Скорый поезд опаздывал. Мелькали телеграфные столбы, разъезды, полустанки. Миновали железнодорожный мост. Начался небольшой спуск. Машинист, чуть высунувшись из окна, размышлял о том, что при такой скорости они, пожалуй, через несколько часов наверстают упущенное время. И вдруг с напряженным вниманием он стал вглядываться вперед. Резким дви­жением включил тормоза. Поезд дернулся, но сила инерции движения была так велика, что он проехал еще метров двести и остановился буквально перед тем местом, где рельсы были разобраны. Опоздай маши­нист на секунду-другую — и катастрофа была бы не­избежной.

Машинист и его помощник быстро спустились вниз. Из вагонов высыпали пассажиры. Пока прибывшая ремонтная бригада восстанавливала пути, люди выска­зывали различные догадки:

—   Может, дождем размыло?

—   Нет, тут, по всему видно, кто-то орудовал ло­миком.

—   Вон и следы на рельсах остались...

Спустя некоторое время задержали двух подростков лет 15, которые признались, что рельсы разворотили они. Зачем? Хотели посмотреть, что из этого выйдет. А все произошло так. Вчера после купания на речке они возвращались домой. Путь их проходил вдоль же­лезнодорожного полотна. Разговаривали о всякой вся­чине, и между прочим один из них, Гриша, сказал:

—   А вот интересно, если разломать рельсы, сумеет машинист вовремя затормозить или нет?

—   Думаю, что сумеет,— ответил второй, которого звали Игнатом.— Они, брат, глазастые, все за кило­метр видят.

 

—   Давай проверим?

—  А нужно ли, Гриша? Дело-то уж больно опасное. Как бы нас за это... в тюрьму не посадили?

—  Эх ты, трус! Да мы же проведем просто эксперимент. Если что и случится, то нам ничего не будет. Я знаю, что судят и сажают в тюрьму только взрослых. А нам, что бы мы ни натворили, простят. Подумаешь, поругают немного и отпустят. Ну как, согласен прове­сти эксперимент?

—   Давай!

На другой день, захватив из дома разводной ключ и ломик, они подошли к железнодорожной насыпи и разворотили рельсы. Потом спрятались в рощице и стали ждать дальнейшего развития событий... Только благодаря внимательности машиниста катастрофы не произошло...

Разумеется, с точки зрения морали поведению подростков нет никакого оправдания. Взять вдруг и ни с того ни с сего разворотить рельсы! Ведь это могло привести к крушению поезда, ко многим человеческим жертвам. Оба отлично сознавали всю опасность задуманного ими мероприятия. Игнат вначале даже колебался: может, не стоит проводить «эксперимент»? Но его сомнений хватило ненадолго. Гриша легко пере­убедил приятеля, применив для этого старый и неотра­зимый среди подростков прием, обвинив его в трусости. И подкрепил это «неопровержимым» доводом: все рав­но им ничего не будет, даже в том случае, если экспе­римент не удастся. Дескать, в 15 лет не надо опасаться уголовного наказания. Что бы ты ни натворил — все тебе простят. Вот взрослых, если они совершат пре­ступление, тех точно —судят. А подросткам, до тех пор пока не станут совершеннолетними, какие бы опас­ные и противозаконные действия они ни совершили, бояться нечего: в любом случае уголовный закон обой­дет их стороной.

К сожалению, такое мнение бытует среди некото­рых. молодых людей. Иной подросток во многом счи­тает себя взрослым и способным на самостоятельные поступки, в том числе и на те, которые представляют опасность для окружающих, но, когда дело доходит до того, чтобы отвечать за них, за эти поступки, он сразу прикидывается этаким маленьким несмышленышем, который не ведал, что творил, и потому его нельзя на­казывать. Заметим, что такой же точки зрения придер­живаются и некоторые родители. Великовозрастный парень совершил, скажем, кражу, и родители, даже не осознав всей тяжести совершенного им преступления, кидаются его защищать: «За что же мальчика судить? Ведь он еще маленький!»

Давайте посмотрим, как закон реагирует на пре­ступные действия несовершеннолетних, учитывает ли он особенности этого возраста.

Пожалуй, самой главной особенностью подростко­вого возраста является стремление к взрослости.Под­ростки внимательно приглядываются к старшим и ста­раются во всем им подражать. Но в то же время, по сравнению со взрослыми они еще не обладают доста­точным опытом и знаниями. У них еще не сформиро­вались стойкие ценностные ориентации. Не всегда они могут разобраться в сложной житейской ситуации и принять правильное решение. Решаясь на какой-то по­ступок, мало задумываются о возможных последстви­ях. Подростки очень восприимчивы ко всему, что их окружает. Причем направленность их любознательно­сти подчас принимает неожиданный характер. То, что взрослые по тем или иным причинам скрывают от под­ростка, вызывает повышенный интерес. Запрет разжигает любопытство и активность. Поэтому подросток легче поддается отрицательному влиянию своих более опытных сверстников или старших по возрасту людей, которые поощряют стремление к взрослости. «Какой же ты взрослый, если не умеешь курить и пить? Грош тебе цена, если в школе не осмелишься нагрубить учи­телю! С тобой не стоит и дружить, если ты не сможешь стащить из табачного киоска несколько пачек сига­рет!» Наслушавшись подобных рассуждений, больно бьющих по его самолюбию, подросток начинает вести себя «по-взрослому»...

Значительную роль в жизни подростка играет об­щение со сверстниками. Отношения эти сложные, мно­гообразные. Психологи отмечают, что «общение с това­рищами приобретает для подростка очень большую ценность, причем нередко столь высокую, что отодви­гает на второй план учение, значительно уменьшает привлекательность общения с родными». Подросток дорожит мнением товарищей. Разрыв с ними или даже какое-либо осуждение с их стороны для него большая трагедия. Во время судебных процессов по групповым преступлениям, совершенным подростками, нередко можно слышать: «Ребята пошли, и я пошел вместе с ними», «Знал, что этого делать нельзя, но боялся, что товарищи обвинят в трусости». Так чувство товарище­ства, которое вернее было бы назвать ложным товари­ществом, подчас толкает подростка на преступления...

Некоторые подростки, как это было с Гришей, убеждены, что до 18 лет, какое бы они преступление ни совершили, все равно им ничего не будет. Может, и в самом деле несовершеннолетний возраст — верный щит от всякого наказания? Разумеется, нет. Конечно, закон проявляет большую гуманность по отношению к несовершеннолетним правонарушителям — этот важнейший принцип закреплен в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Уже сам несовершеннолетний возраст является смягчаю­щим вину обстоятельством. На всех стадиях предвари­тельного и судебного следствия для подростков уста­новлен ряд дополнительных правовых гарантий, которые соблюдаются неукоснительно. Обо всем этом более подробно мы будем говорить дальше, пока же скажем одно: гуманность по отношению к несовершеннолет­ним преступникам не беспредельна. Уголовные пре­ступления наносят большой ущерб социалистическим общественным отношениям. И за большинство из них подростки тоже несут ответственность, хотя, по срав­нению со взрослыми, в несколько ограниченных разме­рах. Закон гуманен к несовершеннолетним, но нельзя рассчитывать, что любое их преступное действие оста­нется безнаказанным,

За большинство преступлений, предусмотренных уголовными кодексами союзных республик, виновные привлекаются к ответственности, если им до соверше­ния преступления исполнилось 16 лет. Хотя в этом воз­расте человек еще не достиг полного совершеннолетия, но он уже в состоянии контролировать свое поведение, а следовательно, и отвечать за собственные поступки. Те житейские познания, которые он успел приобрести, позволяют ему выбрать правильную линию поведения. И конечно же, в этом возрасте он имеет достаточно четкое представление о том, чего делать нельзя. Иные подростки, попав на скамью подсудимых, ссылаются на то, что они, дескать, не знали соответствующей нор­мы закона. А вот знай они ее — тогда бы наверняка не стали совершать преступление. В самом деле, под­час человек, будучи осведомленным о том, какое нака­зание предусмотрено за то или иное правонарушение, вначале подумает: а стоит ли его совершать, рискуя лишиться свободы? И проводимая сейчас повсеместно, в том числе и в школах, правовая подготовка пресле­дует и эту профилактическую цель. Но вместе с тем уместно спросить: неужели тот же 16—17-летний моло­дой человек, даже совсем не разбираясь в нормах за­кона, не знает, что, например, кража — это преступле­ние, строго караемое? И хулиганство — тоже преступление, за которое предусмотрено уголовное наказание? Нет, молодые люди, как правило, осведомлены, что все эти действия противозаконны. И то, что они все- таки идут на подобные правонарушения, свидетельст­вует об их безответственности, нежелании соблюдать общепринятые нормы поведения людей.

Решая вопрос о привлечении несовершеннолетнего правонарушителя к уголовной ответственности, орган расследования и суд обязательно устанавливают его возраст (число, месяц, год рождения). Это отнюдь не формальность, а подчас оказывает решающее влияние на размер наказания человеку, оказавшемуся на скамье подсудимых. По закону несовершеннолетний преступник не может быть лишен свободы на срок свыше десяти лет, даже если за данное преступление предусмотрена более суровая санкция.

Человек считается достигшим определенного возра­ста не в день своего рождения, а в ноль часов следую­щих за этим днем суток. Возраст устанавливается по паспорту, свидетельству о рождении, записи в книге регистрации актов гражданского состояния и т. п. Если этих документов нет или возникло сомнение в их под­линности, в установленном законом порядке может быть назначена судебно-медицинская экспертиза. В этом случае днем рождения подсудимого считается последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста максимальным и мини­мальным количеством лет суд исходит из предполагае­мого экспертизой минимального возраста такого лица.

Таким образом, если человеку до совершения пре­ступления исполнилось 16 лет, он может быть привле­чен к уголовной ответственности. Ну, а если преступ­ление совершено в 15 лет? Или в 14? Что же, подрост­ки останутся безнаказанными? Не во всех случаях. За отдельные тяжкие преступления к уголовной ответственности могут быть привлечены и подростки в возрасте от 14 до 16 лет. Так, по Уголовному кодексу РСФСР лица в этом возрасте подлежат уголовной ответствен­ности за убийство, умышленное нанесение телесных повреждений, причинивших расстройство здоровья, изнасилование, разбой, кражу, грабеж, злостное хули­ганство, умышленное уничтожение или повреждение государственного, общественного имущества или лич­ного имущества граждан, повлекшее тяжкие послед­ствия, хищение огнестрельного оружия, боевых припа­сов или взрывчатых веществ, хищение наркотических веществ, а также за умышленное совершение действий, могущих вызвать крушение поезда.

Приведенный перечень преступлений, за которые несовершеннолетние могут быть привлечены к уголов­ной ответственности в возрасте от 14 до 16 лет, исчер­пывающий. За остальные преступления подростки это­го возраста не несут уголовной ответственности.

Если общественно опасное деяние совершил подро­сток, не достигший 14-летнего возраста, то по закону он не подлежит уголовной ответственности. Материа­лы на него передаются в комиссию по делам несовер­шеннолетних, где к нему принимаются меры воспита­тельного характера.

Мы говорим: человек, совершивший преступление, наказывается по закону.

В чем же сущность наказания? Какие цели пресле­дует суд, приговаривая виновного к лишению свободы, к исправительным работам или к штрафу? Читатель скажет: естественно, чтобы покарать его за совершен­ное преступление. Да, действительно, наказание — это кара виновному, которая проявляется в лишениях и ограничениях физического, материального и морально­го характера, которые применяются к нему после вы­несения приговора. Эта принудительная мера воздействия на осужденного оказывает устрашающее влия­ние как на него, так и на других людей. И одновременно вызывает справедливое удовлетворение совет­ских граждан, убедившихся, что человек, совершивший преступление, за это наказан. Но сказать, что нака­зание— это только кара преступнику, было бы непра­вильным. Нельзя забывать о том, что, отбыв наказа­ние, человек вновь вернется на свободу. И общество заинтересовано в том, чтобы он извлек урок из того, что с ним произошло, навсегда порвал со своим пре­ступным прошлым, стал честным тружеником. За то время, пока он отбывает наказание, в нем должен про­изойти глубокий внутренний перелом, нравственная переоценка всего, чем была заполнена его жизнь рань­ше. И конечно же, в сознании такого человека не дол­жно оставаться чувство обиды за понесенное наказание.

Вот почему в уголовном законодательстве подчеркивается, что цель наказания не только кара за совер­шенное преступление, но и исправление и перевоспита­ние осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам со­циалистического общежития, а также предупреждение совершения новых преступлений как осужденными, так и другими лицами. Как видите, наказание преступника вовсе не означает, что общество мстит ему за совер­шенное преступление. Кара представляет собой необ­ходимое принудительное средство, которое суд приме­няет на основании закона, в размерах и формах, наи­более полно соответствующих тяжести совершенного преступления, и с учетом личности самого преступни­ка. Главная же цель наказания — оказать воспитатель­ное воздействие на осужденного. Выяснив истоки со­вершенного им правонарушения, суд открывает ему глаза на всю преступность его поведения, как бы го­воря при этом: вот до чего довело тебя твое нежелание жить честно, считаться с нормами общепринятой мо­рали, сам убедись в неприглядности своих поступкови пойми, что дальше так вести себя нельзя! И надо сказать, для многих людей, оказавшихся на скамье подсудимых, сам судебный процесс и последовавшее вслед за этим наказание подчас оказываются первым шагом к будущему исправлению.

И особенно важна воспитательная роль наказания, когда на скамье подсудимых находится подросток, безусловно, он привлекается к ответственности в стро­гом соответствии с нормами уголовного законодатель­ства. Учитываются характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность винов­ного, смягчающие и отягчающие обстоятельства. Вме­сте с тем, как подчеркивается в постановлении Плену­ма Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г., в отношении несовершеннолетних правонарушителей «наказание в особой степени должно быть подчинено цели исправления и перевоспитания виновных и пре­дупреждения совершения новых преступлений».

Конечно, такое наказание, как лишение свободы, является очень тяжелым испытанием для человека, а для несовершеннолетнего в особенности. Вот почему суды с предельной внимательностью решают этот во­прос. Бывает так, что хотя подросток и совершил пре­ступление, но по своему характеру оно не представля­ет большой общественной опасности. Иногда суд, изу­чив все обстоятельства дела, приходит к выводу, что несовершеннолетний может быть исправлен без при­менения к нему уголовного наказания. В этих случаях к подростку обычно применяются принудительные меры воспитательного характера. Разумеется, ни при каких обстоятельствах не могут быть освобождены от уголовного наказания несовершеннолетние рецидиви­сты или подростки, совершившие тяжкие преступле­ния.

Теперь подробнее остановимся на том, как и в ка­ких случаях к несовершеннолетним правонарушите­лям применяются принудительные меры воспитатель­ного характера.

Суд вправе сам непосредственно назначать принудительные меры воспитательного характера. Но чаще бывает так, что суд, прокурор или следователь (с со­гласия прокурора), прекратив уголовное дело в отношении подростка, совершившего преступление, не пред­ставляющее большой общественной опасности, и учитывая, что его исправление возможно без применения к нему уголовного наказания, направляет все матери­алы в комиссию по делам несовершеннолетних. А ко­миссия в зависимости от характера действий виновного и его личности применяет к нему принудительные вос­питательные меры. Какие же? Эти меры перечислены в ст. 63 УК РСФСР. На виновного может быть возло­жена обязанность публично извиниться перед потер­певшим. Обычно это происходит в зале судебного засе­дания, на общем собрании коллектива по месту рабо­ты, учебы или жительства. Иногда извинение прино­сится в личном письме, в заметке в стенгазете. Другая принудительная мера воспитательного характера — объявление выговора или строгого выговора, а также предостережения. Это делается непосредственно на су­дебном заседании. Но зачастую, с целью наибольшего воспитательного воздействия на виновного, по опреде­лению суда подобные наказания объявляются на об­щем собрании коллектива или общественной органи­зации по месту учебы, работы или жительства подро­стка, а также в стенной печати.

Подчас подросток совершает правонарушение, не представляющее большой общественной опасности, и тем не менее оно нанесло пострадавшему определен­ный материальный вред. Несовершеннолетний обычно не имеет собственных средств, и причиненный им вред возмещают по закону те, кто занимается его воспита­нием родители, опекуны, усыновители, детские уч­реждения и т. п. Об этом у нас будет отдельный более подробный разговор. Здесь же мы остановимся только на тех случаях, когда обязанность возместить причи­ненный ущерб возлагается непосредственно на самого несовершеннолетнего. Если подросток, достигший 15-летнего возраста, имеет постоянный самостоятель­ный заработок (зарплату, стипендию, пенсию), а сумма причиненного им материального ущерба не превышает 20 руб., то суд вправе возложить на него обязанность возместить этот ущерб. Он возвращает пострадав­шему определенную сумму денег либо взамен ис­порченной или украденной вещи возвращает другую, исправную вещь. Может быть применена и такая достаточно эффективная принудительная мера воспи­тательного воздействия, как обязанность своим трудом устранить причиненный ущерб, не превышающий 20 руб.

Федя Тикунов, 15 лет, из хулиганских побуждений разрушил цветочную клумбу во дворе. В связи с тем, что поведение подростка не представляло большой общественной опасности, суд освободил его от уголовного наказания, но вместе с тем в качестве принуди­тельной воспитательной меры возложил на него обя­занность—восстановить клумбу и вырастить на ней цветы.

Обычно несовершеннолетние добровольно выпол­няют возложенную на них судом обязанность возмес­тить или своим трудом устранить причиненный ими ма­териальный ущерб. Если же они уклоняются или отка­зываются выполнить решение суда, их заставляют это сделать в принудительном порядке: ущерб взыскива­ется через судебного исполнителя, а устранение причи­ненного вреда собственным трудом — через инспекцию по делам несовершеннолетних.

В тех случаях, когда подросток в связи с правонарушением причинил материальный ущерб на суммусвыше 20 руб., возмещение ущерба производится в по­рядке гражданского судопроизводства. Однако и здесь на несовершеннолетнего в качестве принудительной меры воспитательного характера может быть возложе­на обязанность самому частично возместить ущерб, ра­зумеется, в пределах 20 руб.

Нередко суд, освободив подростка от уголовной от­ветственности, передает его под строгий надзор роди­телям или лицам, их заменяющим. При этом вначале выясняется, способны ли они правильно воспитывать и контролировать поведение несовершеннолетнего. На одном из судебных заседаний рассматривалось дело Виктора Смолякова. Изучив все обстоятельства совер­шенного им преступления, суд пришел к выводу, что подростка можно исправить, не применяя к нему мер уголовного наказания. Мать и отец Виктора просили отдать сына под их родительский присмотр, обещая, что глаз с него не спустят и сделают все, чтобы он больше не нарушал закон. Но при проверке выясни­лось, что сами родители злоупотребляют спиртными напитками, неоднократно привлекались к ответствен­ности за мелкие правонарушения, а отец подростка был даже судим за кражу и судимость с него еще не снята. При таких обстоятельствах трудно было надеяться, что они смогут по-настоящему воспитывать и контро­лировать поведение сына. Вот почему Виктора пере­дали под надзор не родителям, а коллективу цеха, где к тому времени трудился подросток. Такая возмож­ность тоже предусмотрена законом. По ходатайству коллектива трудящихся или общественной организа­ции несовершеннолетний может быть передан им под строгий надзор. С таким ходатайством они обращаются или непосредственно в суд, или в органы предвари­тельного расследования, или в комиссию по делам не­совершеннолетних.

Учитывая личность подростка, характер совершен­ного им правонарушения, семейную обстановку, в ко­торой он находится, суд решает вопрос о назначении ему общественного воспитателя. Затем комиссия по де­лам несовершеннолетних подбирает опытного, автори­тетного человека, который закрепляется за подрост­ком, контролирует его поведение, ведет с ним воспита­тельную работу.

Наряду с тем, что подросток передается под наблюдение общественного воспитателя, к нему одновремен­но могут быть применены и другие принудительные меры воспитательного характера.

Подросток может быть передан под наблюдение отдельным гражданам, которые не являются его родителями или лицами, их заменяющими. Такая передача допускается лишь по их просьбе и когда на этот счет есть прямое указание закона.

Если перевоспитание освобожденного от уголовной ответственности подростка связано с определенными трудностями, по решению суда он направляется в специальное лечебно-воспитательное или учебно-воспитательное учреждение. Это наиболее строгие принуди­тельные меры воспитательного характера к под­росткам, освобожденным от уголовного наказания. Срок, порядок и условия нахождения подростков в специальных лечебно-воспитательных и учебно-воспитательных учреждениях определяются Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних, а также по­ложениями об этих учреждениях.

Следует сказать, что предусмотренные законом принудительные меры воспитательного характера применяются не только раздельно, но и в сочетании друг с другом. Скажем, подростку объявлен выговор или предостережение и одновременно на него возлагается обязанность возместить причиненный материальный ущерб или устранить его собственным трудом. Вместес этими двумя мерами он может быть еще передан под надзор родителям либо под наблюдение коллективу трудящихся или общественной организации.

Суд или комиссия по делам несовершеннолетних систематически проверяет, как осуществляется надзор или наблюдение наднесовершеннолетним. И если убе­дится, что подросток исправился и ведет себя нормаль­но, выносит решение о снятии с него этого надзора или наблюдения. Каждый такой факт свидетельствует о том, что в свое время суд не ошибся, освободив несовершеннолетнего от уголовного наказания и назначив ему принудительные меры воспитательного характера. Оценив всю гуманность проявленного к нему доверия, подросток исправился, стал честно относиться к своим обязанностям перед обществом.

Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top