Наставник должен не только сообщать учени­кам своим новые понятия, но и убеждать их в изве­стных истинах. Для этой цели ему прежде всего на­до снискать полное уважение своих учеников, тогда предлагаемые им доказательства ученики будут охотно принимать и усваивать.

Поэтому наставник всегда должен опасаться, как бы не потерять ему личного своего достоинства, а это верно случится, если он часто будет сам себе противоречить, станет говорить ученикам неправду либо показывать явное пристрастие к одной стороне и предубеждение против другой, и особенно если его поведение будет противоречить преподаваемым пра­вилам.

Учитель также легко может лишиться доверия своих слушателей по причине самохвальства и пус­того тщеславия. Напротив, наилучшие средства за­служить уважение и доверие учеников — всегда ровный и беспристрастный образ мыслей, ясность и твердая основательность уроков, скромность, во всем обнаруживающаяся любовь к истине и всегда постоянный, благочестивый характер.

Доказательства необходимо приспособлять к различным свойствам предметов. Есть много собы­тий, которые нельзя доказывать, исходя из внут­ренних оснований, они могут быть доказываемы только достоверными свидетельствами. Наставник чаще должен внушать, особенно уже довольно об­разованным ученикам, как неразумно отвергать до­казанные происшествия или ставить их под сомне­ние, ибо, при таком худом взгляде, надлежало бы отвергнуть всю древнюю и современную историю, и с особенным вниманием показывать, на каком непо­колебимом основании утверждено здание право­славной кафолической веры.

Какое событие более известно и неопровержимо, чем то, что Иисус Христос жил, учил и вполне до­казал учением и чудесами, что Он есть не только Посланник, но и Сын Божий! И так как Он — Сын Божий, то все Его изречения и обетования верны и неизменны; следовательно, непреложно и то обето­вание, что врата адовы никогда не одолеют Его Церкви, основанной на камне веры, и что Он будет охранять ее до скончания мира.

Следовательно, если мы пребываем в Церкви, то обладаем истиной. Правда, мы не можем понять не­которых откровенных истин, но нам довольно знать, что они суть Божественные изречения, ибо ничто не может быть приличнее для разума, чем с полной и несомненной верой принимать Божественное учение.

И в таких истинах, которые взрослый человек может находить и доказывать, ребенок, пока не до­стигнет зрелого разума, часто должен бывает руко­водствоваться больше суждениями родителей и на­ставников, нежели собственным усмотрением. Тот показывает недостаточное знание человеческой ду­ши, кто думает, что воспитанникам можно доказы­вать всякое учение, исходя из внутренних оснований. Есть много истин, которые ребенок должен знать и сообщения о которых нельзя отложить, между тем как доказывать их невозможно.

Ребенок должен верить матери, что вкушение таких-то ядовитых плодов причиняет болезнь и смерть, ибо ни внутренне удостовериться в этом, ни опытом доказать этого нельзя. Что сказано о ядови­тых плодах, то же самое надо сказать и о многих других важных истинах.

Надо, впрочем, остерегаться, чтобы обучение, особенно предметам веры, не основывалось на од­ном уважении к словам родителей и наставников, ибо что будет с такими людьми, когда они впослед­ствии встретятся с неверующими или с такими сочи­нениями, в которых учение веры встречает возраже­ния, подвергается сомнению или прямо опровергает­ся? Как они будут защищать свою веру от подобных нападений, если она зиждется на таком слабом осно­вании? Родители и наставники в этом отношении ча­сто ошибаются. Ребенок, быть может, знает все, что должен знать христианин, но при этом его вера не цмеет твердого основания, и потому в последующие годы его убеждение в вере от разных искушений очень легко бывает потрясаемо и падает, подобно зданию, подмытому водой.

Приводя доказательства, никогда не надо доволь­ствоваться только мнимыми основаниями, нетвер­дость которых ученик рано или поздно заметит, из-за чего может потерять всякое доверие к своему учите­лю. Глубокомысленные и собственно философские доказательства, сколько бы они ни были сильны, так­же неуместны при обучении маленьких детей: какая в них польза, если ученики не будут понимать их?

Поэтому детям надо предлагать такие доказа­тельства, которые заимствуются из собственного и чужого опыта, из достоверных свидетельств, пре­имущественно же из удобопонятных для детей мест Св. Писания, равно и такие, которые основываются на очевидной аналогии и удобопонятных сравнениях. Имея дело с уже довольно образованными ученика­ми, надо обращать больше внимания на здравый смысл, на чувство истины и нравственного добра и на идеи ума; так что чем больше укрепляется дух, тем тверже должны быть и узы, соединяющие его с истиной, от чего он сделается истинно свободным. Только истина делает нас свободными, а грех и за­блуждения, напротив, повергают дух наш в постыд­ное рабство (см. Ин. 8, 32 и далее).

Лучше приводить немного доказательств, но хо­рошо отобранных, чем слишком много. По древнему правилу, доказательства должны быть более твер­ды, нежели многочисленны. Притом каждое доказа­тельство должно быть предлагаемо так, чтобы уче­ники ясно видели его важность и доказательную си­лу, а без этого дети хотя легко умеют повторять прежде сказанные им доказательства, но нередко повторяют их только по памяти, не вникая во внут­реннюю связь того, что сами говорят.

Есть и такие истины, которые здравому разуму открываются сами собой и только в том случае под­вергаются сомнениям, когда их предлагают в виде спорных вопросов и с усилием доказывают. Таковы первые и коренные истины веры и нравственности.

Для чистой и непредубежденной души кажется невозможным, чтобы кто-нибудь стал сомневаться, например, в бытии Божием, в нравственной свободе, в бессмертии человеческого духа и подобном. По­этому крайне было бы неблагоразумно, если бы учи­тель такие и подобные истины вздумал подробно ис­следовать, стал бы говорить, что они были некото­рыми оспариваемы и отвергаемы или подвергаемы сомнениям и подобное. Это послужило бы явным со­блазном для маленьких детей: опыт, к сожалению, показывает, какое зло могут причинять учителя, по неразумию или тщеславию обольщающиеся таким способом преподавания.

Нет сомнения, что святая вера, утвержденная на непоколебимом основании,     Самого           Иисуса

Христа краеугольным камнем (Еф. 2, 20), не боит­ся никаких возражений и из каждой борьбы всегда выйдет с победой, но разрешение возникших против веры сомнений и затруднений часто требует многих предварительных познаний, всегда зрелого, а не дет­ского рассуждения и опытности в мышлении; а пото­му легко может случиться, что сделанные возраже­ниябудут действовать на учеников сильнее и продол­жительнее, чем основания истины. Опровержение, может быть, они мало поймут или скоро забудут, а возбужденное сомнение останется в душе их надолго.

«Неужели ученикам не нужно говорить ни о ка­ких сомнениях и возражениях?» — спросит кто-ни­будь. Нет, этого нельзя утверждать, но надо приво­дить только такие сомнения и возражения, в отно­шении которых есть опасность, что дети действи­тельно встретят их, и приводить так, чтобы опровер­жение было основательно и вместе приспособлено к детскому понятию.

Наконец, как уже сказано было, истину всегда надо изображать в настоящем ее виде, то есть всегда достойной уважения, вожделенной и необходимой. Воспитатель о доказываемой истине должен всегда говорить с полным убеждением и своим поведением показывать, что он глубоко проникнут ею.

|
Copyright © 2020 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top