У одного бедняка было три сына. Собрался старший сын        на      заработки.   Стал отец провожать сына и сказал ему:

— Если попадёшь в дальний аул, не нанимайся к баю, по имени Муса.

Пошёл джигит и попал в тот самый аул, о кото­ром говорил его отец. А в ауле как раз и повстречал­ся с Мусой.

— Бабай, не нужен ли тебе работник? — спросил джигит.

— Нужен, — отвечает Муса.

 

Вспомнил джигит слова отца и говорит:

— А скажи мне, как тебя зовут?

— Меня зовут Муса, — отвечает старик.

— Нет, я не буду к тебе наниматься! Мне отец не велел.

И пошёл джигит дальше. Пока он шёл по ули­це, старик кривыми переулками обогнал его и вышел навстречу.

Джигит не узнал Мусу. Поравнялся с ним и спрашивает:

— Бабай, не нужен ли тебе работник?

— Нужен, — отвечает старик.

— А как тебя зовут?

— Муса.

Джигит подумал: «Наверно, в этом ауле всех стариков зовут одинаково. Выбирать нечего, надо нани­маться», и спрашивает:

— Какую плату мне дашь?

Муса говорит:

 Плата моя вот какая: каждый день буду давать тебе ломоть хлеба и чашку чаю. А если не бу­дешь этим доволен, то дам я тебе сто ударов кнутом денег не заплачу. А если я буду твоей работой недоволен, тогда ты дашь мне сто ударов и потребу­ешь деньги.

Согласился джигит на условия Мусы, стал у него работать. Проработает джигит целый день, проголодается, вернётся домой, а ему подают чашку чаю да один ломоть хлеба. Совсем похудел джигит от такой еды. Вернулся он однажды усталый с работы, съел. ломоть хлеба, выпил чаю, да и стукнул пустой чаш­кой о блюдечко. А Муса тут как тут и спрашивает:

—               Или ты едой недоволен?

—               Да как же мне быть довольным, если с утра до вечера работаю не поднимая головы, а еды вдо­воль нет! — рассердился джигит.

Муса задрал джигиту рубаху на спине и, по уговору, начал его сечь кнутом, а потом прогнал домой, не заплатив ни копейки.

То же случилось и со вторым сыном бедняка.

Последним собрался в путь младший сын. Он попал в тот же аул и встретил того же старика.

—               Бабай, не нужен ли тебе работник? — спраши­вает джигит.

—               Нужен, — отвечает старик.

—               А как тебя зовут? — спрашивает джигит.

—               Муса, — отвечает старик.

—               Ты-то мне, бабай, и нужен! Тебя-то я и разы­скиваю, — говорит джигит.

Нанялся джигит к Мусе и согласился выполнять всё, как и старшие братья.

Проходит день, второй, третий. Джигит знай себе работает, а домой придёт — чашку чаю выпьег, ло­моть хлеба съест, да ещё и улыбается,

Муса-бай спрашивает у него:

—   Неужели ты доволен такой едой?

—   Да, бабай, — отвечает джигит, — я доволен.

—   Ладно, — говорит Муса, — ты хороший работник. Завтра вместе с соседскими работниками бу­дешь пасти овец.

Утром джигит ушёл вместе с товарищами пасти овец. Днём зарезал он самую жирную овцу Мусы, сварил большой котёл мяса, наелся вдоволь, товарищей угостил.

Вечером пригнал джигит овец, сел ужинать, вы­пил чашку чаю, съел ломоть хлеба. Хотел встать из-за стола, но Муса остановил его.

—   Может, ты едой недоволен? — спросил он.

Джигит ему отвечает:

—   Нет, бабай, всем я доволен. И сыт я по горло. Ведь днём мы с товарищами зарезали твою овцу, на­елись досыта. Вот, может, ты мной недоволен?

—   Нет, нет! — ответил Муса-бай.

А сам говорит жене:

—   Ему нельзя доверять овец — он перережет их!

И послал Муса джигита пасти коней.

Утром пошёл джигит с товарищами коней пасти. Днём выбрал он самую жирную лошадь из всего табуна, зарезал её, наварил полный котёл мяса, сам наелся и товарищей угостил. А конскую шкуру они продали и на эти деньги у проезжего купца купили чаю и сахару.

Вечером вернулся джигит домой, присел на краешек нар, глотнул чаю, кое-как прожевал кусочек хле­ба и стал подниматься с места, но Муса остановил его и спрашивает:

—   Может, ты едой недоволен?

—   Нет, бабай, я всем доволен, — отвечает джигит.— Ведь днём мы твою лошадь зарезали, мяса вдоволь наелись. Вот, может, ты мною недоволен?

—   Нет, нет! — отвечает Муса-бай сквозь зубы, а сам чуть не стонет от досады. — С завтрашнего дня ты будешь работать при доме.

Через несколько дней пришли к Мусе-баю гости. Вышел Муса во двор и говорит джигиту:

—   Зарежь-ка для гостей овцу.

—   Которую зарезать прикажешь? — спрашивает джигит.

Муса говорит:

—   Зайди в овчарню, хлопни в ладоши: которая овца на тебя оглянется, ту и зарежь.

Джигит вошёл в овчарню, хлопнул в ладоши. Овцы с перепугу шарахнулись в другой угол и уставились все оттуда на него. Джигит прирезал их всех одну за другой, а потом с одной снял шкуру и принёс мясо в дом. Муса его и спрашивает:

—   Почему долго возился?

—   Дела было много, бабай, — отвечает ему джигит. — Овец в овчарне много, все они на меня огля­нулись: мне и пришлось их всех прирезать, еле упра­вился! Может, ты мной недоволен?

—   Нет, нет! — отвечает Муса-бай, а сам чуть не плачет.

Пошёл Муса-бай к жене и говорит ей:

—   Этот джигит нас вконец разорит! Знаешь ли ты, что он натворил? Всех наших овец прирезал! Нужно от него избавиться, пока не поздно. Пошлём-ка его к лесному озеру, будто за нашими конями, а там звери его и разорвут.

—   Так и сделай! — говорит жена.

Послал Муса джигита в лес.

Джигит пришёл в лес, отыскал озеро. Видит, на берегу много лип растёт. Он содрал с молодых лип кору и стал плести верёвку из лыка. Откуда ни возьмись, прибегает див, спрашивает:

—   Что ты тут делаешь?

—   Ничего, — спокойно отвечает джигит. — Вот сплету верёвку да и подвешу на ней озеро к самому небу.

Див молча нырнул в озеро, вытащил оттуда лошадь и говорит:

—   Сначала попытайся поднять лошадь да пронести её вокруг озера, тогда я, может, и поверю твоим словам.

—   Покажи, как это делается, — говорит джигит.

Див взвалил лошадь себе на плечи, обнёс её вокруг озера, запыхался и остановился перед джигитом:

—   Теперь твоя очередь!

Джигит связал из верёвки уздечку, накинул её лошади на голову, потом вскочил ей на спину, обскакал вокруг озера и говорит:

—   Видишь, как я могу лошадь носить!

Удивился див, снова нырнул в озеро и говорит

старшему:

—   Абый, мне страшно: сидит на берегу джигит, грозится наше озеро к небу подвесить.

Вынырнул старший див из озера, спрашивает джигита:

—   Что ты тут делаешь?

—   Увидишь, когда я озеро к небу подвешу, — отвечает джигит.

Спустился старший див на дно озера, вытащил оттуда двадцатипудовую чугунную дубинку и гово­рит джигиту:

—   А ну, попробуй подбрось эту дубинку к небу да поймай её на лету одной рукой и осторожно положи на землю. Тогда я поверю, что ты и в самом деле силён!

—   Сначала сам попробуй, — отвечает джигит.

Див, ни слова не говоря, подбросил чугунную дубинку под облака, а когда стала она падать, подхва­тил её и положил на землю.

Подошёл джигит к дубинке, схватился за неё обеими руками, поднял голову и уставился на тучу, ко­торая проплывала над лесом.

—   Чего ты смотришь? — спрашивает див.

—   А я прицеливаюсь. Ведь я подброшу дубинку так, что она угодит за тучу и уж обратно на землю не упадёт, — отвечает джигит.

Перепугался тогда див, что останется без дубин­ки, и стал просить:

—   Не надо, не надо, не кидай!

А джигит упрямится:

—   Раз сказал—значит, подброшу. Не моё дело споры с тобой заводить.

—   Если послушаешь меня, я выполню любое твоё приказание, — просит див.

Подумал джигит и отвечает:

—   Я оставлю дубинку, если ты посадишь меня к себе на спину и вместе с твоим братом отвезёшь к моему хозяину Мусе.

Согласился див. Вызвал брата из озера, посадил джигита себе на спину и повёз.

На опушке леса увидел джигит поваленный дуб.

—   Остановись! — крикнул он диву. — Вон лежит веретено моей матери. Она его потеряла, когда ходи­ла в лес за ягодами. Захватим-ка его с собой!

Поднял див поваленный дуб, а сам думает со страхом:

«Если у его матери такое большое веретено, то какова же у него мать?»

На берегу реки джигит увидел мельничный жёрнов.

—   А вот и головка от веретена моей матери! — воскликнул он.

Жёрнов понёс младший див.

Так они дошли до аула.

А в это время Муса спокойно сидел на лавочке у ворот и грелся на солнышке. Вдруг он увидел двух дивов. Муса весь затрясся от страха. А джигит как ни в чём не бывало ввёл дивов во двор, показал, куда положить дуб и жёрнов, и сказал Мусе:

—   Бабай, я привёл двух коней. В конюшню, что ли, их отвести?

—   Отпусти ты их скорее на волю, не показывай мне их! — прошептал перепуганный Муса-бай.

После этого случая Муса накормил джигита вво­лю, ни о чём не расспрашивал, а вечером сказал:

—   Сегодня ты ложись спать в клети.

Джигит лёг в клети, а Муса с женой вскипятили полный котёл воды и вылили на него через потолок: хотели работника кипятком обварить.

Но джигит не спал. Как только вода стала проса­чиваться через потолок, он вскочил и отошёл в угол. А Муса, очень довольный своей выдумкой, говорит жене:

—   На этот раз нашему работнику спастись не удалось! Завтра мы его похороним.

Утром Муса подошёл к двери клети, ухмыляется и спрашивает:

—   Ну как, работничек, хорошо ли выспался? Не беспокоил ли тебя кто ночью?

И вдруг слышит в ответ:

—   Выспался я, бабай, очень хорошо. Ночью ме­ня тёплым дождём окропило, очень я доволен остался.

Вернулся Муса и говорит жене:

 Работник-то жив! Кипяток ему тёплым дождичком показался! Видно, его никакая смерть не бе­рёт. Скорее он сам нас погубит!

Погоревали они, подумали и решили бежать из собственного дома. Жена бая принялась за стряп­ню — напекла лепёшек на дорогу. Муса сложил их все в мешок и привязал его к задку телеги.

А джигит приметил всё это, выбрал время, выта­щил из мешка все лепёшки, залез в пустой мешок сам и притаился там.

Вечером Муса запряг коня, усадил свою жену в телегу и выехал со двора.

Ехали они, ехали — спешили, коня подгоняли, по­ка не добрались до берега реки. Муса и говорит:

—   Наконец-то мы избавились от работника! Здесь уж он нас не найдёт!

Распряг Муса коня, и улеглись они на берегу с же­ной спать.

А джигит вылез из мешка, поймал коня и стал его запрягать в телегу. Проснулся Муса, поднял голову, видит — работник коня запрягает.

—   Бабай, ты не рассердишься, если я уведу тво­его коня? — спрашивает джигит.

—   Ты у меня всю скотину извёл, а теперь и коня уводишь! Как же мне не сердиться? — закричал Му­са и вскочил на ноги.

—   А, так ты недоволен? — сказал работник.— Ну, так получай по уговору! Помни уговор! — сказал тут джигит.

Связал он Мусе руки и ноги, задрал на спине ру­баху, стал его бить кнутом и приговаривать:

 Это — за моего старшего брата, это — за моего среднего брата, а это — за меня самого!

 

|
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top