Поздним вечером шофер Лукьянов возвращался из рейса. Зарядивший с утра дождь лил не переста­вая, и дорога при свете фар поблескивала мокрой, блестящей полосой. Прислушиваясь к мерному гулумотора, Лукьянов с облегчением думал о том, что че­рез пару часов он приедет домой и, наконец, отдохнет после долгого, утомительного рейса. На обочине до­роги мелькнул дорожный знак, показывающий, что впереди будет крутой поворот, но Лукьянов не обра­тил на него внимания. Поэтому, когда дорога резко свернула направо, он начал круто выворачивать руль. Но асфальт был скользкий, машина слушалась плохо. В конце концов Лукьянову все-таки удалось свернуть направо. И в этот миг впереди, невероятно близко от машины, он увидел темную человеческую фигуру. В следующую секунду раздался крик. Лукьянов по­нял, что сбил человека.

Проехав еще метров десять, он остановил машину, вылез из кабины и побежал назад... Человек лежал ничком. Когда Лукьянов приподнял его, он застонал. «Значит, жив»,— подумал шофер. Он огляделся кру­гом. Дорога была пустынна. И тут вдруг до него до­шло, что он сбил человека, совершил преступление и теперь угодит на скамью подсудимых. Может, лучше уехать? Свидетелей нет. Если на дороге и остались следы, то дождь их смоет. Но эти сомнения продол­жались лишь какой-то миг. «Да о чем это я думаю? — ругнул он самого себя.— Человеку помочь надо!» Лу­кьянов приподнял мужчину и с трудом понес его к ма­шине. Там постарался поудобнее уложить его на си­денье. Сам пристроился сбоку. Так и пришлось ему ехать, одной рукой поддерживая пострадавшего, а другой управляя рулем.

Километров через 15 показался небольшой горо­док. У случайного прохожего Лукьянов спросил, где здесь больница. В приемном покое он сдал пострадав­шего. Потом сел на скамейку в небольшой комнатке для посетителей, настороженно прислушиваясь к ма­лейшим звукам за дверью. Часа через полтора вышел дежурный врач и сказал, что операция прошла благополучно, пострадавший будет жить. Лукьянов облег­ченно вздохнул. Тяжело поднялся со скамейки и ска­зал:

—   А теперь поеду в милицию.

—   Зачем? — не понял дежурный врач.

—   Рассказать обо всем. Это ведь я сбил его на дороге...

Против Лукьянова возбудили уголовное дело. Но когда речь зашла о его наказании, суд назначил ему минимальную меру, которая была предусмотрена в статье закона за данное преступление. То, что подсу­димый не скрылся с места происшествия, а, напротив, принял все меры для того, чтобы оказать пострадав­шему помощь, было признано смягчающим ответст­венность обстоятельством.

При рассмотрении любого уголовного дела суд обязательно выясняет как смягчающие, так и отяг­чающие ответственность обстоятельства. Это необхо­димо для того, чтобы определить степень виновности человека, который совершил преступление.

Что же подразумевается под смягчающими ответственность обстоятельствами?

Представьте себе, что бухгалтер совершил растра­ту. Однако в считанные дни постарался возместить всю сумму, которую до этого незаконно израсходовал. Или возьмем того же Лукьянова. Сбив человека, он сразу отвез его в больницу, благодаря чему постра­давшему своевременно была оказана помощь. В этих двух по существу очень разных ситуациях есть одно общее: и в том и в другом случае виновные осознали всю преступность своего поведения — бухгалтер до­бровольно возместил нанесенный ущерб, а шофер по­пирался предотвратить тяжелые последствия наезда. Искреннее осознание вины и стремление хоть как-то исправить положение уже свидетельствуют о том, что человек, несмотря на совершенное преступление, нестоль опасен для общества. Значит, можно применить к нему более мягкую меру наказания. Таким образом, предотвращение виновным вредных последствий со­вершенного преступления, или добровольное возмеще­ние нанесенного ущерба, или устранение причиненно­го вреда по закону признаются смягчающими ответст­венность обстоятельствами.

В жизни человека иногда могут возникнуть какие-то неблагоприятные личные и семейные обстоятельст­ва, скажем изнурительное заболевание, временная острая нужда. К тяжелым семейным обстоятельствам можно отнести постоянное пьянство одного из супру­гов, которое приводит к ссорам, разладу, создает в семье нездоровую обстановку. Все это в конечном сче­те может привести к преступлению. В судебной прак­тике известны случаи, когда жена, доведенная посто­янными дебошами и издевательствами со стороны пьяницы-мужа, наносит ему телесные повреждения. Хотя такие действия являются преступными, тем не менее она заслуживает определенного снисхождения. Та тяжелая обстановка, которую создал в семье сам потерпевший, что в общем-то и способствовало пре­ступлению, признается для женщины смягчающим от­ветственность обстоятельством. Следует заметить, что при совершении преступления смягчающее значение имеют не обычные житейские трудности, которые мо­гут быть в каждой семье, а именно тяжелое стечение обстоятельств, когда для человека затруднен выбор правильного поведения и в таких неблагоприятных для него условиях он переступает грань закона.

Смягчающим обстоятельством признается совер­шение преступления под влиянием угрозы или при­нуждения либо в силу материальной или иной зависи­мости, например по учебе, семейным отношениям и т. п. Иными словами, на человека оказывается ка­кое-то внешнее давление, ограничивающее свободего воли. Преступление он совершает в определенной мере вынужденно. Крамов предложил несовершенно­летнему Истомину обокрасть магазин. Когда тот от­казался, он пригрозил ему, что в случае неподчинения распространит среди знакомых некоторые известные ему сведения из личной жизни. Это заставило Исто­мина согласиться на предложение Крамова. В подоб­ных ситуациях совершение преступления под влияни­ем угрозы признается смягчающим обстоятельством для виновного лишь в том случае, если угроза была действительной, а не мнимой, а по своему содержанию была направлена против его жизненно важных инте­ресов.

Семейная зависимость, приведшая к преступле­нию, смягчает вину человека, если она являлась глу­бокой и на самом деле ограничивала свободу его дей­ствий. Обычно угрозе и принуждению легче поддают­ся несовершеннолетние и взрослые слабовольные люди. Находясь в условиях материальной или иной зависимости, они не всегда могут противостоять влия­нию лиц, от которых зависят. Может оказаться так, что принуждение было настолько велико, что полно­стью подавляло волю человека. В этом случае он мо­жет быть освобожден от наказания, а к уголовной от­ветственности как исполнитель привлекается тот, кто угрожал или принуждал его совершить преступление. Законом установлено и такое правило: если человек принуждал кого-то совершить преступление или в тех же целях воздействовал на него с помощью угрозы, то он привлекается к уголовной ответственности как соучастник преступления.

Смягчает ответственность виновного и то, что он совершил преступление под влиянием сильного ду­шевного волнения, вызванного неправомерными дей­ствиями потерпевшего. Это волнение должно быть на­столько сильным, что человек теряет самообладаниеи не может руководить своими поступками. По суще­ству первопричиной его преступных действий является поведение самого потерпевшего. Скажем, тот нанес тяжелое оскорбление, действовал с помощью физиче­ского или психического насилия или совершал какие-то иные противозаконные действия, что вывело чело­века из себя и толкнуло на совершение преступления. По этой причине наказание виновному может быть значительно снижено.

...На скамье подсудимых 17-летний Виктор Коло­сов. Он обвиняется в нанесении тяжких телесных по­вреждений Суркову. В ходе судебного разбиратель­ства постепенно выясняется картина происшедшего. Колосов в десятом часу вечера возвращался на авто­бусе домой. В тот день он ездил к родственникам ре­монтировать веранду. Инструменты завернул в газету и взял с собой. Среди других пассажиров в автобусе ехало четверо подвыпивших мужчин. Один из них, Сурков, начал громко шуметь. Колосов сделал ему замечание. Небольшой конфликт в автобусе, казалось бы, на этом должен был и закончиться. Но все полу­чилось иначе. Когда Колосов начал продвигаться к выходу, следом за ним двинулась и подвыпившая компания. Выйдя из автобуса, Сурков остановил Ко­лосова и сказал, что им надо кое-что «выяснить». Но Колосов оттолкнул его и пошел своей дорогой. Тогда четверо догнали его. Впоследствии на суде все они говорили, что не хотели причинить Колосову никакого вреда. Может, так оно и было на самом деле. Но в той сложной обстановке юноше трудно было разобраться в их истинных намерениях. Сурков первым подбежал к Колосову, схватил его за рукав и потянул к себе. Колосов ударил свертком, в котором была острая ста­меска... Суд приговорил виновного к лишению свобо­ды, но на небольшой срок и затем признал эту меру наказания условной. Казалось бы, почему он проявил к преступнику такую мягкость, ведь пострадавшему причинены тяжкие телесные повреждения? Поясним. Бьвает так, что один человек посягал на какие-то го­сударственные, общественные или законные личные интересы, а другой решительно препятствовал ему в этом. Если последний в подобной ситуации причинил посягающему вред, то по закону он освобождается от уголовной ответственности, поскольку действовал в пределах необходимой обороны. Однако защита в та­ких случаях обязательно должна соответствовать ха­рактеру и опасности посягательства. Но иногда ин­тенсивность обороны оказывается значительно боль­ше, чем само нападение. За нанесенный при этом ущерб обороняющийся, безусловно, несет ответственность. Но вместе с тем превышение пределов необхо­димой обороны признается смягчающим обстоятель­ством, что существенно влияет на размер наказания.

Когда зачитывается приговор подсудимому, не достигшему 18 лет, то в числе других смягчающих обстоятельств обязательно указывается его несовершеннолетний возраст. Почему это является смягчающим обстоятельством? Прежде всего потому, что подро­сток, обладая небольшим жизненным опытом, далеко не всегда полностью сознает последствия своих дей­ствий для окружающих его людей. Подчас он решает­ся на противоправные деяния под влиянием причин, свойственных в основном лишь подростковому возра­сту. Ребятам, оказавшимся на скамье подсудимых, в суде обязательно задают вопрос: что их толкнуло на преступление? Ответы бывают разными. Один нахо­дился под влиянием старшего товарища. Другой стре­мился подражать приятелям. Третий боялся предстать перед друзьями трусом. Четвертый, руководствуясь ложным чувством товарищества, совершил такие дей­ствия, на которые при иных обстоятельствах никогда бы не решился. Все эти особенности взаимоотношений между подростками в значительной мере влияют на их поведение, и, разумеется, законодатель не мог не учи­тывать их при определении наказания несовершенно­летним правонарушителям. И несмотря на то что под­росток совершил преступление, впоследствии его зна­чительно легче, чем взрослого, исправить и перевос­питать.

Следует подчеркнуть, что в каждом конкретном случае, решая вопрос об ответственности несовершен­нолетнего, суд учитывает зрелость подсудимого, его способность понимать истинную опасность совершенно­го им преступления. Скажем, подросток достаточно рано понимает опасность такого преступления, как кража, и может смутно представлять даже в более старшем возрасте опасность занятия запрещенным промыслом, ответственность за которое также пред­усмотрена уголовным законом. При определении спо­собности подростков сознавать опасность своих дей­ствий существенную роль играет даже небольшая раз­ница в их возрасте (в иных случаях на год и даже на полгода). В постановлении Пленума Верховного Суда СССР специально подчеркивается, что совершение преступления несовершеннолетним является смягчаю­щим обстоятельством, и это особенно следует учиты­вать в отношении подростков 14—16 лет.

Иногда бывает так, что, совершив преступление, человек впоследствии искренне раскаивается в своих действиях. Он сам становится строгим и беспощадным судьей своего собственного поведения и приходит к выводу, что жить дальше так нельзя. Но прошлого уже не вернуть. И единственное, что остается,— рассказать все, как было. Без утайки. Без малейшей жалости к самому себе. Такое чистосердечное раскаяние челове­ка, совершившего преступление, по существу представ­ляет собой первый шаг к будущему его исправлению. Если человек явился с повинной и чистосердечно рассказал о совершенных им преступлениях, то при опре­делении наказания это признается для него смягчаю­щим обстоятельством. Заметим, что такие случаи в следственной и судебной практике встречаются достаточно часто. Отбывая наказание, эти люди хорошо ра­ботают, честным трудом стараются загладить свою вину. Нередко их освобождают от наказания до­срочно...

Помимо тех смягчающих обстоятельств, которые мы назвали, уголовными кодексами союзных респуб­лик предусмотрены и другие обстоятельства, смягчаю­щие ответственность виновного. Так, в Уголовном ко­дексе РСФСР приведенный нами выше перечень не­сколько расширен. Человек совершил преступление ввиду случайного стечения обстоятельств, находясь в обстановке, когда для него затруднен был выбор правомерного поведения. Скажем, внезапно возникла кон­фликтная ситуация, в которой виновный не смог правильно сориентироваться и нарушил закон. Произошло это с ним впервые, раньше он никогда не совершал ни­чего противозаконного. Да и само преступление не представляет большой общественной опасности (к ним, как известно, относятся такие преступления, за которые предусмотрено наказание, не связанное с ли­шением свободы; или же наряду с уголовным наказа­нием могут быть применены меры общественного воз­действия). Смягчают все эти обстоятельства ответст­венность виновного? Безусловно. Об этом прямо го­ворится в Уголовном кодексе РСФСР.

По уголовному законодательству РСФСР во мно­гом смягчает вину и активное способствование рас­крытию преступления. Например, виновный по собст­венной инициативе при производстве дознания, пред­варительного следствия или в суде во всех деталях рассказывает, как было совершено преступление, ка­кую роль в нем он играл сам, были ли у него соучаст­ники, в чем заключались их действия, где они сейчас находятся и т. п.

Кроме того, Уголовный кодекс РСФСР (да и уго­ловные кодексы других союзных республик) указывает на то, что суд может признать смягчающими и другие обстоятельства, которые прямо не предусмотрены за­коном. Подчас человек до того, как оказался на скамье подсудимых, отличался безупречным поведением. О нем хорошо отзываются товарищи по работе. В свое время он активно участвовал в общественной жизни коллектива. Все эти немаловажные обстоятельства го­ворят о том, что перед судом оказался человек неис­порченный (преступление в таких случаях зачастую является следствием каких-то тяжелых обстоятельств, сложной обстановки, в которой виновный не смог до конца разобраться) и при определении наказания мож­но проявить к нему некоторое снисхождение. Смягчаю­щими могут быть признаны и другие обстоятельства, которые в той или иной мере снижают общественную опасность конкретного преступления.

В законе, как видим, дается лишь примерный пере­чень смягчающих обстоятельств. Но тут у читателей, наверняка, возникло несколько вопросов. Прежде все­го, всегда ли при наличии смягчающего обстоятельства снижается наказание? И в какой мере каждое из смягчающих обстоятельств влияет на размер наказания? Однозначно ответить на эти вопросы трудно. И вот почему. Даже одинаковые по своим конечным результа­там преступления, как правило, совершаются по-раз­ному. И обстановка, в которой все это происходит, в каждом отдельном случае имеет свою неповторимость. И люди, в силу каких-то причин перешагнувшие за­кон, тоже не похожи друг на друга. Поэтому суд, рас­сматривая уголовное дело, внимательно изучает все детали совершенного преступления, учитывает инди­видуальные особенности личности виновного и наоснове всего этого решает: в какой степени смягчаю­щие обстоятельства могут повлиять на размер нака­зания.

Теперь — об отягчающих обстоятельствах. Уже само их название говорит о том, что здесь имеются в виду определенные признаки преступного деяния и личности самого преступника, которые свидетельству­ют о повышенной общественной опасности совершен­ного им преступления.

Если подсудимый неоднократно совершал преступления, то это отягчает его ответственность. Такие люди признаются рецидивистами. Человека старались пере­воспитать, наказывали, делали все, чтобы помочь ему вернуться к честной жизни, и тем не менее, отбыв наказание, он вновь совершил преступление. Это делает его особенно опасным для общества. Естественно, при совершении им нового преступления суд не может не учитывать данное обстоятельство. В законе говорится, что совершение преступления лицом, ранее совершив­шим какое-либо преступление, признается отягчающим ответственность обстоятельством. И тут же делается оговорка: суд вправе, в зависимости от характера пер­вого преступления, не признать за ним значения отяг­чающего обстоятельства. Обычно это происходит в тех случаях, когда первое преступление было совершено по неосторожности. Или хотя и было умышленным, но не представляло большой общественной опасности и не оказало прямого влияния на последующее противо­правное поведение виновного.

Преступник, даже если он действует в одиночку, всегда представляет опасность для общества. Но эта опасность значительно возрастает, если преступление совершается организованной группой. В суде рассмат­ривалось уголовное дело по обвинению 17-летних Ни­колая Тараиенко, Василия Ишкина и Романа Федько. В течение полутора лет они систематически грабили ночью прохожих. Награбленное сбывали за бесценок н на эти деньги покупали спиртное. Идя на «операцию», всегда предварительно договаривались, кто какую роль в ней будет выполнять. Такая «сработанность», а так­же то, что ни у кого из троих не возникло и сомнения в правильности своего поведения, говорили об извест­ной устойчивости группы, объединенной едиными пре­ступными планами. Вот почему суд наряду со смягча­ющими обстоятельствами (в данном случае к ним от­носится несовершеннолетний возраст преступников) признал, что отягчающим обстоятельством по делу является совершение преступлений организованной группой.

Отягчающим обстоятельством признается не про­сто совершение преступления группой, где могут ока­заться и случайные люди, а именно группой организо­ванной, обладающей известной устойчивостью. Но здесь следует учесть одно очень существенное обстоя­тельство. Участники группы при совершении преступ­ления, как правило, исполняют разные роли. Один является организатором. Второй — исполнителем. Тре­тий— пособником. Кто здесь самый опасный? Конечно же, организатор. Он составляет план преступных дей­ствий, объединяет усилия всех соучастников и нередко руководит их действиями при совершении преступле­ния. Большую опасность представляет исполнитель, который непосредственно совершает преступление. Пособник же содействует совершению преступления советами, указаниями, предоставлением средств или устранением препятствий. Признается пособником и человек, который заранее обещал скрыть преступле­ние, орудия и средства совершения преступления либо предметы, добытые преступным путем. Таким образом, характер и степень участия нескольких человек в од­ном преступлении, как правило, бывают неодинаковыми. В зависимости от степени вины каждого из них в отдельности и определяется им наказание.

Многие преступления совершаются из корыстных или иных низменных побуждений. Ну что касается корысти, то здесь, думается, не надо давать особых по­яснений: человек переступает грань закона, преследуя при этом для себя какую-то выгоду. А вот что подра­зумевается под «иными низменными побуждениями»? Валентин Леонов, 17 лет, в нетрезвом виде избил по­жилого человека, причинив ему тяжкие телесные по­вреждения. На суде ему задали вопрос: какая причина побудила его на такие бессмысленные жестокие дей­ствия? Он развел руками и ответил: «Да ничто вроде бы не побуждало». Так ли уж ничто? А его грубость? Неуважение к старшим? Пренебрежение элементар­ными правилами поведения? Все эти далеко не луч­шие человеческие качества да еще под воздействием спиртного вылились в открытое хулиганство, которое привело к тяжелым последствиям. Иной раз человек решается на преступление из чувства мести. Другого на преступные действия толкает зависть. Оказавшись во власти таких низменных побуждений, человек не позволяет себе даже труда задуматься о правильно­сти своего поведения и, мало заботясь об интересах окружающих, совершает даже тяжкие преступления. Естественно, действия такого правонарушителя пред­ставляют собой повышенную общественную опасность, а низменные побуждения, которыми он при этом ру­ководствовался, признаются как отягчающие ответст­венность обстоятельства.

Мы уже говорили о том, что каждое преступление наносит обществу ущерб или содержит в себе угрозу такого ущерба. Но фактические размеры причиненно­го вреда бывают разные. Так, один человек тайно вы­нес со стройки дефицитные материалы на 100 руб. А второй совершил такие же действия, но при этомнанес материальный ущерб в размере 1 тыс. руб. Оба совершили преступление, которое по закону квалифи­цируется как кража. Но второй расхититель, конечно же, опаснее, он причинил гораздо больший вред и со­ответственно этому должен быть наказан строже. Если действия виновного повлекли тяжелые последствия, то по закону это признается отягчающим обстоятельством. Что понимается под тяжелыми последствиями? Для примера возьмем часть 1 ст. 108 УК РСФСР, ко­торая предусматривает ответственность за умышлен­ные тяжкие телесные повреждения. В ней говорится: это умышленное телесное повреждение, опасное для жизни или повлекшее за собой потерю зрения, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функ­ций, душевную болезнь или иное расстройство здо­ровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособно­сти не менее чем на одну треть, или повлекшее преры­вание беременности либо выразившееся в неизглади­мом обезображении лица. Согласно закону такое преступление наказывается лишением свободы на срок до восьми лет. Для этого достаточно любого из тех последствий, которые только что были перечисле­ны. В тех случаях, когда действия виновного причи­нили два или несколько таких последствий (скажем, обезображение лица и потеря руки), это может быть признано отягчающим обстоятельством. Конечно, тут многое зависит от степени вины человека. Если он дей­ствовал умышленно, сознательно стремился к дости­жению преступной цели, то это в значительной мере отягчает его ответственность. Неосторожные действия виновного, хотя и приведшие к тяжким последствиям, при остальных равных условиях признаются менее опасными, чем умышленные.

Отягчающим обстоятельством закон признает и те случаи, когда взрослый человек подстрекает несовершеннолетних к совершению преступления или привлекает их к участию в преступлении. Шестнадцатилет­ний Ваня Сурков вечером возвращался от приятеля домой. Улица была пустынна. Неожиданно его оклик­нул мужской голос:

—   Эй, паренек! Подойди-ка сюда!

Ваня подошел. Незнакомый мужчина, тяжело дыша, сказал:

—   Понимаешь, не могу попасть в свой дом. Жена уехала на дачу, а свой ключ я потерял. Приходится выламывать дверь. Да вот что-то не получается. Креп­кая, чертяга! Ты возьмись за ломик с этой стороны и жми покрепче!

Они нажали вдвоем, и после некоторых усилий за­мок хрустнул. Дверь открылась. Мужчина облегченно вздохнул:

Ну вот, теперь полный порядок. Идем в дом, подсобишь мне еще немного...

В доме незнакомец повел себя странно. Осторож­ными, крадущимися шагами он начал обходить комна­ты, подсвечивая себе карманным фонариком.

—  Может, все-таки лучше свет включить? — ска­зал подросток.

—   Не надо! — последовал резкий ответ.

Закончив осмотр, незнакомец достал из-за пазухи

мешок и коротко приказал Ване:

—  Держи!

И после этого начал торопливо бросать туда раз­ные вещи: шкатулку, меховую шапку, костюм...

—  Да зачем вам все это нужно? — воскликнул под­росток.— Вы что, уезжать куда-то собираетесь?

—          Я-то? — мужчина усмехнулся.— Вот заберу от­сюда все самое ценное и тогда уж точно—уеду! Я к этому дому давненько присматривался. Хозяева состо­ятельные, добра много накопили. Сейчас они у себя на даче, и вот я решил их малость пощипать... Ну что ты так уставился на меня? Вор я. Понимаешь, вор. А ты,что же, и в самом деле решил, что я с ломиком пришел открывать собственный дом? Ха-ха! Наивная душа! У хорошего хозяина всегда запасной ключ есть. А мне вот пришлось лезть в дом без ключа. Совсем было за­мучился, все руки себе изранил, да спасибо тебе — по­мог мне...

Подхватив на плечи полный мешок, незнакомец вы­шел из дома. Ошеломленный подросток последовал за ним. На улице мужчина угрожающим полушепотом сказал:

— И чтобы никому ни слова! А то и тебя в случае чего привлекут. Тут уж мы одной веревочкой связаны!

После этого он исчез в темноте.

Как ни тяжело было Ване сознавать, что он по су­ществу помог вору совершить преступление, как ни страшила его мысль о возможном за это наказании, но все-таки он нашел в себе мужество и силы и сразу же сообщил обо всем происшедшем в милицию. Преступ­ника в тот же вечер задержали. Его судили за кражу. При этом отягчающим обстоятельством было признано то, что виновный привлек к участию в преступлении несовершеннолетнего.

Следует сказать, что вовлечение несовершеннолет­них в преступную деятельность является самостоятель­ным преступлением и обычно квалифицируется в сово­купности с другими совершенными преступлениями. Этому вопросу посвящена отдельная глава. Привлече­ние же подростка к совершению преступления — обра­тите внимание, не вовлечение, а привлечение! — отли­чается тем, что взрослый преступник предварительно не «обрабатывает» несовершеннолетнего, а привлекает его к неправомерным действиям, исходя из обстановки непосредственно перед преступлением или в момент его совершения. Так было и в приведенном выше слу­чае. Решив совершить квартирную кражу, преступник вовсе и не думал о том, чтобы привлечь в качестве помощника именно Ваню. Окажись в этот час на улице другой подросток, он, наверное, позвал бы и его. Да и сама мысль о том, чтобы обратиться за помощью к несовершеннолетнему (взрослого не позвал бы, по­скольку тот, наверняка, сразу догадался бы, в чем дело), возникла в тот момент, когда он увидел одино­кую фигуру подростка. Не говоря уже о том, что бла­годаря содействию Вани вор успешно довел преступ­ные намерения до конца, все происшедшее нанесло глубокую психическую травму подростку. Вот почему привлечение несовершеннолетнего к участию в преступ­лении, равно как и подстрекательство к совершению преступления (оно обычно выражается словами), представляет собой повышенную общественную опас­ность и в значительной мере отягчает ответственность взрослого преступника.

О глубокой нравственной деградации, пренебрежительном отношении к элементарным требованиям мо­рали свидетельствуют случаи, когда совершаются пре­ступления в отношении малолетнего, престарелого или человека, находящегося в беспомощном состоянии; с особой жестокостью или издевательством над потер­певшим; общеопасным способом; с использованием ус­ловий общественного бедствия. В одном из народных судов судили некоего Круглова. Преступление он со­вершил при следующих обстоятельствах. Весной река затопила небольшой городок. Спасаясь от наводнения, жители вынуждены были временно покинуть свои дома. Этим и воспользовался Круглов. Он проникал в оставленные квартиры и забирал ценные вещи. Кто-то, пре­небрегая опасностью, старался помочь оказавшимся в беде людям, а он в это время использовал чужое не­счастье для личной наживы. Именно это обстоятельст­во, свидетельствующее о глубокой нравственной испорченности преступника, оказало решающее влияние на размер наказания: Круглов был осужден к длительному сроку лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режи­ма. А вот другой случай из судебной практики. Грибков поссорился со своими соседями Степановыми и по­обещал им отомстить. Поздно ночью он подобрался к их дому, облил стены керосином и поджег. Дом запо­лыхал. Поднявшийся ветер перенес огонь и на сосед­ние дома. В результате пожара многие строения по­страдали, несколько человек получили сильные ожоги. Грибкова привлекли к уголовной ответственности. При­чем то обстоятельство, что для мести своим соседям он избрал опасный и для других людей способ, справед­ливо было расценено судом как отягчающее обстоя­тельство, и виновный был строго наказан.

Общеизвестно, сколько бед причиняет людям пьянство. Пьяница — это несчастье для семьи. Он плохой работник на производстве. В отношениях с людьми он неуживчив, раздражителен, способен на самые низмен­ные поступки. Не меньшую опасность представляют и те люди, которые, не будучи алкоголиками в полном смысле этого слова, тем не менее любят постоянно «прикладываться» к рюмке. В трезвом состоянии та­кой человек может быть и прекрасным товарищем, и хорошим тружеником, а напьется — куда только и де­ваются все его положительные качества. Когда моло­дого рабочего Степана Горелова арестовали за совершение тяжкого преступления, на производстве понача­лу многие этому не поверили. Все говорили, что здесь, наверное какая-то ошибка. Степан после школы при­шел на завод, сразу проявил себя с положительной стороны, внес несколько ценных рационализаторских предложений, активно участвует в общественной жиз­ни. И вдруг —преступление! Нет, этого не может быть! И тем не менее это было именно так: молодой человек, только начавший жизненный путь, стал преступником. На суде он объяснял:

— В тот день я был на дне рождения у товарища. Крепко выпил. Уже возвращаясь домой, с кем-то по­вздорил на улице. А вот что было дальше — решитель­но ничего не помню. Поймите, я пьяный был. В трез­вом виде я не посмел бы никого даже обидеть. Спро­сите об этом кого, угодно...

Можно понять это искреннее, хотя и запоздалое, раскаяние виновного, но одно в его словах вызывало решительное возражение: в своих показаниях на суде он постоянно уповал на то, что был пьяным, как бы говоря, что это значительно смягчает его вину. Нет, не смягчает. И не может смягчать. Находясь в состоянии алкогольного опьянения, человек зачастую без малей­ших колебаний идет на нарушения закона. Подчас его действия отличаются особой дерзостью, что в конеч­ном счете приводит к тяжким преступлениям. Пьяный правонарушитель представляет повышенную опасность для окружающих людей, поскольку он не в состоянии контролировать свое поведение и способен на самые неожиданные поступки. Вот почему совершение пре­ступления лицом, находящимся в состоянии опьянения, признается отягчающим обстоятельством. Надо ска­зать, что суд, в зависимости от характера совершенно­го преступления, конкретной жизненной ситуации, в ко­торой оно произошло, вправе не признать это обстоя­тельство отягчающим ответственность.

Бывает итак. Человек совершил преступление. За это он должен быть наказан по закону. И вот, чтобы избежать ответственности, он всячески стремится снять с себя вину. Хуже того, чтобы убедить следователя или суд в своей невиновности, утверждает, что данное пре­ступление совершил совсем другой человек, и в под­тверждение этого приводит какие-то «доказательства». Надо ли говорить о том, какую опасность представляют собой такие действия преступника: создается угроза применения уголовного закона к человеку, который во­все не виновен в совершении преступления. Поэтому Уголовным кодексом РСФСР предусмотрено, что ого­вор заведомо невиновного человека в совершении пре­ступления или соучастии в нем является отягчающим обстоятельством.

В заключение обратим внимание на одну деталь, свидетельствующую о гуманности советского уголов­ного закона. Когда речь шла о смягчающих обстоятель­ствах, законодатель подчеркнул: помимо тех, что пере­числены в Уголовном кодексе, суд может признать смягчающими и другие обстоятельства. Такого расши­рительного толкования вы не найдете в статье, в кото­рой говорится об отягчающих обстоятельствах. Приве­денный в ней перечень является исчерпывающим. Ни­какие другие обстоятельства, кроме тех, что указаны в законе, не могут быть признаны как отягчающие от­ветственность виновного.

Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top