Вопрос о природе и характере половых различий у чело-века нельзя рассматривать вне общественной оценки этих различий.
Абсолютная биологическая равноценность мужского и женского пола не означает абсолютной их идентичности; напротив, именно в различиях между ними и заключается смысл существования двух полов. Половая дифференциация основана, в первую очередь, на различной роли мужского и женского организма в осуществлении репродуктивной функции, однако у человека в силу его социальной природы половые различия не могут быть сведены лишь к этому. И мужчина и женщина играют в обществе свою социальную роль; при этом социальная роль женщины отличается от социальной роли мужчины и как таковая вполне самостоятельна. Эти различия не обусловлены лишь разделением обязанностей при осуществлении репродуктивной функции, так как социальная роль человека не сводится к его биологической роли.


Индивидуальные половые различия находят выражение в соотношении численности представителей мужскова и женского пола. Различают первичное, вторичное и третичное соотношение полов. Первичное соотношение (соотношение пола зигот) у человека составляет 120— 150 : 100 (120—150 мужских зигот приходится на 100 женских) (С. Stern, 1960; В. И. Кухаренко, 1970 и др.).
Вторичное соотношение (соотношение пола новорожденных) у человека около 103—106 : 100 (Э. Бауст, 1872); в среднем для всех рас оно равно 105,5 : 100 (С. Stern, 1960). По данным Всесоюзной переписи населения 1970 г., вторичное соотношение полов в СССР составляет примерно 104: 100.
Третичное соотношение полов (соотношение представителей мужского и женского пола в зрелой популяции среди способного к воспроизведению населения) различно в разных странах, но практически всюду оно ниже вторичного соотношения. В нашей стране в возрасте 20— 39 лет оно равно в среднем 98,2 : 100 (рис. 2).
В основе изменений соотношения полов лежит неодинаковая смертность представителей мужского и женского пола. Известно, что общее число ранних выкидышей составляет до 25—30% всех зачатий (происходит свое-образный отбор зародышей по их полноценности). При лом оказывается, что соотношение пола зародышей, погибших до третьего месяца беременности, составляет около 160—170 : 100 (С. А. Новосельский, 1958), а по данным некоторых авторов, оно еще выше.
Повышенная смертность особей мужского пола характерна не только для человека, но и для животных.

У животных она связывается с более рискованным поведением самца, борьбой с хищниками, с соперником за самку и т. д., у человека — с опасными профессиями (моряки, военнослужащие и т. д.). Принято считать также, что гетерогаметные (XY) особи имеют несколько сниженную жизнеспособность в сравнении с гомогаметными (XX). Продолжительность жизни самцов самых различных видов, классов и даже типов животных (млекопитающие, птицы, земноводные, рыбы, насекомые и т. д.) меньше, чем у самок. Лишь у 11% видов продолжительность жизни самцов и самок одинакова, и только у единичных видов самцы живут дольше (Y. Hamilton, 1948). Характерно, что более высокая смертность мужчин наблюдается при одинаковых с женщинами условиях жизни.

Более высокую смертность представителей мужского пола В. Л. Геодакян (1973) рассматривает как выгодную для популяции форму контакта со средой. Он считает,  что женский пол реализует преимущественно тенденцию стабилизирующего отбора, а мужской пол—движущую (по И. И. Шмальгаузену). Иными словами, поток информации от среды к популяции реализует преимущественно мужской пол, а от поколения к поколению — женский. При этом оказывается, что более высокая смертность представителей мужского пола не наносит ущерба численности популяции, поскольку последняя лимитируется в первую очередь числом представителей женского пола их репродуктивной способностью. С этим вполне согласуется и значительно большая изменчивость, разнообразие свойств представителей мужского пола в сравнении с относительно большей однородностью женского.

Этот подход довольно хорошо объясняет, почему популяции «выгоднее», чтобы, если уж это необходимо, в первую очередь умирали представители именно мужского пола. Однако следует учитывать, что самая высокая мужская смертность наблюдается в периоды жизни, достаточно удаленные от репродуктивного периода — у человека внутриутробно или же в возрасте после сорока лет. На рис. 3 представлена возрастная динамика различий в соотношении полов в СССР (уменьшение количества представителей мужского пола на 100 представителей женского в каждой возрастной группе по сравнению с предыдущей). Хорошо видно, что наиболее значительные сдвиги соотношения полов происходят в возрасте от сорока до пятидесяти лет.

Все это можно рассматривать и в противоположном концепции В. А. Геодакяна смысле: можно предполагать наличие специальных механизмов, которые обеспечивают нормальное (равное) соотношение полов в ре-продуктивном периоде и на некоторое время прерывают выраженную тенденцию к более высокой смертности мужского пола. Действительно, не вполне убедительным кажется объяснение более высокой смертности мужчин с точки зрения приспособления вида в целом, если она наблюдается в возрастах, не очень важных для репродукции. Скорее все же можно думать о значении гетерогаметной конституции. Кроме того, существует обратное соотношение между продолжительностью жизни и интенсивностью обмена веществ (Y. Hamilton, 1948). В мужском же организме он на 5—6% выше, чем в женском.
Наиболее детально изучено вторичное соотношение полов. Установлено, что с увеличением возраста родителей оно изменяется: вероятность рождения сына тем выше, чем моложе и отец и мать ребенка. В зависимости от возраста родителей это соотношение может значительно различаться. Так, у матерей 18—20 лет оно составило 120 : 100, у матерей 38—40 лет — лишь 90 : 100 (С. Stern, 1960).
У первородящих также рождается относительно больше мальчиков; чем выше порядковый номер родов, тем ниже вероятность рождения сына. Интересно так же, что семьи с потомством одного пола или мальчики или девочки) встречаются чаще семей с равным соотношением, чем это можно было бы ожидать по теории вероятности. В семьях долгожителей вторичное соотношение полов выше.
Давно уже существует мнение, что во время войн и вкоре после них вторичное соотношение увеличивается рождается больше мальчиков. Это мнение было научно подтверждено на материалах рождаемости как впервую, так и во вторую мировую войну. Например, Москве в 1911 —1916 гг. соотношение было равно 104,7 : 100, в 1917 г. оно составляло 106,9 : 100, в 1922— 1924 гг. — 107,4 : 100 (С. А. Новосельский, 1958). Эта закономерность постоянно наблюдается в экстремальных для популяции условиях: число мужчин падает — число мужских рождений увеличивается. Отчетливо изменение вторичного соотношения полов выявляется при анализе рождаемости в предвоенные и военные годы и. некоторых европейских странах, например в Германии в первую мировую войну.
Выдвинута гипотеза о регуляторной обратной связи между третичным и вторичным соотношением полов;
ценность ее сводится к следующему: любое нарушение оптимального соотношения полов взрослых особей вызывает такое изменение в соотношении полов их потомства, которое приводит к восстановлению оптимального соотношения полов в популяции в целом (В. А. Геодакян, 1965). С этим можно согласиться, поскольку нормальное третичное соотношение полов сохраняется до-вольно четко и существуют вполне логически объяснимые зависимости между изменениями третичного и вторичного соотношений.
Однако в качестве регулирующего фактора этой связи В. А. Геодакян выдвигает интенсивность половой деятельности. По его мнению, эта деятельность повышается, когда мужчин становится меньше. В качестве подтверждения приводятся наблюдения, что при большей нагрузке производителя (лошади, свиньи, крупный рогатый скот) в потомстве преобладают самцы, при малой — самки.
Однако у человека эти факторы вряд ли могут иметь такое же значение, как и у сельскохозяйственных животных , не говоря уже о том, что половая активность представителей мужского пола далеко не определяется их относительной численностью.

В настоящее время трудно с уверенностью говорить о конкретных механизмах регуляции вторичного соотношения полов, однако можно выделить некоторые вероятные объекты регуляции. К ним следует отнести сдвиги в соотношении вырабатываемых мужским организмом Х- и Y-сперматозоидов: выше мы говорили, что в составе эякулята обычно значительно больше мужских сперматозоидов (до 150—170:100), причем это соотношение может значительно меняться. Некоторые различия в размерах и других свойствах Х- и Y-сперматозойдов также являются фактором, определяющим вероятность рождения ребенка мужского или женского пола; это может быть как неодинаковая их оплодотворяющая способность, так и некоторая избирательность к ним женского организма. Если к моменту овуляции сперматозоид уже находится в половых путях женщины, больше вероятность рождения девочки, если же он попадает туда после овуляции, возрастает вероятность рождения мальчика (Э. Бауст, 1872). Уже в прошлом веке было замечено также, что беременность мальчиком продолжается неделей дольше, чем беременность девочкой.
Известно, что эякулят содержит не только сперматозоиды, но и другие компоненты. Изменение их свойств и соотношения может оказывать избирательное влияние на неспособность и подвижность Х- или Y-сперматозоидов. Существуют некоторые различия свойств мужской и женской зиготы: мужская зигота больше отличается от материнского организма, чем женская, что имеет определенное значение при имплантации (в эксперименте было показано, что в предимплантационном периоде зигота может вырабатывать антигены, на которые реагирует материнский организм). Известна и неодинаковая устойчивость зародышей мужского и женского пола к условиям внутриутробной жизни, особенно к различным нарушениям течения беременности (например, при токсикозах первой половины беременности наблюдается значительное снижение вторичного соотношения полов — Г. Д. Головачев, 1969).
Все это говорит о сложности процессов регуляции вторичного соотношения полов, и введение понятия «интенсивность половой деятельности» для объяснения ведущего регуляторного механизма, к сожалению, ничего ЗДЕСЬ не проясняет.
Ко всему этому необходимо добавить следующее. Интересная в научном отношении проблема факторов, регулирующих рождение ребенка определенного пола, на наш взгляд, привлекла излишнее внимание неспециалистов. Вопросы регулирования пола время от времени поднимаются в периодической печати; существуют различные «формулы», следование которым якобы дает возможность родителям по желанию получить мальчика или девочку. Вся эта традиция в конечном итоге восходит к Платону: в «Государстве» есть указание на особое «брачное число», в соответствии с которым следует высчитывать время, когда следует «сводить невест с женихами». Однако цель использования этого «брачного числа», по Платону, состоит в том, чтобы «получить детей с хорошими природными задатками и счастливой участью», безотносительно, какого пола будет ребенок Именно в этом современная медицина способна дать вполне квалифицированные рекомендации. Действительно, главное, чтобы ребенок был здоровым, желание же иметь непременно сына следует расценивать как пережиток.

Существуют различия в уровне заболеваемости мужчин и женщин. В целом, у женщин во всех возрастных группах заболеваемость ниже, чем у мужчин. При этом наибольшие различия наблюдаются в пожилом и преклонном возрасте, наименьшие — в среднем. В возрасте 30—39 лет заболеваемость примерно одинаковая за счет резкого увеличения в это время специфически женских (гинекологических) заболеваний.
Заболевания щитовидной железы (в первую очередь диффузный токсический зоб) у женщин встречаются в 6—7 раз, аппендицит — примерно в 2 раза чаще, чем у мужчин. Заболевания из группы коллагенозов у женщин наблюдаются чаще: ревматизм в среднем в 3 раза, системная красная волчанка — примерно в 4 раза.
Женщины в 3—6 раз реже, чем мужчины, болеют язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, в 2 раза — туберкулезом и бронхиальной астмой; значительно реже у женщин бывают психические расстройства и травмы.
Врожденная патология также имеет половые различия. Так, одни врожденные пороки сердца достоверно чаще встречаются у женщин, другие — у мужчин. Поэтому пол больного может быть использован в качестве важного дополнительного критерия при машинном диагнозе врожденных пороков сердца (В. А. Геодакян, А. Л. Шерман, 1971).

Неодинаковый уровень заболеваемости, смертности и продолжительности жизни мужчин и женщин является результатом существенных различий мужского и женского организма, которые могут рассматриваться в нескольких аспектах. Это различия в генетической программе; в темпах роста и дифференцировки организма; мне обмена веществ и составе органов и тканей; в характере реакции организма на одни и те же факторы среды. Так, существует половой диморфизм проприоцептивных и экстероцептивных рефлексов; основной обмен у женщин, как уже говорилось, ниже, чем у мужчин. Выявлены половые различия в деятельности отдельных органов и систем (сердечно-сосудистой, дыхательно пищеварительной и т. д.). В целом, наиболее существенные различия мужского и женского организма заключаются в индивидуальном плане — в выраженной цикличности функций женского организма, в популяционном плане — в значительно большей дисперсии свойств и особенностей мужских особей.

Вопрос о психологических, личностных различиях ( умственные способности, особенности поведения, склонности, отношение к явлениям и событиям действительности и т. д.) мужчины и женщины наиболее сложен, здесь заметно сказывается влияние личных убеждений, привычек, взглядов отдельных авторов. Если какие-либо сведения о общебиологических и физиологических различиях мужского и женского организма принимаются как научный факт, то указанный выше круг вопросов оказывается связанным с установками этического, эстетического, мировоззренческого характера и оценивается с определенной предвзятостью.

Мы ограничимся изложением лишь наиболее общих положений, главным образом для того, чтобы показать исключительную содержательность понятия «пол человека», что необходимо для методологически правильного понимания полового созревания. Важно подчеркнуть также статистический характер указанных различий.

Каждый отдельный человек и общество в целом ценит в представителях противоположного пола различные качества по принципу противопоставления и дополнительности. Это, разумеется, не противоречит признанию общечеловеческих качеств, равно свойственных мужчине и женщине. В 1865 г. Карл Маркс в домашней анкете отвечал на получившие тогда довольно широкое распространение в Англии и Германии вопросы ценимых им качествах человеческого характера: «Достоинство, которое Вы больше всего цените в людях? — простота, в мужчине — сила, в женщине — слабость.
Ваша отличительная черта? — единство цели…» (К. Маркс, Ф. Энгельс.). Разумеется, слова «сила» и «слабость» следует понимать не буквально, но главное — здесь хорошо выражена полярность ценимых качеств. Взгляды, которые, пусть и в полушутливой форме, выразил Маркс, свидетельствуют, во-первых, о признании реальности различий и, во-вторых, об их желательности.

Еще в эпоху Возрождения был сформулирован эстетический принцип: «…современная красота заключается в выявлении полового характера мужчины и женщины» (Э. Фукс, 1911). Во внешности мужчины ценить признаки силы и энергии, тогда как во внешности женщины — признаки, свидетельствующие о ее способности успешно выполнять свои материнские обязанности.

Если с внешними различиями всем и все более или менее ясно, то в вопросе о различиях мужского и женского характера, интересов, склонностей и т. д. больше спорного. Одиозные взгляды здесь проявляются либо в отрицании различий мужского и женского пола, либо в признании реальности этих различий, но с условием, что «слабость» женщины понимается как отрицательное качество или сумма отрицательных (качеств. Однако здоровое общество и каждый нормальный человек всегда высокого мнения о противоположном поле. «Ненависть одного пола к другому и склонность к низкой оценке его всегда была признаком упадка и вырождения индивидуума, если этим свойством отличается он, и целых народов, если это явление получает массовое распространение» (Ф. Пробст, Г. Майзель-Гесс, 1909).

Каких-либо серьезных оснований для утверждения о различиях умственных способностей мужчины и женщины для подавляющего большинства людей быть не может, так как в среднем их умственные способности равны.

Однако здесь проявляется больший разброс свойств и качеств представителей мужского пола. С одной стороны, в истории известно больше выдающихся по уму мужчин, чем женщин, и вполне вероятно, что наиболее выдающиеся представители мужского пола превосходят по некоторым качествам наиболее выдающихся представителей женского пола, но, с другой стороны, «женщина НИКОГда не бывает так глупа, как порою мужчина» (Вейнингер, 1909).
Необходимо подчеркнуть одну очень важную особенность женской психологии, имеющую непосредственное мнение к вопросу об умственных способностях. Женщина может быть умнее и способнее многих мужчин и прекрасно это сознавать, но ей хочется (это психологическая потребность), чтобы конкретный ее избранник был все же по этим признакам выше ее, хотя бы немного. Во всяком случае, никакая женщина ничего против этого не имеет, в отличие от мужчины. И если какая либо женщина умнее своего мужа, то скорее ей приходится быть умнее, чем она специально стремится к этому.

Еще одна особенность женской психологии, может быть, не столь абсолютная, но выраженная достаточно ярко. Если для мужчины достижение или успех другого человека обычно является как бы посторонним, не его и личным успехом (при самой положительной оценке этого успеха), то женщина может испытывать от успеха люби­мою человека не меньшее удовлетворение, как если бы это был ее личный успех. На этом основано отношение многих женщин к мужчинам, по роду своей деятельности привлекающим внимание широкой публики (в первую очередь популярные артисты и т. д.).

В результате этого, при прочих равных условиях, женщина уступает или склонна уступать мужчине пальму первенства, и может создаться впечатление, что у мужчины есть для этого действительные, реальные основания. Полому необходимо различать ситуацию, когда женщина должна решить какой-то вопрос в присутствии мужчины или надеясь на его содействие и когда она вынуждена действовать совершенно самостоятельно. Результат действия мужчины и женщины в аналогичной ситуации в по подавляющем большинстве случаев будет одинаковым, но и поведение женщины в обоих случаях — различно. Отдельные же мужчины сознательно используют это для того, чтобы утвердиться в мысли о собственном умственном превосходстве. О природе такого стремления хорошо сказала Майзель-Гесс: «…это последнее убежище бедняги, на которого другие мужчины смотрят сверху вниз, ибо если не женщина, то кто же тогда будет глупее, чем он?» (Ф. Пробст, Г. Майзель-Гесс, 1909, с. 126).

Фактически прав М. Н. Латинский: «…едва ли ecть что-нибудь на свете, чего женский ум не может одолеть и понять наравне с мужским. Нужно для этого только одно: предмет должен заинтересовать женщину» (1915 с. 82). И поэтому пора перейти к вопросу о различия) в интересах и склонностях, которые накладывают большой отпечаток на конкретные проявления мужского и женского ума.

Некоторые авторы утверждают, что половых различий в склонностях, интересах, поведении мужчин и женщин нет, или же в той мере, в которой они все же допускают возможность существования различий, последние считаются результатом неодинакового воспитания (К. Врохно 1969). Однако это неверно по существу и к тому же нело­гично, так как тогда пришлось бы признать, что принятые различия в характере воспитания мальчиков и девочек не имеют под собой реального обоснования и взялись как бы сами по себе.

Различия в поведении мальчиков и девочек доступны внимательному наблюдению уже в первые дни после рождения. В дальнейшем они становятся все более ярки­ми и отчетливыми; постепенно выявляются различия в склонностях, объекте подражания и т. д. Отрицание всего этого можно объяснить недостаточной наблюда­тельностью, малым опытом, а порой и предубеждением.

Следует отметить, что уже у детей в возрасте после полутора-двух лет отчетливо выявляется большая склонность мальчиков к преобразующей деятельности, тогда как девочки склонны проявлять активность в установ­ленных рамках, границах.

Женщина больше внимания уделяет общим качест­вам, достоинствам и недостаткам предмета, его назначению; мужчина обычно интересуется и его внутренним ме­ханизмом. Разумеется, дело здесь не в способности или неспособности что-то понять и оценить, а в разной направленности интересов.

Половые различия очень хорошо видны при анализе совместной со взрослыми деятельности детей разного по­ла. Предположим, отец выполняет какую-либо домашнюю работу технического характера. Дети разного пола и оди­накового возраста, допустим 3—5 лет, в равной степени готовы помочь ему, но эта помощь и содействие будут выражаться по-разному. Дочь готова что-то принести, подать, ей достаточно участия в общем полезном деле. Сына же это не удовлетворит. Он обязательно стремиться схватить тот же инструмент и сам выполнить работу, подражая отцу в конкретных манипуляциях.

Различие между мальчиками и девочками отчетливо выражается и в школьных делах. Для девочки достаточно того, что она действует так, как с нее спрашивают, лишь бы ей внушили, что в этом есть необходимый смысл. Мальчики же обязательно должны сами понять смысл и значение мероприятия; если они этого не обнаружат, то, как бы их ни убеждали, что он «это нужно», активности не проявляют.

Выше мы подчеркивали статистический характер по­ловых различий, и естественно, что наиболее отчетливо они являются при сопоставлении достаточно больших групп детей обоего пола. Так, обследование 660 мальчиков и 662 девочек в возрасте от 5 лет 9 мес до 6 лет 9 мес показало (А. Молль, 1909), что понятие круга, треугольника, квадрата лучше известно девочкам, они же лучше различают цвета. Мальчики в этом возрасте лучше знают животных, минералы, общественные явления и т. д. Эти наблюдения были подтверждены в последующем другими авторами. Криминалисты указывают, что ошибочные свидетельские показания чаще бывают у девочек, чем у мальчиков: мальчики точнее передают явления окружающего мира, показания же девочек нередко не соответствуют действительности. Дело здесь, разумеется, не в степени искренности и правдивости, а в характере анализа окружающих явлений.

Женский ум больше верит самому авторитету, оставляя без внимания тот путь, которым он пришел к данному выводу» (М. Н. Лапинский, 1915, с. 83). Ум женщины менее ассоциативен, женщина менее склонна к сложным построениям, зато ее ум более трезвый и практичный. Ч. Дарвин (1896) утверждал, что отрасли, в которых мужчина наиболее превосходит женщину, — те, котрые требуют упорного доискивания и продолжительной работы над отдельными мыслями.

Существует интересное мнение об особенностях женского мышления, которое разделяют многие авторы: «У женщины многое происходит в мышлении подсознательно и как бы в готовом виде выходит на поверхность

вывод, а когда ее спрашивают почему, она может привести первый случайный мотив, и не лучший» (М. Н. Лапинский, 1915, с. 82). Отсюда создается впечатление о интуитивном характере мышления женщины, когда он, каким-то особым чувством способна постигать истину приходить к ней не путем логических рассуждений, а ка бы своеобразным «чутьем».

Дело, разумеется, не в особом чутье, а в тонкости восприятия и степени осознанности конкретных мыслительных операций, степени их «подсознательности», что нельзя смешивать с их эффективностью. Во всяком случае главное — способность правильно дойти до истины, независимо от конкретного пути. Здесь прослеживается отчетливая аналогия со сказанным выше: женщине важно общее, конечное свойство, и она меньшее значение придав конкретным внутренним механизмам, будь то механизм работы машины или внутренний ход мысли.

Принадлежность к определенному полу накладывает значительный отпечаток на поведение человека. Быть может, даже выражение «накладывает отпечаток» не вполне точное, так как поведение человека органически является половым, и это не просто отпечаток (что подразумевает некоторое поверхностное воздействие), а глубокая внутренняя сущность.

Термин «половое поведение» имеет два аспекта, а не один, как принято думать. Первый из них — половое в смысле репродуктивное, т. е. поведение в репродуктивно значимой ситуации. Сюда относится все то в поведении человека, что в конечном итоге приводит к появлению потомства; поведение здесь достигает степени половой полярности. Другой аспект — поведение человека в ситуациях, не имеющих репродуктивного значения. Имени этот аспект термина «половое поведение» и не учитывается. Однако мужчина и женщина ведут себя в каждой ситуации соответственно, во-первых, своей общечеловеческой сущности, во-вторых, своей половой и, в-третьих своей классовой принадлежности.

Нет таких ситуаций, в которых мужчина и женщина выступали бы в качестве неких интерсексуальных существ. Это утверждение следует рассматривать как один из важных основ системы полового воспитания. Непонимание природы половых различий приводит к ущемлению прав именно женщины, поскольку фактически в этом случае ей предьявляются требования как к мужчине. Равноправие женщины это не просто равные с мужчиной права и предьявляемые требования, а и наиболее благоприятные условия для проявления и развития ее женкой сущности.

Однакотермин «репродуктивное поведение» нецелесообразно вводить в качестве самостоятельного наряду с термином половое поведение». Последний можно употреблять в принятом смысле, но с учетом вышесказаннго о влиянии половой принадлежности.

Человек, как и любое существо другого вида, ощущает потребность в общении с себе подобными, но притом не только  в узкополовом смысле. При этом социальная природа человека проявляется в том, что многие моменты, биологически относящиеся к репродукции, становятся элементами общения.

Социальный характер человека проявляется во всех аспектах полового (репродуктивного) поведения, начи­ная с полового влечения — основного проявления сексуальности человека; его отсутствие — асексуальность — рассматривается как патологическое явление, следствие психической или физической неполноценности. Направленность и содержание его у мужчины и женщины носит различный характер. «Развитие сделало для культурной женщины цельность и продолжительность чувства одной из самых сильных, захватывающих жизненных потребностей — и для женщины гораздо больше, чем для мужчи­ны, стоящего с ней на одинаковой ступени развития» (Э. Кей, 1907, с. 7).

Основными элементами полового влечения, согласно обще признанной классификации Молля (1909), является стримление к детумесценции и контректации. Детумесция, буквально «выделение» или «отбухание», — выделение продуктов половых желез; контректация — стремление прийти в близкое соприкосновение с представителем другого пола. Разумеется, детумесценция также связана с соприкосновением, контактом, но это специфический контакт, осуществляемый конкретным техническим путем, тогда как контректация объединяет моменты общего стремления к близости, тесному общению. Еще отмечал, что при любви чувствуется сильное желание прикоснуться к любимой особе, и любовь выражается этим способом яснее, чем каким-либо другим. Принято считать, что у мужчины первично стремление к де- тумесценции. У женщины в большей степени выражено стремление к контрактации (желание сближения и общий интерес к любимому человеку); влечение к детумесценции у женщины развивается лишь постепенно, с накопле­нием соответствующего опыта.

Если в характере полового влечения существуют зна­чительные различия, то сила самого влечения одинакова у мужчины и женщины; нельзя смешивать интенсивность желания со степенью его проявления. Наступательный характер репродуктивного поведения мужчины не гово­рит еще о большей выраженности влечения. Дело идет здесь лишь о распределении ролей. Известно, что в тех случаях, где по какой-либо причине мужчина не прояв­ляет должной активности, женщина сама проявляет ини­циативу, но она никогда не склонна делать это вопреки воле мужчины.

Существуют значительные различия и в отношении к потомству. Считают, что у мужчины желание иметь по­томство носит более или менее рассудочный характер. У женщины это желание — существенная составная часть полового влечения и, иногда, единственное побуж­дение к сближению. Не случайно столь часто говорят об инстинкте материнства и значительно реже об инстинкте отцовства. Нередко материнство дает женщине самое большое удовлетворение в жизни, а забота о детях носит порой характер самопожертвования.

Различны и конкретные проявления отношения к де­тям. Пожалуй, один из наиболее ярких примеров — от­ношение к аппетиту ребенка. Известно, что ребенок рож­дается с пищевой доминантой, которая отчетливо выра­жена в первые 3—4 мес, а затем постепенно угасает. Этой доминантой в значительной степени определяется поведение ребенка раннего возраста, на ее основе возни­кают различные условные рефлексы. У матери столь же ярко выражено доминантное стремление накормить ре­бенка, причем это касается не только кормления грудью, что вообще-то вполне понятно, так как является общей биологической особенностью всего класса млекопитаю­щих и к тому же связано с несомненным сексуальным удовлетворением. Эта доминанта у матери сохраняется значительно дольше, чем у ребенка, и имеет для него важное значение. Плохой аппетит ребенка — источник многочисленных огорчений матери, и ее настроение порой находится в прямой зависимости от количества съеденного им. В то же время трудно встретить отца, которому плохой аппетит ребенка мог бы всерьез испортить наст­роение.

Наличие у женщины инстинкта материнства определяет ее большую мягкость, нежность, способность к со­зиданию по отношению к людям вообще, а не только собственным детям. Этим женским качествам порой противопоставляют «мужской эгоизм». Сам этот тер­мин— из политического лексикона суффражисток. Когда то неравноправное положение женщины пытались объяснить именно мужским эгоизмом, а не эгоистической природой эксплуататорского общества. Фактически же эгоизм как личностное качество в равной степени может быть, присущ отдельным представителям и мужского и женского пола. Правда, основанием для разговоров о мужском эгоизме могут быть моменты, связанные исключительно большей бытовой нагрузкой женщины, а порой, к сожалению, и с имеющей различные проявления недостаточной ответственностью части мужчин в семье.

Сама природа накладывает на нормальную женщину больше ограничений, чем на мужчину. Однако в патологических случаях (например, синдром расторможенных влечений) поведение женщины может принимать значительно более асоциальный характер.

Женщина эмоциональнее, все чувства проявляются у нсе ярче и непосредственнее.

Каждая нормальная женщина испытывает потребность нравиться представителям противоположного пола. Если мужчина, как правило, хочет понравиться конкретной женщине и имеет при этом конкретную цель, то жен­щина испытывает потребность нравиться вообще. В процессе полового подбора выработался и такой важный и психический половой признак, как стремление женщины к нарядам, туалетам и т. д.

Конкретными детерминантами полового влечения являются прежде всего выраженность признаков пола, признаки хорошего здоровья и отсутствие каких-либо недостатков психологического, умственного или физического плана. Совокупностью этих качеств определяется уровень выбора (реализация принципа «необходимо и достаточ­на) Следующий этап — конкретный выбор, основанный

на оценке некоторых индивидуальных качеств, присущий именно данному человеку. Это могут быть черты харак­тера, элементы поведения, внутренние и внешние особен­ности (тембр голоса, цвет волос и т. д.). По мере приоб­ретения жизненного опыта, а также под влиянием эстетических и моральных установок половая направленность становится все более дифференцированной.

У каждого человека складывается определенная внутренняя идеальная модель представителя противоположного пола, и конкретный человек с ней более или менее осознанно сопоставляется. Иногда наблюдается своеоб­разный импринтннг: наступает состояние влюбленности без дальнейшего критического анализа объекта. Выраженность этого состояния обычно довольно быстро ослабевает, и на сцену выходит анализ; его результат подтверждает или снимает первоначальное впечатление.

С возрастом идеальная модель становится все абстрактнее и вместе с тем требуется все большее соответствие ей конкретного человека, что порой и мало реально. С одной стороны, это свидетельствует об ослаблении полового влечения, а с другой — о его большей зрелости.

|
Copyright © 2020 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top