Понятие половой принадлежности — важнейший эле­мент как сексуального развития, так и развития лично­сти в целом, — к сожалению, не получило должного ос­вещения в педагогической и психологической литературе. Выделение его в качестве самостоятельного элемента по­зволяет понять многие явления в развитии ребенка.

Как подчеркивалось в главе I, вне половой принадлежности не может быть человека, и ее осознание проис­ходит очень рано. Даже в примитивных языках каждый предмет отнесен к определенному полу. Мышление и речь невозможны вне половых (родовых) форм.

Уже до года, как правило, дети довольно хорошо различают половую принадлежность взрослых людей. Важ­ную роль при этом играет обучение, так как мать, пока­зывая на того или иного человека, обязательно называет его «дядя» или «тетя», «мальчик» или «девочка».

Ребенок способен различать пол других людей не только по какому-то относительно простому признаку, например по очкам, если все «дяди», которых он видит, их носят, или по одежде, волосам и т. д., но и по чертам лица. Эта способность маленького ребенка решать столь сложную перцептивную задачу заслуживает внимания и высокой оценки.

Способность различать людей по полу выявляется у большинства грудных детей после 7—8 мес, но в отдель­ных случаях это наблюдается и раньше. Особенно отчетливо это видно в период, когда по разным причинам у грудного ребенка появляются элементы негативизма. При этом, как правило, ребенок избирательно боится посторонних мужчин или женщин или, напротив, оказываетпредставителям одного пола явное предпочтение. Именно появление такой реакции, хорошо известной педиат­рам, но, по-видимому, неизвестной сексологам, и дает возможность довольно точно датировать овладение ребенком соответствующей системой признаков.

Различение половой принадлежности других людей — хронологически первый компонент самого этого понятия. Именно поэтому такие слова, как «дядя» и «тетя», означают для ребенка именно половую принадлежность, а не степень родства. Даже от младших школьников можно услышать: «Мой папа — дядя Леня» (разумеется, имя собственное здесь может быть любым).

К 3 годам дети хорошо знают собственную половую принадлежность. В этом также важную роль играет обучение, так как мать постоянно подчеркивает в обращении к ребенку: «ты мальчик» или «ты девочка» (как правило, в сочетании с эпитетом «плохой» или «хороший»). Сначала ребенок принимает это определение на веру, но в 2—4 года, чаще ближе к 3 годам, он начинает анализировать признаки собственной половой принадлежности.

В специальной сексологической литературе существует термин «половое любопытство» (А. М. Сводощ, 1974 и др.). Под этим подразумевается наблюдаемое у детей в 2—4 лет стремление к разглядыванию и ощупыванию своих половых органов. Однако определение сексологов неверно. Дело в том, что к этому возрасту ребенок способен сравнивать свойства окружающих предметов и успевает уже изучить строение своего тела. Он знает назначение некоторых органов и частей тела — рук, ног, глаз, ушей, языка. В это время закладываются навыки коллективного общения, и ребенок начинает определять свое место среди других людей, более полно вживается в окружающий мир. Но это возможно лишь при постоянном сравнении себя с другими и постоянной оценке различий. При этом выясняется, что если глаза, руки, ноги есть у всех людей, то что-то есть не у всех, что по некоторым признакам все мальчики отличаются от девочек.

Так, трехлетний ребенок сначала полувопросительно-полуутвердительно обращается к отцу с вопросом относительно отсутствия у последнего грудных желез и наличия некоторых признаков, отсутствующих у матери, а затем с аналогичным вопросом к матери. Затем он уже утвердительно говорит «я — мальчик» или «я — девоч­ка» и в случае, если это отрицается, например в шутку, взрослым, может привести в качестве доказательства факт о наличии или отсутствии соответствующего призна­ка. При этом главное для ребенка — самому убедиться в своей половой принадлежности, свое внутреннее чувство; доказывать же другим, что он мальчик (девочка), ребе­нок будет лишь в случае явного отрицания характера принадлежности. Далее констатации факта в этом возра­сте дело не идет, поскольку назначение наружных поло­вых органов вполне объяснимо в этом возрасте экскре­торными моментами. Лишь в последующем, когда осо­знается факт, например, эрекции и ее появление необхо­димостью мочеиспускания объяснить нельзя, встает и вопрос о назначении этих органов.

Истинным же половое любопытство становится лишь у подростков, в период, когда они осознают факт нали­чия особых отношений между мужчинами и женщинами, вытекающих из существующих между ними различий, в том числе и анатомических. При этом осознается пар­ность, дополнительность полов, тот факт, что имеющиеся у мужчин и женщин особенности определенным образом дополняют друг друга, и на основе этого возникает не­обходимость — возможность каких-то особых отноше­ний. Именно это и является объектом полового любопыт­ства.

Интерес к собственному телу пробуждается вновь обычно у старших подростков, и отношения к половому любопытству это также не имеет. Это более высокий, чем у детей 2—4 лет, этап познания собственного тела, так как здесь оценивается уже комплекс признаков и к то­му же меняются мотивы: в основе этого интереса лежит, во-первых, необходимость анализа происходящих изме­нений, столь характерных для данного возраста, а во- вторых, изменения системы ценностной ориентации в плане самоутверждения (особенности внешности в это время впервые становятся важным элементом этой си­стемы) .

В норме естественно возникающее чувство половой принадлежности устойчиво ко всякого рода вторичным влияниям, и было бы неверным на основании опыта воспитания детей с гермафродитизмом говорить о возможности внушения определенной установки о половой принадлежности. У детей же с интерсексуальными признаками (а это довольно редкая форма эндокринной патологии) врачу совместно с родителями действительно при­ходится решать вопрос: как воспитывать ребенка — как мальчика или как девочку, причем педагогические мероприятия обязательно сочетаются с хирургическими и гор­мональными воздействиями, способствующими закреплению половой направленности.

Само по себе правильное осознание половой принадлежности далеко не всегда гарантирует поведение, соот­ветствующее образцовым представлениям о деятельности человека определенного пола. Каждый школьник должен иметь твердое убеждение, что его половая принадлежность обусловливает для него необходимость совершенно определенного поведения. Задача педагогики здесь не только вырабатывать такое убеждение, но и способство­вать формированию четкого представления о том, каким должен быть «настоящий мужчина» или «настоящая женщина».

|
Copyright © 2020 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top