Воспитывать может, собственно, только святая любовь, возбуждаемая и питаемая тем Духом, Кото­рый в начале носился над водою (Быт. 1, 2), и Ко­торый там, где приготовляет Себе благовременные орудия, во всех действует, разделяя каждому осо­бо, как Ему угодно (1 Кор. 12, 11). Хотя и челове­ческого искусства достаточно для того, чтобы про­будить в ребенке как телесные, так и духовные силы сообразно с природой и сообщить им определенное, только естественное направление. И мы знаем, как много сделано в этом отношении не только в новей­шее время, но и в древности. Однако же если гово­рить об истинном воспитании, то сами мы можем только сажать и поливать, а взращивает один Бог (1 Кор. 3, 6).

 

Впрочем, этим не исключается ни собственная деятельность воспитываемого лица, ни содействие других. Дух Божий, носящийся над творением, дей­ствует на каждое существо соразмерно его природе и назначению, равно и на существа свободные дей­ствует Он соразмерно нравственной приемлемости, не совершая насилия над их свободой. Для этого Он избирает особенные орудия. Счастлив ребенок, если его воспитатели, взирая на себя, только как на ору­дие Божественного Духа, благоговейно следуют ти­хому Его влечению и стараются действовать единст­венно в Нем и через Него.

Поэтому воспитатель всегда должен помнить свою великую, столь важную для ребенка, обязан­ность: он должен быть орудием, через которое Отец Небесный привлекает детей с самых ранних лет к высокому их назначению. Кроме того, что сам он должен быть хорошо воспитан и уже в зрелом воз­расте, для этого важного дела ему необходимо иметь следующее:

а)   не преходящую, но обратившуюся в навык склонность к образованию детей, соединенную с та­ким талантом, который и без ученого руководства умеет попадать на прямой путь, руководствуясь здравым рассудком и истинно благочестивым хрис­тианским чувством. Этот талант иногда встречается в самых обыкновенных людях, особенно в матерях, которые, следуя стремлению своего благочестивого, чувствительного сердца, бывают нередко удивитель­но счастливы в своих приемах. Впрочем, такие люди, действуя больше безотчетно и как бы по инстинкту, нежели по началам науки воспитания, часто подвер­гаются таким ошибкам, которых при надлежащем образовании легко могли бы избежать;

б) знание того, что такое человек и для чего он здесь, на земле; как и чем может он достигнуть сво­его назначения; что при этом делает природа; что благодать; и что может и должен сделать воспита­тель; какие препятствия нужно преодолевать и какие средства надо употреблять; какой наилучший путь к легчайшему и вернейшему достижению цели воспи­тания и т.п.;

в) истинное, нелицемерное благочестие, откуда сама собой проистекает сердечная любовь к детям, приятное провождение времени в кругу их и снисхо­дительное чувство в обращении с ними, неутомимая в отношении к их слабостям и погрешностям ласко­вая строгость, которая умеет обуздывать их рез­вость, укрощать детское упрямство и снискивать се­бе у них любовь и искреннее уважение. Необходима также постоянная бдительность над самим собой, чтобы не увлекаться ни своенравием, ни страстями или сердечными возмущениями, но всегда сохранять ровность характера, и таким образом идти своим пу­тем со спокойным, любвеобильным благоразумием;

г) внешность, не имеющую, по крайней мере, значительных недостатков, известное приличие в осанке и движениях тела, открытое дружелюбное лицо, хороший выговор и т.д. Это тем более заслу­живает внимания, чем более юный возраст реаги­рует на внешние впечатления.

В обхождении со своими воспитанниками учи­тель должен показывать истинное радушие, которое, конечно, приходит не извне, но глубоко утверждает­ся в духе и есть плод святой любви и искренней бла­гожелательности к детям. Кто этого расположения не ощущает в себе, тому не надо желать наставниче­ской должности: он может быть полезным отечеству в другом отношении. Наемник мало принесет поль­зы для училища: здесь должен управлять верный, добрый друг и отец, с любовью и лаской, с надеждой и радостным упованием на Бога. Жатва иногда по­здно приходит, но верно придет, если добрый учи­тель усердно трудится с надеждой на Бога. Счаст­лив тот, кто сеял верно и правильно!

Особенно важен пример воспитателя не только в нравственном, но и во всяком другом отношении. Поэтому мы часто будем обращаться к этой истине: Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской (Мф. 18, 6). Смотрите, не пре­зирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице От­ца Моего Небесного (Мф. 18, 10).

Чтобы воспитатель полнее и совершеннее усво­ил эти качества, он должен чаще размышлять о вы­соком достоинстве и назначении человека, особенно ребенка, сохраняющего еще свежий цвет невиннос­ти, дарованной ему в Крещении, и всегда помнить пример Господа Спасителя, Который так любвео­бильно относился к малым детям и говорил: примет одно такое дитя во имя , тот Меня принимает (Мф. 18, 5).

Воспитатель должен с надеждой на Бога пред­ставлять благословенные плоды, произращаемые добрым воспитанием, и оком веры взирать на обиль­ную жатву, которую благочестивый воспитатель встретит в стране вечности, хотя бы здесь, на земле, его труды и очень мало были вознаграждаемы.

Дети составляют будущий мир, поэтому тот, кто содействует их воспитанию в духе христианского благочестия, не только им доставляет пользу, но и будущему поколению: семя, которое он сеет на доб­рой земле, будет расти, может быть, в продолжение веков, и Отец Небесный, видящий тайное, возна­градит доброго сеятеля в день великой жатвы.

Один благочестивый писатель так рассуждает: «Кто такой христианский воспитатель? Человек, ко­торому Иисус Христос вверил несколько детей, на коих Он взирает, как на искупленных ценою проли­той за них Крови Его, как на обители Святого Духа, как на Своих братьев и сонаследников, которые как цари и священники с Ним и через Него предопреде­лены вечно царствовать и прославлять Бога. И для какой цели Он вверил их воспитателю? Неужели для того, чтобы сделать из них стихотворцев, ораторов, философов и светских мудрецов? Кто осмелится ут­верждать или даже думать что-нибудь подобное?

Иисус Христос вверил их воспитателю для того, чтобы он сберегал для них драгоценное, ничем не вознаградимое сокровище невинности, полученной в Крещении, и образовал из них истинных христиан. Это первое и самое необходимое дело, все прочее име­ет свою цену только в правильном подчинении сему».

Если станем смотреть с этой точки зрения, то ка­кую важность приобретает воспитание! Какой оно требует заботливости, какой внимательности и како­го бдительного ока! Как глубоко воспитатель всегда должен сознавать свою зависимость от Иисуса Христа! От такого взгляда зависит и истинная за­слуга воспитателей, равно как и наилучшее их уте­шение. Чтобы хорошо руководствовать своих воспи­танников, воспитатель должен иметь достаточный запас сведений, благоразумие, терпение, кротость и твердый характер, внушающий воспитанникам ува­жение к нему. Как много утешения доставляет вос­питателю внутреннее убеждение, что Иисус Хрис­тос Сам подает все эти дары смиренно и постоянно молящимся Ему!

Воспитатель может взывать ко Господу: «Ты, Господи, мое терпение и крепость! Ты мой свет и мой наставник! Ты вверил мне сих детей! Не остав­ляй же меня никогда! Дай мне как для руководство- вания другими, так и для собственного моего спасе­ния Духа премудрости и разума, Духа совета и кре­пости, Духа ведения и благочестия и Духа спаси­тельного страха Божия!» Если воспитатель получит сего Духа, то этот внутренний наставник не только всегда будет научать его и указывать, что ему де­лать, но будет сообщать и хотение, и исполнение.

Доказательством того, что наставник получил Духа, может служить его сильная ревность ко благу детей, такая, что опасности, угрожающие им, равно как и их недостатки, много занимают его сердце, и он часто размышляет о том, сколь драгоценна благодать святого Крещения и как трудно, потеряв однажды, возвратить ее себе, и о том, сколь строгого отчета по­требует от нас некогда Иисус Христос, если мы, по­ставленные от Него стражами, засыпаем тогда, когда враг похищает у детей драгоценное сокровище.

Добрый воспитатель должен прилагать к себе слова, сказанные Господом Моисею, вождю из­бранного народа Божия: Н его на руках твоих, как нянька носит ребенка (Чис. 11, 12). Он должен чувствовать ту же нежность и беспокойство, какие ощущал Павел, когда болезновал о галатах, ожидая воображения Христа в них (Гал. 4, 19).

Не могу удержаться, чтобы не сообщить здесь воспитателям некоторые правила поведения, заимст­вованные из письма к одной особе: «Первое средст­во сохранить и усовершить вверенный вам залог (лю­безных детей) есть то, чтобы вы всегда с живою рев­ностью старались освящать самих себя. Вы орудие и посредник, которое Богу угодно употребить для уст­роения счастья детей, потому будьте исполнены Его Духа. Вы должны на других низводить благослове­ние Божие, потому не удаляйте его от себя.

Второе средство состоит в том, чтобы вы не ожи­дали никаких плодов для себя, кроме труда во имя Иисуса. То есть вы должны трудиться так, как тру­дился Он для освящения человека. Он прежде Сам совершал те добродетели, которым учил. Его снис­хождение и кротость были удивительны. Он даже предал Свою жизнь за Своих овец. Взирайте же на Него, как на образец для пастырей и для вас. О, ес­ли бы вы никогда не отвращали от Него вашего взо­ра! Старайтесь и заботьтесь, таким образом, о ваших воспитанниках, которые теперь ваши дети. Старай­тесь, чтобы они вас более любили, нежели боялись, и воспользуйтесь их любовью к вам для того, чтобы все их сердце было предано Иисусу Христу.

Втретьих, вы не должны ничего приписывать ни вашей попечительности, ни вашему благоразу­мию, ни вашему искусству и труду, но все приписы­вайте только Божественной благодати. Господь не благословляет того, у кого нет смирения, и наши сло­ва тщетно оглашают слух, если Сам Господь не го­ворит сердцу. Напрасно мы насаждаем и поливаем, если Бог не возращает. Иные думают, что творят чудеса, если говорят много, или мечтают, что можно умягчить сердца суровыми выговорами, унижением и наказаниями.

Это может быть полезно, когда свыше содейст­вует благодать. Но если ожидают всего от сих толь­ко средств, то противопоставляют благодати тайную преграду, и благодать верно будет отнята у гордого самонадеяния. Если Бог благословляет ваши настав­ления и попечения, то не приписывайте себе успеха, вас не должно вводить в заблуждение ни тайное вну­шение вашего сердца, довольного самим собою, ни одобрение других людей.

Равно не должны вы ослабевать, если ваше ста­рание оказывается тщетным. Не отчаивайтесь ни в себе, ни в других и не оставляйте начатого вами де­ла. Только один Бог знает то время, которое Он из­бирает для Себя. Ночь, проведенная в безуспешном груде, часто вознаграждается поутру (см. Ак. 5, )—7). Наш труд казался нам бесполезным, но он не был таким. Бог требует от нас усердия, а не успеха».

|
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top