Наряду е осознанием половой принадлежности половое влечение — самостоятельный элемент сексуального развития. Нарушения направленности полового влечения в некоторых случаях могут сочетаться с неверным осознанием половой принадлежности, но так бывает далеко не всегда; во всяком случае, друг из друга эти нарушения не вытекают. При этом неправильное осознание половой принадлежности (или, точнее, неверное чувство половой принадлежности) значительно больше меняет структуру личности, чем нарушения направленности полового влечения, особенно в случаях активного мужского и пассивного женского гомосексуализма. При этом необходимо еще и специально подчеркнуть, что достаточно полное и ярко выраженное осознание половой принадлежности в норме происходит в первые три года жизни и в последующем абсолютно устойчиво к любого рода влияниям, тогда как половое влечение имеет более длительный период формирования и отличается в течение этого периода нет достаточно высокой устойчивостью к «смущающим» воз­действиям. Здесь отчетливо проявляется онтогенетиче­ский принцип: чем ранее компонент личности формиру­ется, тем большие дефекты личности оказываются свя­занными с его нарушением и тем менее они обратимы, и наоборот.

В сексологии до настоящего времени все еще приня­та схема Молля (1909), согласно которой существуют три фазы развития полового влечения: нейтральная (раннее детство), фаза недифференцированного влечения (чаще с 9—10 лет и длительно, иногда до 20 лет или немного старше), фаза дифференцированного влечения (харак­терная для взрослого человека). Попыток уточнения этой схемы до настоящего времени не было, однако она не­верна, что мы и покажем ниже.

Прежде всего, даже маленький ребенок не является сексуально нейтральным. Первый довод в пользу это­го — существование различий в поведении очень малень­ких мальчиков и девочек. Второй довод — неодинаковое отношение ребенка любого возраста к детям своего и противоположного пола.

Было бы ошибкой думать, что половое влечение появляется как бы сразу на каком-то определенном этапе, например лишь в период полового созревания, как это утверждал, в частности, П. П. Блонский (1935). Оказав­шись не в состоянии преодолеть педологические установ­ки, он утверждал, что «нормальное» пробуждение поло­вого влечения, т. е. в период полового созревания, воз­можно лишь при социализме, в других же формациях среда преждевременно эротизирует ребенка и половое влечение пробуждается раньше.

Половое влечение — это прежде всего особое отношение человека одного пола к человеку противополож­ного пола. Стимулом к такому отношению (а оно в свою очередь реализуется в соответствующей деятельности) яв­ляются определенные особенности представителей проти­воположного пола именно как таковых. Половое влече­ние проявляется сначала в относительно малоспецифич­ных формах, но затем его специфичность возрастает. От­сюда следует, что проявления полового влечения могут наблюдаться очень рано и, разумеется, в свойственной возрасту форме. Было бы грубой вульгаризацией подра­зумевать половое влечение маленького ребенка в форме, характерной для взрослого человека (см/ниже). Но некоторые особенности отношения даже маленького ребенка к другим детям могут расцениваться как проявления именно полового влечения; во всяком случае развитие как раз этих особенностей отношения в дальнейшем приводит к характерной специфичной его форме, которую и принято называть собственно половым влечением.
При оценке возможности существования у маленького ребенка полового влечения следует иметь в виду, что это влечение (отношение) реализуется в определенной деятельности, а маленький ребенок по возрасту в своей деятельности ограничен. И несомненно, что истинную степень специфичности отношения трудно распознать вследствие недостаточных возможностей его реализации.
В связи с этим следует подчеркнуть, что отставание возможностей реализации определенных побуждений от момента возникновения и выраженности самого побуждения — одна из важных закономерностей онтогенеза. С одной стороны, это источник различных конфликтов, с другой — объект педагогических усилий.
Вряд ли кто возьмется отрицать, что даже маленькие дети по-разному относятся к представителям своего и противоположного пола, по-разному ведут себя с ними. Но ведь специфичность отношения никак не может быть выведена из осознания собственной и других детей половой принадлежности. Отношение — это всегда результат интеграции собственного, внутреннего, и отражаемого внешнего.

Нередко можно наблюдать, как в младшей группе детского сада мальчик дерется с другими мальчиками, порой обижает их, девочек же он совершенно не трогает, а временами у него как будто просыпается чувство нежности к ним — начинает обнимать их и целовать. Вряд ли в трехлетием возрасте можно ожидать более специфических проявлений, но несомненно, что различия в отношении к представителям своего и противоположного пола — первая и ранняя форма проявления полового влечения.

Наличие специфичных по возрасту проявлений полового влечения подтверждается и тем вполне очевидным фактом, что дети с интерсексуальными чертами вызывают насмешки, порой и неприязнь других детей уже в младшей группе детского сада. Трудно объяснить это наличием лишь внешних отличий, как таковых, так как все дети вообще достаточно отличаются друг от друга — цветом волос, глаз, ростом, степенью упитанности, тем­пераментом и т. д. Но не эти отличия вызывают непри­язнь, а в первую Очередь характерные для интерсексу­ального развития, причем даже маленькие дети очень чутко их улавливают. Это вполне согласуется с тем бес­спорным фактом, что и на взрослого человека наиболее отталкивающее впечатление производят те черты других взрослых людей, которые имеют характер интерсексуальности или сексуальной неопределенности.

Относительно более специфичной формой проявле­ния полового влечения, чем просто различия в отношении к детям своего и противоположного пола, является ко­кетство, характерное для девочек уже раннего возраста. Элементы кокетства могут наблюдаться и у мальчиков, но как явление сексуального развития ребенка оно все же характерно именно для девочек.

Кокетство, или кокетливое поведение, — это ком­плексная непроизвольная поведенческая реакция, в ос­нове которой лежит побуждение привлечь к себе вни­мание. За этим поведением стоит и темперамент, и вы­раженность полового влечения, и другие особенности, ко­торые в отношении взрослой женщины определяются как «половой резонанс». У самых маленьких девочек эта ре­акция может наблюдаться как бы сама по себе, вне раз­дражителя, которому можно было бы приписать сексу­альное значение (термин «сексуальный раздражитель» следует понимать здесь с учетом специфической возраст­ной реакции ребенка).

Половая активность мужчины и женщины в целом одинакова, но ее проявления различны. Активность жен­щины проявляется именно в стремлении привлечь к себе внимание. В этом заключен глубокий биологический смысл. Для мужчины привлечь к себе внимание вообще не так сложно, поскольку его половое поведение активно (порой, если не сказать больше). Активность женщины заключается в стремлении быть на виду, привлечь вни­мание, быть замеченной. Именно в этом смысле можно говорить об инициативе женщины во взаимоотношениях полов. Ведь для того, чтобы начать ухаживание, мужчи­на должен сначала обратить внимание на Женщину, а это во многом зависит от самой женщины, и в этом смы­сле инициатива начала определенных отношений ока­зывается принадлежащей ей, осознает она это или нет. Наибольшее разочарование и огорчение женщине доставляет ситуация, где на нее не обращают внимания именно как на женщину.

Эти особенности поведения появляются постепенно и на каждом этапе сексуального развития ребенка имеют разный характер. Помимо кокетства к ним относятся та­кие, свойственные в первую очередь женщине, явления, как стыдливость, застенчивость, у девочек определенного возраста — такая своеобразная реакция, как стремление к демонстрации половых органов (см. ниже).

Обычно стыдливость наблюдается после 5—6 лет, и сначала она выражена неотчетливо; в последующем чув­ство стыдливости усиливается по мере процесса полового созревания. Сначала она носит преходящий характер, проявляется периодически, а затем становится постоян­ной, причем степень ее зависит от индивидуальных осо­бенностей, а также и от особенностей семейного быта: стыдливость не переходит нормальных границ и не превращается в жеманство, если в семье не придают излиш­него значения случайному обнажению тела.

С проявлением вторичных половых признаков стыдливость становится более выраженной; сначала она выражена по отношению ко всем, но в дальнейшем — лишь по отношению к представителям противоположного по­ла. Стыдливость — характерная черта полового поведе­ния девочек.

Близко к стыдливости стоит и застенчивость. Общее значение этих двух явлений сексуального развития де­вочки можно понять лишь в свете изложенного выше во­проса о значении для женщины привлечь к себе внима­ние мужчины. Сложность полового поведения женщины заключается в необходимости с достаточной степенью ве­роятности привлечь к себе внимание, но ни в коем случае при этом не быть подобно мужчине напористой, активной. Специфическая «женская» активность прояв­ляется в виде стыдливости и застенчивости, смысл кото­рых состоит в том, что хотя женщина и привлекает вни­мание мужчины, оказывается на виду, но как бы против своей воли, против своего желания. Истинный смысл застенчивости н стыдливости (но не жеманства) отчетливо виден в том, что именно эти качества женщины, ее пове­дения являются для мужчины выраженным сексуальным стимулом.

Как утверждал С. Холл, «застенчивость женщины есть лишь стимул ко всяким проявлениям ухаживания» (1913, с. 66). Стыдливость имеет и другой, дополнитель­ный смысл. Как писал Л. Кётчер, «чувство стыда воз­никло ради отстранения несвоевременного или нежела­тельного сближения с представителем другого пола. Оно представляет собою инстинктивное выражение того органического обстоятельства, что для любви теперь не время» (1911, с. 63).

В том же примерно возрасте, когда нарастает стыдливость, или немного позже у девочек наблюдается стремление привлечь к себе внимание демонстрацией своих половых органов детям того же возраста, иногда родственникам (6—8 лет). Это вполне нормальная реак­ция, за исключением тех случаев, когда это специально делается перед мальчиками значительно более старшего возраста, а тем более перед взрослыми мужчинами. Фор­ма такой реакции обусловлена тем, что девочка ощущает инстинктивное стремление привлечь к себе внимание именно как представительница женского пола, но дру­гих способов для этого она еще не знает. Подобную ре­акцию не стоит рассматривать как патологическую.

В связи с изложенным выше стоит вспомнить вывод П. П. Блонского о том, что «девочка эротизируется имен­но тогда, когда она является объектом рассматривания; она предлагает себя рассматривать, и редко она эротизи­руется в качестве субъекта рассматривания» (1935, с. 54). Он же подчеркивает, что в «мужских воспомина­ниях о дошкольных сексуальных впечатлениях доминиру­ют зрительные (случайные или с подсматриванием), тог­да как в женских воспоминаниях — это в большинстве случаев действия» (там же, с. 55).

В принципе стремление привлечь к себе внимание — специфически женская черта. Это подтверждается, в частности, и характером женской одежды (декольте, различные обтягивающие наряды). Стремление привлечь к себе внимание наблюдается и у некоторых мужчин, но, в отличие от женщины, это или проявление болезненного тщеславия, или же в той или иной степени переход к патологии; наиболее ярким проявлением этой патологии является наблюдающийся лишь у мужчин (и это не случайно) эксгибиционизм.

Следует отметить, что в течение длительного периода мальчики также проявляют интерес к мужчинам, но при­рода его совсем другая, чем у девочек. Если в основе ко­кетливого поведения лежит стремление привлечь к себе внимание, интерес к человеку как представителю другого пола, то в основе интереса мальчиков к взрослым мужчинам лежит интерес к их занятиям.

Примерно в том же возрасте, когда наблюдается демонстрация половых органов девочками, наблюдаются и игры с сексуальным содержанием. В этом возрасте (6-8 лет) полностью сохраняется интерес детей к игровой деятельности, причем она приобретает устойчивый ролевой характер. Этим объясняется появление таких хорошо известных игр, как «дочки-матери», «папы и мамы», в «доктора». Эти и им подобные игры носят характер системы действий, отражающих представление детей о содержании указанных ролей. В сексологической литера­туре они получили название «сексуальных», что не вполне верно, так как эти игры лишь этап в развитии игровой деятельности, ролевые игры с сексуальными элементами содержания. Естественно, что при этом обыгрываются наиболее доступные пониманию ребенка роли: «папа», «мама», «дочка», с которыми он постоянно встречается в семье и на исполнении которых семья по сути дела и строится. Игра в «доктора» также вполне понятна, так как детский врач — лицо, с которым ребенку нередко приходится встречаться с самого раннего возраста.

Таким образом, специальной сексуальной направленности в этих играх нет, и поэтому собственно «сексуальными» их называть нет оснований. Но в этих играх есть элементы сексуального характера. Дело в том, что в возрасте 6—8 лет еще сохраняется интерес к признакам половой принадлежности, к половым различиям. При этих играх, особенно при игре в «доктора», нередко все или почти все участники игры подвергаются довольно тща­тельному «обследованию». При этом, естественно, удовлетворяется любознательность ребенка в отношении половых различий.

К этим играм, так же как и к другим проявлениями нормального сексуального развития, нет оснований относиться настороженно. Но следует их контролировать или вообще пресекать, если в играх участвуют дети с большими возрастными различиями, а также если кто-то из детей, пусть все они одного возраста, проявляет позна­ния, значительно превышающие познания других участ­ников игры.

Выше мы уже подчеркивали основной принцип отношения к элементам сексуального развития ребенка: са­ми по себе эти элементы (проявления) вполне нормаль­ное явление, признак естественного процесса развития. Недопустимы лишь, во-первых, осознание ребенком како­го-то особого значения этих элементов, во-вторых, их систематичность, признаки объединения в систему.

Начиная с возраста 5—7 лет, нередко и раньше, у де­вочек развивается более или менее осознанное стремле­ние к украшениям, нарядам и т. д., причем, как и в других сторонах сексуального развития, многое зависит от природной индивидуальной склонности, а многое — и от характера воспитания. Важно подчеркнуть, что все это явления одного круга.

Согласно мнению Молля, разделяемому современны­ми сексологами, вслед за фазой сексуальной индиффе­рентности наступает фаза недифференцированного вле­чения, или юношеской интерсексуальности. Однако для ее выделения тоже нет оснований. Отдельные же явле­ния интерсексуального характера у некоторых подрост­ков возникают на фоне нормально направленного поло­вого влечения более раннего возраста.

В пользу существования юношеской (вернее подростковой) интерсексуальности приводятся обычно хорошо известные случаи возникновения эрекции, например, при физическом напряжении, борьбе с товарищем, при тряс­ке в автобусе и т. д. Введенное нами понятие элементар­ной сексуально значимой реакции и процесса созревания функциональной сексуальной системы отчетливо вскры­вает неправомерность такой интерпретации указанных явлений у подростков.

У некоторых подростков, чаще 15—16 или даже 16— 17 лет, действительно могут наблюдаться преходящие яв­ления гомосексуальной направленности. Само по себе рассмотрение причин возникновения гомосексуализма не входит в предмет данного изложения. Однако необходи­мо указать некоторые педагогические моменты. В основе неверной направленности полового влечения на этапе, близком к его реализации, лежит возникающий у неко­торых подростков и носящий вторичный характер негативизм к женскому полу. Причиной его может быть неверное половое воспитание: нередки случаи, когда роди­тели (обычно мать) всячески настораживают мальчика в отношении девочек и женщин. Порой подросток слышит от матери, что, женившись, можно попасть «под каб­лук» или что общение с женщинами может привести к заражению «дурной болезнью». В результате формирует­ся неверная установка личности в столь важном ас­пекте.

Негативизм подростков может быть обусловлен и чрезмерной феминизацией школы: педагогический коллектив представлен почти исключительно женщинами на всех «руководящих» постах, как правило, девочки; oопределённый негативизм у подростка, естественно склонного к самоутверждению, вызывает и тот факт, что девочки раньше вступают в период полового созревания с хатрактерным ускорением роста, физического развития и т. д. На этом этапе возникает определенное отчуждение между мальчиками и девочками. Но при этом очень важно, что мальчики на время замыкаются в собственном круге, тогда как девочки уже приобретают более специфический интерес и к людям более старшего возраста.

Негативизм к женскому полу может дать неверное направление попыткам удовлетворения полового влечения; первые же специфические ощущения сексуального характера закрепляют эту неверную направленность формируется извращенный сексуальный стереотип (см.1 ниже).

Любовь — специфическая форма проявления полово­го влечения, как и другие его проявления, имеет возрастные особенности. Естественно, не следует проводить пол­ной аналогии детской любви с любовью взрослого человека. В сексуальном развитии ребенка можно выделить ряд периодов, когда способность к любви и ее проявле­ния становятся более отчетливыми.

Первый период — возраст около 3 лет. Обычно в это время ребенку очень нравится какой-нибудь мальчик или девочка (причем всегда мальчику — девочка, девоч­ке — мальчик). Это может быть любовь к сверстнику или ребенку более старшего возраста. Характерный при­мер. Девочка 3 лет, приехав к бабушке, проявляет боль­шой интерес к соседскому мальчику 12 лет. Она постоян­но расспрашивает о нем, просит рассказывать о нем мать или бабушку. В его присутствии явно смущается, крас­неет, опускает глаза.

Второй период — возраст 7—8 лет. Чувство любви в это время также обычно малоосознанно. Оно проявляет­ся во взаимной нежности, подарках, выраженном стремлении к общению. Иногда наблюдается своеобразное со­четание чувства нежности и стремления причинять (как правило, мысленно) какую-либо обиду, боль, причем сама мысль об этом, не говоря уже и о ее реализации, резко усиливает чувство нежности и жалости (своеобразная амбивалентность). Заслуживает внимания момент воз­действия на объект любви, действенный характер этого чувства.

Третий период — возраст 12—13 лет. Для любви в этом возрасте характерны элементы фетишизма. Сохра­няется и свойственное предыдущим периодам стремле­ние к общению, порой жгучий интерес к объекту любви. Особое внимание обращается на какой-то компонент внешности, например волосы особой длины или цвета, ноги. Интересна иррадиация чувства любви — может очень нравиться какая-нибудь девочка (мальчик), а за­одно и ее подруга (товарищ), причем не в ущерб чувст­ву к «основному» объекту, а именно благодаря ему. На­блюдается стремление к общению, совместным играм, взаимной помощи. В течение всего периода любви — постоянные мысли об объекте, и никакие отключения здесь невозможны. Могут быть и проявления ревности, стремление подражать объекту любви, у девочек же­лание быть побежденной в игре определенным маль­чиком.

Следующий период — возраст 15—17 лет и несколько позже — юношеская любовь. Ее характеризует тенден­ция к личностному общению, взаимному уединению — совместные прогулки, разговоры, обсуждение разных проблем. Главное здесь — познание личности объекта любви, это уже почти «взрослая» любовь.

Половое влечение нормального взрослого человека сложное многокомпонентное явление, побудительная ос­нова специфической деятельности, которую принято называть половым поведением. В определенном смысле половое влечение — это программа полового поведения плюс стимул к ее реализации, половое же поведение — реализация программы и одновременно признак ее наличия.

Общие особенности перечисляемых ниже компонентов полового поведения человека — это, во-первых, их направленность на лицо противоположного пола, некоторые специфические половые особенности которого и служат стимулом к такому поведению, и, во-вторых, при стремлении в принципе к осуществлению по возможности всей программы в полном объеме, возможность удовлетворения и при частичном ее осуществлении.

Компоненты полового поведения:

  1. Наблюдение (вернее, рассматривание).
  2. Общение (непосредственный контакт типа совместной деятельности, разговор и другие формы общения, содержание которых зависит от характерологических особенностей конкретного человека, его личностных? свойств).
  3. Прикосновение (объятия, поцелуи и т. д.).
  4. Генитальный контакт.

В удовлетворении полового влечения многое зависит от установки личности (не только общей установки лич­ности в сфере половых отношений, но и конкретной установки на ближайший период времени), и в этом, в частности, проявляется специфический характер полового влечения и поведения у человека. Хотя, как говорилось выше, наиболее полное удовлетворение достигается в случае реализации всех перечисленных пунктов (при этом второй и третий выражают стремление к контректации, а четвертый к детумесценции), несомненное удов­летворение может быть и при частичной их реализации, — если такой была установка, которая, в свою очередь, вырабатывается с учетом конкретных условий, возможностей и не определяется полностью выраженностью влечения.

Наряду с общими для мужчин и женщин моментами полового поведения есть и специфические. Так, для женщины в существенно большей степени, чем для мужчины, имеют значение ситуации, когда она пользуется вниманием (именно как женщина, а не только вниманием во обще), «имеет успех», что в определенной степени реализует стремление к «половой отдаче» (не следует понимать это стремление прямолинейна и вульгарно). Для мужчины же большее значение имеет возможность ухаживания, та или иная степень реализации стремления к «половому обладанию».

Для удовлетворения полового влечения существенна возможность находиться в ситуации, которую можно обозначить как сексуально значимую. Присутствие на разного рода вечерах, в том числе вечерах танцев, не обязательно означает осознанное стремление к генитальному контакту (напротив, как раз последнее в качестве само­цели — признак или низкого уровня развития личности, или же развращенности), и не все их участники поль­зуются «успехом» в желаемой ими степени, однако само личностное общение именно с представителями противо­положного пола уже дает определенное удовлетворение и своеобразную разрядку.

Вопрос об удовлетворении полового влечения до настоящего времени не получил принципиальной разработки и трактуется неверно. Распространено мнение, буд­то бы удовлетворение полового влечения возможно лишь в случае достижения оргазма, при генитальном контакте. У сексологов существует понятие «петтинг». Под ним, согласно Г. В. Васильченко (1969), А. М. Свядощу (1974) и другим, подразумевается преднамерен­ное вызывание оргазма искусственным возбуждением эрогенных зон при двустороннем, но не генитальном контакте; другое определение петтинга (A. Kinsey, 1948) отличается от этого лишь исключением момента преднамеренности. Не вдаваясь в обсуждение значения этого вопроса для сексологии, мы хотим лишь подчеркнуть ошибочность положения сексологов, согласно которому удовлетворение полового влечения всегда связано с оргазмом, вызван он генитальным или экстрагенитальным путем. Последнее имеет значение для женской сексоло­гии, поскольку вследствие диффузной возбудимости женского организма оргазм может быть вызван, в отли­чие от мужчины, раздражением различных рефлексоген­ных зон, в том числе во время танца. Однако и для жен­щин, как и для мужчин, неоргастические моменты име­ют главное значение при личностном общении с предста­вителями другого пола.

Правильное понимание возможностей и способов удовлетворения полового влечения имеет важное педагогическое значение, что, собственно, и побудило нас обра­титься к рассмотрению этого вопроса. Выше были пока­заны специфические возрастные проявления полового вле­чения. Естественно, что необходимо существуют и специ­фические возрастные особенности и возможности удов­летворения. Последнее особенно важно в подростковом возрасте, поскольку у подростков половое влечение по­степенно принимает форму осознанного стремления к контакту с представителями противоположного пола. Важно, чтобы форма этого контакта, а следовательно, и удовлетворения полового влечения была педагогически приемлемой. Мнение, что подростки должны подавлять свое половое влечение, как таковое, глубоко неверно и основано на ошибочном убеждении, что процесс удовлет­ворения полового влечения обязательно сводится к гени­тальному контакту, а также и на непонимании того прин­ципиального факта, что не может быть полноценной личности вне половой принадлежности, а последнее, в свою очередь, определяет, хочется этого кому-нибудь или нет, и отношение ко всем явлениям среды и конкретные особенности поведения.

В представленной выше схеме компонентов удовлет­ворения полового влечения ее пункты расположены по нарастанию степени близости контакта. Наиболее ярко специфически человеческие черты полового поведения и особенности личности раскрываются в общении, хотя, ра­зумеется, ряд личностных особенностей находит свое от­ражение и в выраженности тенденции к осуществлению всех указанных компонентов и во внимании и времени, которое избирательно уделяется каждому из них. Содер­жание полового влечения и, соответственно, его проявле­ния определяются свойствами личности, выраженность влечения — соотношением активности половых желез и чувствительности к половым гормонам центральной нерв­ной системы и исполнительных органов.

Стремление к общению и половое влечение тесно свя­заны: в основе их лежит потребность в дополнении. С од­ной стороны, некоторые моменты общения — проявление и одновременно реализация полового влечения, с другой, половое влечение — один из компонентов общего стрем­ления человека к общению, часть которого представлена стремлением к специфическому половому общению. Здесь важно подчеркнуть, что разработка вопросов удовлетворения полового влечения необходима для повышения культуры общения и поведения человека в целом. Пол­ноценное этическое и эстетическое воспитание также невозможно вне полового воспитания, причем половое влечение может быть использовано в качестве положи­тельного стимула. Известно, например, что отрицатель­ные явления, в частности употребление спиртных напит­ков, в существенной части обусловлены неумением под­ростка вести себя в обществе, особенно в женском.

|
Copyright © 2020 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top