Половое воспитание может быть правильным по общему плану, но его задачи по разным причинам могут оказать­ся невыполненными. Важнее рассмотреть неверно на­правленное половое воспитание. Дефектным следует счи­тать такое половое воспитание, которое дает ложное на­правление проявлениям сексуального развития ребенка или же подавляет их.

При этом следует подчеркнуть тесную связь этих двух результатов дефектного полового воспитания: подавление естественных проявлений сексуального развития обяза­тельно приводит к неверной их направленности; в свою очередь, неверная направленность полового воспитания вызывает торможение естественных проявлений сексуаль­ного развития. Поэтому выделение этих двух недостатков полового воспитания условно и оправдано главным об­разом по принципу первичности того или другого из них.

Дефектное половое воспитание почти исключительно связано с некомпетентностью воспитателей. Мы выделя­ем следующие ее проявления. Во-первых, незнание педа­гогами и родителями особенностей сексуального развития ребенка и вследствие этого неверная реакция на проявле­ния этого развития. Во-вторых, неверные собственные ус­тановки в плане взаимоотношений между представителя­ми мужского и женского пола: негативизм или личная обида по отношению к другому полу и в результате этого общая аскетическая установка; потребительское отноше­ние к другому полу. В-третьих, неверные установки в от­ношениях к детям: некоторые люди не хотят иметь детей, стремясь «жить для себя»; другие считают детей своей абсолютной собственностью, которой можно распоря­жаться как угодно. Между тем даже новорожденный ребенок, как он мал и слаб он ни был, является человеком со своей собственной судьбой, существом, требующим не только ухода и заботы, но и уважения, пусть форма этого уважения и не такая, как в отношении взрослых людей. Быть может, кому-то покажется вульгарным по существу абсолютно верное утверждение: распоряжаться судьбой ребенка по своему усмотрению родители могут лишь в первые два месяца его внутриутробной жизни.

Ребенок требует уважения и ответственности родите­лей в процессе его воспитания. При этом следует подчерк­нуть еще одно положение: неверно мнение, что воспита­тель по своему усмотрению может «лепить» из ребенка то, что считает нужным. Эта точка зрения была свойственна средневековым просветителям, но встречается и сейчас. На самом деле, развитие личности происходит под влия­нием внешних условий, но в существенной степени зави­сит и от врожденных склонностей и задатков. Поэтому спорно утверждение о том, что воспитание—это «форми­рование» личности. Воспитание — воздействие на личность в процессе ее развития. Уточнение касается поло­вого воспитания в такой же степени, как и любого друго­го раздела коммунистического воспитания.

Как уже говорилось выше, одна из распространенных ошибок полового воспитания — подавление естественных проявлений сексуального развития, чрезмерная строгость воспитания. Мы покажем, как это в свою очередь приво­дит и к возникновению неверных установок личности.

Чрезмерная строгость полового воспитания подавляет, особенно у девушки, непосредственные моменты полового влечения, снижает эмоциональность и подменяет непро­извольные реакции рассудочной деятельностью, переводя все в область абстрактно-логических рассуждений и оце­нок. Здесь следует подчеркнуть, что нельзя смешивать непосредственное с непроизвольным. Поведение может (и должно быть) осознанным, но вместе с тем оно долж­но оставаться и непосредственным.

Чем же плохо торможение непосредственных реак­ций? Выше мы уже говорили, что поведение человека мо­жет быть естественным лишь в том случае, если между каждый раз заново обдумываемыми и непроизвольными его элементами сохраняется определенное соотношение. Если же обдумывать буквально каждый свой шаг и лю­бой поступок, то поведение становится фригидным, непла­стичным и в конечном счете занудным. Ясно, что это не способствует успеху в личностных контактах. В голове у такого человека всегда тщательно продумываемая прог­рамма взаимоотношений с представителями другого по­ла, в которой предусмотрены мельчайшие детали поведе­ния и всевозможные случаи жизни. Это плохо прежде всего потому, что любая жесткая программа не может охватить все разнообразие возможных ситуаций, и в кон­це концов начинает вырабатываться стереотипная, моно­тонная реакция на различные явления. Кроме того, сле­дует учесть еще одно важное положение: строго говоря, не существуют или же трудно найти абстрактно-логиче­ские доводы в пользу сближения между мужчиной и жен­щиной. Во-первых, при желании можно обнаружить недо­статки у любого человека и на этом основании отвергнуть его,, во-вторых, легко найти различные доводы против сближения: ведь всегда это связано с потерей времени, с различными хлопотами, здесь возможны различные не­ожиданности, в том числе и нежелательные, и, строго логически подходя к этому, оказывается проще вообще избегать контактов подобного рода.

Для абстрактно-логического подхода характерно так­же создание определенного идеала, с которым каждый конкретный возможный объект личностного контакта и сравнивается. При этом часто девушка отвергает доступные объекты и стремится к таким, где она сама объективно не имеет шансов на успех, а время идет. По­жалуй, единственным случаем, когда абстрактно-логиче­ский подход оправдывает себя, причем оправдывает как паллиативное средство, так как многое в жизни уже упу­щено, это случаи, когда женщина уже не первой молодо­сти, по различным причинам не сумев создать полноцен­ной семьи, все же решает завести ребенка, чтобы не доживать свои годы в одиночестве.

Разумеется, не все люди в одинаковой мере устойчивы или неустойчивы к дефектным воздействиям педагогиче­ского плана. Важное значение имеет врожденная выра­женность полового влечения и других проявлений сексу­ального развития, а также и личная привлекательность. Неверные педагогические установки могут быть преодо­лены как в результате выраженности собственного стрем­ления к личностному общению, так и в результате настой­чивости окружающих. В случае же, когда объективно де­вушка не является абсолютно привлекательной и оценка этих ее качеств не бесспорна и все обща, неверное поло­вое воспитание резко снижает шансы на жизненный ус­пех. В некоторых случаях дефектное половое воспитание весьма отрицательно сказывается и на судьбе вполне привлекательных девушек. Хотя половое воспитание — лишь один из аспектов воспитания, правильность или не­правильность его в значительной мере определяет судьбу человека, и народная мудрость, выраженная в поговорке «не родись красивой, а родись счастливой», в существен­ной мере относится и к нему.

Значение непроизвольных реакций в поведении очень велико. Часто лучше получается то, что получается как бы само собой. Разумеется, это оправдано лишь в случае, если сознание контролирует какие-то узловые моменты, определяет какие-то существенные границы поведения. В пределах же этих рационально установленных границ продумывание каждого момента поведения лишь вредно. Сексологи отмечают, что выраженное половое влечение и чувство влюбленности влияет на процессы мышления и на критические способности. Как подчеркивает А. М. Свядощ (1974), это ведет к возникновению аффек­тивно заряженных представлений, делающих мышление кататимным («любовь делает человека слепым»). Однако эта «ослепленность» целесообразна, так как способствует преодолению различного рода задержек, препятствую­щих сближению.

Таким образом, воспитание не должно быть слишком строгим и подавлять естественные проявления сексуаль­ного развития. Крайне вредно, когда родители, а как пра­вило, это бывает мать и другие родственники женского по­ла, начинают выспрашивать у девушки (юноши вообще менее склонны к подобным разговорам): «а что он ска­зал»?, «а что ты ему ответила»? и т. п., до мельчайших деталей, и далее следует подробный инструктаж. Не сле­дует проявлять такого любопытства, нужно предостав­лять все естественному течению, разумеется, при условии, если выработаны основные, принципиальные установки.

Некоторые родители считают, что лучший способ по­лового воспитания — изоляция подростка от сверстников другого пола или сведение контактов к минимуму. Об од­ной из причин вредности этой точки зрения мы говорили в конце первого раздела данной главы. Другая причина заключается в том, что опыт общения с представителями другого пола накапливается с детства, и лишенный тако­го опыта человек всегда будет выглядеть в обществе не­уклюжим. К тому же, как писал А. Молль, «девушке мож­но гораздо лучше привить умение отстоять себя и свою невинность не тогда, когда ее боязливо охраняют от вся­кого мужского взгляда, а скорее тогда, когда общество мужчин является для нее обычным и естественным». Кстати, бывают в жизни случаи, когда де­вушку вот так стараются уберечь от всего, а потом выяс­няется, что, собственно, никто к ней интереса и не прояв­ляет.

Следует подчеркнуть, что правильное половое воспи­тание— это выработка устойчивости к отрицательным влияниям, а не полное их устранение как таковых. К это­му случаю хорошо написано у средневекового немецкого поэта Себастьяна Брандта:

И в башню заточи, иная

родит младенца, как Даная.

А Пенелопу — без надзора —

хоть осаждали ухажеры,

но мужу двадцать лет она

в разлуке с ним была верна!
В первом разделе данной главы мы говорили о вреде, который наносит негативное отношение к другому полу подросткам мужского пола. Интересно, что в нормальной семье мать обычно настраивает сына против женщин и меньшее влияние в этом плане оказывает на дочь. В слу­чае же, если женщина воспитывает своего ребенка одна, наиболее вредное влияние (разумеется, мы говорим лишь о случаях дефектного полового воспитания) она оказы­вает на свою дочь, прививая ей негативизм к мужскому полу. Подавление же естественного влечения к мужскому полу затрудняет не только само замужество, но и после­дующую сексуальную адаптацию, повышает вероятность дисгамии. Последнее, по данным А. М. Свядоща (1974), способствует возникновению женского пассивного гомо­сексуализма.

Таким образом, знание естественных проявлений сек­суального развития ребенка совершенно необходимо для правильного воспитания. Ни в коем случае нельзя подав­лять в ребенке проявлений его половой сущности. Нельзя высмеивать стремление девочки к нарядам, косметике, украшениям и т. д. Задача воспитателя здесь — привить в этом хороший вкус и чувство меры, но ни в коем случае не подавлять этот интерес как таковой. Нельзя подавлять в ребенке интереса к представителям другого пола. На­против, следует всячески укреплять гетеросексуальную направленность, причем совсем не обязательно, чтобы эта вполне определенная направленность была осознанной. Преждевременного осознания ребенком значения явле­ний сексуального развития следует избегать, как это мы уже неоднократно подчеркивали.

Одной из существенных ошибок полового воспитания является стремление сглаживать половые различия, стремление привить убеждение подростку, будто бы меж­ду мужчинами и женщинами нет существенных различий. Здесь следует остановиться еще на одном вопросе, связанном с представлением о половых разли­чиях.

В некоторых работах по половому воспитанию встречается рекомендация прививать подростку «рыцарское» отношение к женщине. Эта рекомендация пуста по суще­ству. Главное — это прививать подростку стремление со­ответствовать образцу «настоящего мужчины», который должен быть деятельным, инициативным, стойким к труд­ностям, способным найти выход из любого сложного по­ложения и вместе с тем не мелочным, готовым помочь более слабому. Выражение же «рыцарское отношение» по сути сводит истинно глубокое уважение к женщине к внешним проявлениям этого уважения. Проявления га­лантности, подчеркнуто предупредительное отношение могут являться лишь способом завоевать успех, добиться у женщины определенной цели, причем такое поведение очень часто сочетается с глубоко потребительским, эго­истическим отношением к ней. Разве редки случаи, когда для того, чтобы добиться своего, мужчина готов чуть ли не становиться на колени перед женщиной, расточать са­мые пышные комплименты, а добившись, потом высмеи­вать женщину за то, что она уступила (нередкая курорт­ная история!).

Следует учитывать также пытливость подростка. Ведь о рыцарских временах есть вполне определенные истори­ческие сведения. Типичная история того времени сводится к тому, что сначала рыцарь (заметим, это сословное, а не этическое понятие!) добивается взаимности своей возлюб­ленной, а добившись, фактически запирает ее в своем замке. Отправляясь в очередной поход (очень хорошо ска­зал об этом Э. Фукс (1911): «…вся жизнь низшего дво­рянства была лишена всякой поэзии. Так или иначе боль­шинство из них занималось разбоем и грабежом»), он запирает ее «на бергамский лад». Ясно, что в выраже­нии «рыцарское отношение к женщине» никакого педаго­гического смысла быть не может.

Плохо, если половое воспитание сводится к мелочной опеке, но плохо также, если дело пускается на самотек. В этом случае в роли «воспитателя» совершенно неожи­данно для родителей может оказаться какой-нибудь жи­вущий рядом оболтус или вообще более старшие или бо­лее «информированные» подростки, а то и развращенные взрослые. Ошибку допускают педагоги и родители, когда они уходят от ответа на заданные ребенком вопросы. Как эмоционально в связи с этим писал Л. Кётчер, «такое на­правление воспитания лишь сильнее возбуждает сексуальное любопытство, заставляя тайно удовлетворяться сведениями, черпаемыми из самых грязных источников, и наталкивая под личиной внешней неприступной наив­ности и благопристойности на самые разнузданные фан­тазии и самые оскорбительные для истинной стыдливости тайные эксперименты». Кстати, по данным Н. С. Нешкова (1969), информацию о половой жизни по­лучали от подруг 74,8% девочек, от родителей — 7,4%, от педагогов —17,8%. При этом из общего числа ничего не знали об опасности венерических заболеваний 63% де­вочек.

Плохо также, если родители дают неверные ответы на вопросы ребенка. Еще Молль (1909) приводил пример, как одной девочке 8 лет мать рассказывала про аиста, который приносит детей, а эта девочка при игре в «папу и маму» проявляла довольно верные и точные знания яв­лений, связанных с продолжением человеческого рода. Нужно признать, что сказку про аиста и сейчас расска­зывают своим детям некоторые родители. В результа­те же, с одной стороны, дети оказываются лишенными иммунитета к непристойным представлениям, черпаемым ими «извне», а с другой, как в свое время писал А. Бе­бель, «девять десятых девушек, выходящих замуж, ниче­го не знают о материнстве и своих обязанностях в браке» (1905, с. 194).

В юношеском возрасте родители должны отвечать на вопросы, касающиеся половой жизни. Разумеется, это нужно делать лишь в общих чертах, так как вопросы собственно сексологии — тема для разговора взрослых людей. Однако следует отметить, что некоторые родители считают необходимым и возможным прививать взгляды на половую жизнь как на нечто аморальное, греховное, будто бы унижающее «настоящую чистую любовь». Не­безынтересно в связи с этим и мнение Ксенократа (IV в. н. э.): «…счастье состоит в выполнении всех естественных актов и состояний, а также в обладании добродетели, свойственной человеку» (цит. по И. И. Мечникову, 1904).

Нередко матери внушают своим дочерям неверное представление о значении так называемого целомудрия. В связи с этим необходимо отметить, что правильное по­ловое воспитание направлено, в частности, и на пред­отвращение преждевременного и раннего начала половой жизни, однако при этом нельзя превращать понятие целомудрия в некую сверхценную идею, когда прививается представление о целомудрии как о достоинстве, которое значимо само по себе как таковое. Как писал в связи с этим литературный критик М. Тригорин, «большинство, считая целомудрие каким-то непреложным требованием, ломает свою природу в угоду этому бессодержательному понятию».

Нужно прививать юноше (девушке) установку на то, что конкретно сексуальные отношения — далеко не все в комплексе отношений между любящими друг друга муж­чиной и женщиной. В основе всего этого гармоничного комплекса лежит чувство любви и взаимного уважения, а сексуальные отношения составляют лишь его часть. Специально же выделять их, к тому же превращая поня­тие целомудрия для девушки в предмет своеобразной спе­куляции, неразумно. В конечном итоге это приводит или к появлению «старых дев», положению, в котором жен­щина часто вызывает сочувствие, или же к появлению матерей-одиночек, в случае, если женщина все же находит в себе мужество и моральные силы в конце концов ро­дить ребенка, пусть и не в рамках официальных семей­ных отношений.

Для того чтобы покончить с этим вопросом, мы на­помним еще, что указанные вредные взгляды на половую жизнь и значение так называемого целомудрия — наследие средневековых религиозных догм и по происхожде­нию они имеют классовый характер.

В древнем мире, и в частности в Греции, половая жизнь находилась «под покровительством богов» и оце­нивалась очень высоко. Под влиянием же церковных уста­новок (вспомним принципы целибата, первородного гре­ха и т. д.) выработалось аскетическое мировоззрение; все, что связано с продолжением рода, стало считаться греховным, нечистым, высшая добродетель связывалась с без­брачием и целомудрием (св. Иероним призывал «срубить лес брака топором девственности»). Здесь как раз к ме­сту будут слова Юлиана Маркузе: «…аскетизм представляется в свете исторического анализа наиболее типичной формой антисоциальной жизнедеятельности». Характеризуя значение монастырей, он писал также и о том, как «поток нравственного разложения разливался из этого источника мнимого спасения души».

По сути дела и теперь еще мы испытываем влияние аскетических установок, хотя форма этого влияния изме­нилась. Во всяком случае именно этим можно объяснить, что вопросы полового воспитания все еще оказываются недостаточно разработанными, а сексологическая помощь в сравнении с общим уровнем медицины находится почти в первобытном состоянии. Как отмечал еще Л. Я. Сосюра, «в течение веков на вопросах пола наросла кора лож­ного стыда, лицемерия и предрассудков». В свою очередь, П. П. Блонский писал о «ханжах, среди которых масса тайных развратников». В 1906 г. была, например, опубликована анкета, где в числе прочих вопросов был и такой: «На каком году со­вершено первое падение?». В связи со всем этим сле­дует добавить также, что и стремление к сохранению фор­мальных признаков девственности может мирно ужи­ваться с самым изощренным развратом.

Отмечая типичные недостатки отношения к половому воспитанию, к сексологии, мы хотим подчеркнуть, что все эти вопросы в нашей стране должны разрабатываться совсем с других позиций, чем это происходит сейчас в ка­питалистических странах, особенно в странах так назы­ваемой сексуальной революции. Вещи нужно называть своими именами, но там, где это объективно необходимо. Чужда нам и атмосфера всеобщего скандала, связанного с «вопросами пола». Недопустимо «смакование» различ­ных подробностей и моментов сугубо интимного характе­ра, рекламный характер литературы по половому воспи­танию и т. д. Вместе с тем неприемлемо положение, когда, как отмечает И. А. Трутнев (1964), такие слова, как «по­ловая жизнь», шокируют многих учителей и родителей.

|
Copyright © 2020 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top