Каждое живое существо имеет врожденную на­клонность выражать вслух свои представления и чувства. Для этого каждому дана способность, соот­ветствующая его назначению. Не нужно и говорить о том, насколько человек превосходит неразумных животных и в отношении этой способности. Он мо­жет весьма многое выражать положением своего те­ла, телодвижениями, чертами лица и особенно своим воодушевленным взором.

Но кроме этого Творец дал ему еще способность облекать свои мысли и чувства в произвольные чле­нораздельные звуки и делать их понятными для дру­гих или посредством устного слова, или посредством известных письменных знаков. Человек может мыс­лить, тогда как животное только ощущает без созна­ния и без мысли; он может говорить, а животное только издает звуки.

Слово человека есть выражение его разума, а у животного нет разума, поэтому нет у него и слова. Язык животного есть выражение ощущения, а язык человеческий есть выражение мысли. Поэтому сло­во одного человека возбуждает мысль в другом, со­единяет человека с человеком, одну часть мира с другой и самим делом свидетельствует о превосход­стве человеческой природы.

Поэтому образование этой способности весьма важно. И само мышление находится в тесной связи с образованием нашего слова — так что не только сообщение мыслей, но и действие мышления затруд­няется и расстраивается, если мы не можем точно и легко выражать свои представления.

История свидетельствует, что у всех народов образование разума и образование языка находится в тесном взаимоотношении. Образование языка становится еще важнее, когда мы обращаем внима­ние на назначение этой способности сообщать наши мысли и чувства другим. Каждый из опыта знает, что многое зависит от того, как и какими словами мы выражаем свои мысли и чувства, и что одна и та же мысль, различно выраженная, производит и раз­личное действие.

Эта способность выражать свои мысли зависит не просто от физических органов слова, но преиму­щественно от раскрытия духа. Человек с грубой ду­шой говорит грубым языком, суровым голосом, а по мере того как его душа делается нежнее и благород­нее,— совершенствуется и язык его.

Кто неправильно и сбивчиво мыслит, тот, равным образом, неправильно и сбивчиво говорит. Бедность духа обнаруживается преимущественно в бедности языка, и, напротив, богатство языка свидетельствует об утончении нравов как частных лиц, так и целых об­ществ. Поэтому если способности души: разум, серд­це, воля и подчиненные им — получат надлежащее образование, то и слово будет течь само собою.

Для того чтобы непосредственно помогать это­му образованию:

а) никогда не надо забывать, что слова — час­тью знаки мыслей, а частью и средства к возбужде­нию их. Поэтому никогда не нужно допускать, что­бы дети привыкали свои понятия выражать неточно или непонятные слова произносить как бы механиче­ски. Они всегда должны ясно и точными словами выражать то, что понимают, и понимать то, о чем читают или говорят.

Из этого правила можно делать исключение только тогда, когда того требуют высшие цели. Ино­гда учитель, как в чтении, так и в разговоре, наме­ренно должен пробегать некоторые места и выраже­ния, чтобы не остановить на них детского любопыт­ства и чтобы незначительную прибыль нового поня­тия не купить опасностью или действительным вре­дом для нравственности;

б) также нужно заботиться об образовании во­ображения и памяти. Скованность в объяснении, ко­торую мы часто замечаем даже в образованных лю­дях, обыкновенно происходит от того, что они плохо помнят слова или имеют сухое воображение;

в) нужно помнить, что немаловажен пример то­го, с кем ребенок постоянно общается. Если родите­ли, слуги, может быть, сами учителя и воспитатели выражаются сбивчиво и неправильно, то, естествен­но, этот недостаток перейдет и к детям;

г)   надо также присовокупить знание грамматики, чтобы язык имел в основании твердое начало. Толь­ко не нужно ограничивать ею образование языка.

Здесь еще можно заметить, как вредно застав­лять детей с ранних лет одновременно учиться мно­гим языкам. Множество слов и разнообразие форм забивают голову, в результате чего такие люди обык­новенно не умеют хорошо объясняться ни на одном языке. Желательно, чтобы молодые люди за честь себе ставили хорошо говорить на языке своего отече­ства. У греков была пословица: «Уменье хорошо го­ворить на своем отечественном языке не дает права на славу, однако стыдно говорить на нем плохо».

|
Copyright © 2020 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top