокие темпы прироста основных показателей региональных банков. Начиная с марта 1999 г. совокупный капитал действовавших банков (без Сбербанка) вырос на 70 млрд руб. (в 2,7 раза) и составил к декабрю того же года 111,3 млрд руб., что в номинальном выражении больше уровня августа 1998 г. Однако в реальном выражении его величина составила всего 46% указанного уровня.

Дело, однако, не в тех или иных отдельных показателях. Наибольшее беспокой­ство вызывают другие обстоятельства. До сих пор нет внятной экономической по­литики государства. Банк России по-прежнему не располагает принятой банковс­ким сообществом концепцией восстановления и развития банковской системы, продолжая уточнять как свои роль и место, набор инструментов в правоотноше­ниях с коммерческими банками, так и цели и направления работы, связанной с реструктуризацией. По-прежнему основным препятствием на пути реструктуриза­ции понимается нехватка средств.

Банк России и АРКО определенно переоценили возможности сформировать достаточно эффективный инструментарий, который бы позволял организовывать, управлять и перестраивать банковскую систему, а также богатство источников ре­финансирования банков и их возможности и готовность проводить самосанацию. Еще опаснее, что Банк России, как и в прежние годы, явно предпочитает всем остальным способам работы с проблемными банками их ликвидацию: «Вопрос о том, какое количество банков должно остаться в банковской системе..., утратил актуальность. Их останется столько, сколько сможет выжить самостоятельно. И этому не надо противодействовать»1.

В то же время ликвидация банков, лишенных лицензий, происходит не только недопустимо медленно, но и с большими издержками иного рода. По мнению Ас­социации российских банков (АРБ), реструктуризация в целом проходит медленно и непоследовательно. В АРБ считают, что Банк России мог бы давно уже опреде­лить банки, которые действительно заслуживают поддержки, рассмотреть програм­мы их оздоровления и оказать содействие реализации данных программ. Прошло достаточно времени, чтобы «отсечь» нежизнеспособные банки, однако это не сде­лано. На 1.12.1999 г. 1025 кредитных организаций (около 40% банковской системы) потеряли лицензии. Из них из Книги регистрации кредитных организаций было вычеркнуто менее 600. Средний срок проведения ликвидационных процедур со­ставляет 2—3 года. При этом на организацию конкурсного управления и текущие расходы тратится до половины конкурсной массы, которая для большинства бан­ков ограничивается средствами на счетах обязательных резервов и остатками лик­видных активов, которые к моменту ликвидации банка еще не были «выведены» из него. В такой ситуации кредиторы банка теряют свои деньги навсегда. Получается, что при проведении ликвидации из всех заинтересованных участников выигрывают только те, кто непосредственно проводит процедуру ликвидации и банкротства.

Наконец, нельзя не отметить, что Банк России практически отказался от пре­доставления банкам кредитной помощи на проведение стабилизационных меро­приятий. Дистанцировалось от практических проблем реструктуризации банков­ской системы страны и правительство. В результате общество несет потери гораздо большие, чем можно было ожидать при ином отношении к реструктуризации бан­ков со стороны правительства и Банка России.

Идущую в России перестройку банковской системы часто называют «вялоте­кущей реструктуризацией». В приведенную формулу обычно вкладывается то или иное критическое содержание. Не касаясь частностей, характерных для разных ее толкований, надо признать, что отечественный вариант процесса банковской рест­руктуризации во многом пока сводится фактически к индивидуальному и по сути стихийному приспособлению банков к новым требованиям времени. И это дает повод опасаться, что после такой реструктуризации будет в основном воспроизве­дена прежняя банковская система с известными ее пороками и слабостями.

 


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     Не совсем гладко в России происходит реструктуризация финансовых институтов. Слабые финансовые институты – показатель слабой экономики, соответственно практическое отсутствие инвестиционного процесса в   стране и как следствие низкое развитие отраслей промышленности. В свою очередь слабое банковское обслуживание системы хозяйствования государства. И агентству по реструктуризации кредитных организаций (АРКО) в свою очередь не хватает средств на быстрое оздоровление системообразующих проблемных банков.

Чтобы форсировать процесс оздоровления системы финансовых институтов, необходимо рассматривать вопрос возврата к ситуации, когда данные организации могут по собственной инициативе обратиться за государственной помощью. Сейчас же по Закону о реструктуризации финансовых институтов и банков в частности владельцы должны дожидаться момента, когда они окажутся на грани банкротства.

            Бюджетирование и расходование средств на реструктуризацию финансовых институтов со стороны государства строго ограничено.   Кроме того, до сих пор не понятно, какую именно финансово-кредитную систему хочет увидеть правительство и хочет ли оно вторгаться в частный сектор финансовых организаций, так же возрождения прежних системообразующих банков.

            Накопленный за последние 16 лет опыт Чили, Аргентины, Мексики, а недавно – и Южной Кореи позволяет говорить о некоторых принципах, которые могли бы использовать для успешной реструктуризации финансового сектора в России. Конечно, речь идет не о простом механическом переносе этого опыта, а о его умелой адаптации к российской действительности.

            Важной предпосылкой для успешной реструктуризации является готовность правительства создать условия, привлекательные для инвестирования в реальный сектор экономики. На данном этапе, как в прочем, и на протяжении прошедших семи лет, непомерные процентные ставки, обусловленные бюджетным дефицитом, а также несовершенный законодательный и бюджетный режимы способствовали тому, что появилось два разобщенных мира: финансовый и «реальный».

            Очевидно, что осуществление программы реструктуризации системы финансовых институтов требует сильной политической воли. Однако успешной такая программа может быть только при условии одновременного решения проблем реальной экономики. Финансовый сектор будет играть жизненно важную роль при оказании помощи другим отраслям экономики, но в конечном счете без решения структурных проблем в этих отраслях не обойтись.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Алескеров С.И., Землин А.И., Ольховская Н.П.; Под ред. Землина А.И. Банковское право. Практикум: Учебное пособие. – М.: Экономика, 2003.
  2. Бабич А.М., Павлова Л.Н. Финансы М.: ИД ФБК-Пресс, 2004.
  3. Банковское дело: управление и технологии. Под ред.Тавасиева А.М. М.:ЮНИТИ-ДАНА, 2001.
  4. Геращенко В.В. Предварительные итоги 1999 года и основные задачи на 2000 год // Деньги и кредит. 2000. №1.
  5. Горюнов В.Н. Актуальные вопросы реструктуризации // Деньги и кредит. 1999. №12.
  6. Кидуэлл Д.С. Финансовые институты, рынки и деньги М.: Питер, 2003.
  7. Куликов Л. Банки и их роль в экономике. - М.: Финансы и статистика, 2004.
  8. Ломакин В.К. Мировая экономика Учебник для вузов – М. ЮНИТИ 2003.
  9. Финансы. Под ред. Дробозиной Л.А. М.: ЮНИТИ 2004.

 

Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top