Для достижения этой цели необходимо забо­титься о том, чтобы преподавание было заниматель­но для учеников и чтобы они, внимая учителю, оду­шевлялись живой ревностью к учению. Чего можно ожидать от учеников, когда вместо того, чтобы охот­но стремиться к своей цели с деятельной ревностью, они, подобно закованным невольникам, только по принуждению едва движутся вперед? А потому учение для воспитанников нужно делать весьма при­ятным и привлекательным. Здесь многое зависит от личности учителя, от внешнего способа преподава­ния и от разных сопутствующих обстоятельств.

Чтобы предмет сделать для детей заниматель­ным, учитель сам должен находить в нем истинную занимательность. С притворным убеждением он тут не достигнет успеха; ему надо действительно ощущать важность предмета и живо сочувствовать истинам его.

Только в этом случае нетрудно будет убедить учеников в пользе предмета. В ходе обучения учи­тель должен то обращать внимание воспитанников на важность предмета самого по себе, то показывать выгоды для жизни общественной и для будущего их состояния, то приводить в пример опыты из истории. Если же все это мало подействует на душу воспитан­ников, то учитель должен постараться возбудить в них благородное соревнование, пробуждая в них стремление к чести или представляя им другие выго­ды, соединенные со знанием объясняемого предмета.

Впрочем, учителю при этом надо остерегаться всяких несправедливых похвал своему предмету и нескромного унижения других, может быть, гораздо более важных наук. Каждому — свое. Каждый про­давец может хвалить свои товары, но если он хвалит их чрезмерно и клевещет на соседа, который, воз­можно, несравненно более заслуживает честь иметь у себя многих покупателей, то он обманщик.

Вообще, надо желать, чтобы не только воспита­тель, но и родители, и все окружающие ребенка по­казывали уважение к полезным предметам. Какое удовольствие ребенок может находить в учении, если родители или родственники все преподаваемое в учи­лище будут называть бесполезным, а труды, упо­требляемые на изучение этого — потерей времени!

Недавно был предложен такой способ сделать обучение приятным: обратить его в игру и забаву. Но этот способ, если и может быть полезен при обу­чении малолетних детей, для довольно взрослых воспитанников весьма вреден.

Важное правило в этом отношении: учение не должно быть слишком обременительно, но должно идти вперед с самой точной постепенностью и всегда как можно более правильно прилагаться практически.

Никогда не надо утомлять учеников длинными и сухими умозаключениями; но как скоро ученик сде­лал некоторые успехи, нужно тотчас показывать ему применение этого на деле, например, при изучении иностранных языков — в небольших переводах, при изучении правил словесности — в кратких опытах собственного сочинения. Подобные упражнения иногда могут служить как бы местом отдыха для ума воспитанников, откуда они с удовольствием смотрят на пройденное ими поприще и с новыми силами ста­раются взойти на ближайшее возвышение.

При этом очень многое зависит от личных свойств учителя. Если он обладает всеми качества­ми, которые были кратко изложены выше, если по­ведение его точно соответствует преподаваемому им учению и если он тем самым заслужил полное ува­жение и любовь своих учеников, то они будут охот­но слушать его и уважать все то, что уважает он сам. Даже одно желание доставить учителю удовольст­вие будет побуждать их учиться прилежнее.

Напротив, если учитель не нравится ученикам или чем-либо заслужил их ненависть, то это нерас­положение часто переходит и на преподаваемый им предмет. Это приносит особенный вред, когда пред­мет науки, по своему значению, должен служить не только образованию ума, но и усовершенствованию сердца воспитанников. Что может быть постыднее для учителя и вреднее для достижения цели обуче­ния, когда учитель своим поведением возбуждает нерасположение или даже отвращение в учениках не только к себе, но и к науке, которую преподает им?

Привлекательность учения для учеников во мно­гом определяется внешним образом преподавателя, его исправностью. Особенные достоинства его в этом отношении — ясность, живость и искренность.

Ясность требует, чтобы объяснение преподавае­мого материала было применяемо к способностям и степени образования учеников и чтобы учитель гово­рил не слишком быстро и непрерывно, а с расстанов­ками, громко и внятно произносил каждое слово.

Живость преподавания заключается не в крике, не в быстроте речи или движениях рук, но в свобод­ном излиянии проникнутой своим предметом души, которая во время преподавания вся стремится к то­му, чтобы сообщить ученикам свои мысли и чувства. Кто проникнут таким воодушевлением, тот не будет говорить сердито и с неудовольствием или вяло, од­ним тоном или глухим голосом; напротив, речь его будет литься свободно, живо и с чувством удоволь­ствия; голос его, произношение и телодвижения — словом, все в нем будет естественно.

А где есть такая живость, там будет и искрен­ность. Она есть живое излияние сердца, горящего любовью и ревностью к истине. Кто учит только то­му, что истинно и спасительно для человека, кто, как говорит Писание, алчет и жаждет правды (Мф. 5) тут не имеет нужды прибегать к притворству, и все, что он говорит, исходит прямо из его сердца и проникает в сердце слушателя. Напротив, притвор­ная чувствительность и поддельность не только ос­тавляют слушателей холодными, но и возбуждают скуку, даже иногда отвращение.

Есть учителя, которые в своем преподавании больше всего заботятся о кудрявых словах и красивых выражениях. Это люди, не имеющие правильного по­нятия о своем звании и надлежащем преподавании или увлекающиеся разгоряченным воображением.

Умный учитель, занимающийся святым делом с любовью и верностью своему долгу, не позволит се­бе так шутить важными предметами и своим звани­ем. Может быть, его простота и безыскусственность не будут оценены надлежащим образом, так как мир любит, чтобы его обманывали; но человек здраво рассуждающий и прямодушный заботится больше всего об истине и не захочет скрывать или затемнять ее красными словами и привлекательными выраже­ниями, льстящими испорченному вкусу.

Наконец, надо также обращать внимание и на некоторые внешние обстоятельства, чтобы учение не было для детей слишком обременительно, но достав­ляло им более удовольствия. Относительно времени здесь заметим, что не нужно давать уроки в неудоб­ное время и малолетних детей не надо заставлять си­деть за учением слишком долго. Что касается места, нужно стараться, чтобы учебные комнаты были про­сторны, с высокими потолками и достаточно снаб­жены учебными принадлежностями. В отношении исправительных мер и обхождения с детьми необхо­димо, чтобы было устранено все то, чем можно напу­гать робкого ребенка, нежного и чувствитель-ного — слишком сильно огорчить, а непослушного — еще более ожесточить.

|
Copyright © 2020 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top