Две трясущиеся старушки выходят из комнаты с бархатными портьерами. Широкополые шляпы покоятся на собранных в пучок волосах и шпильках. Старушки что-то обронили, они вечно что-то роняют, что-то падает у них из сумочек, набитых всякими благоухающими вещицами: расческами, монетками, мятыми кружевными платочками... Здесь же фотография работы фотоателье Свенссона 1876 года. На фотографии—чиновник, с нафабренными усами, глядящий прямо перед собой, он всегда так смотрел, помнишь? Но сами старушки уже ничего не помнят. Каждое забытое воспоминание прочертило свою тонкую бороздку на их коже, которая морщинится еще больше, когда они трясут головами. Сколько их, этих воспоминаний, жаль только, что память их ослабела! Но у старушек и так хватает дел: можно беседовать, поливать цветы, готовить завтрак, ссориться с директрисой из-за еды и судачить о тех, кто живет рядом, кто думает иначе, чем они. Они-то думают одинаково.


Одинаково, одинаково!—восклицают они тихо и кивают друг другу. Кивают, кивают, словно китайские болванчики, и им не нужно даже разговаривать, когда они гуляют по парку. Порой голова одной старушки поворачивается вправо, а другой—влево, и тогда они смотрят одна на другую и думают: как же она постарела! Сколько у нее морщин! И кожа совсем желтая! Она слишком мало ест. Всю жизнь она была такая хрупкая.
И они, словно сговорившись, садятся на скамейку. Она стоит у самых ворот, которые всегда заперты, их открывают только с разрешения директрисы. Старушки сидят у ворот, и, когда я вхожу, они кивают и кивают мне, и одна из них машет рукой в белой перчатке, а другая шепчет что-то ей на ухо, потом обе смотрят на меня голубыми глазами.
— Может, я могу чем-нибудь вам помочь?
— Помочь? О нет, нет!—И они спрашивают:—Разве это не Вы?
— Кто?—спрашиваю я.
— Тот, кого мы ждем,— говорят они.
— А кого вы ждете, сударыни?—спрашиваю я.
Они хихикают, обнимают друг друга и чуть слышно отвечают:
— Этого мы не знаем, ведь мы его еще не видели.
— Кого?—опять спрашиваю я.
Улыбка застывает у них на губах, их личики сморщиваются.
— Какой дерзкий,— говорит одна из них.
— Не надо с ним разговаривать,— говорит другая.
— Но,сударыни, я только хотел узнать...
Они удаляются, нетвердо бредут в свою комнату с фотографиями, креслом, которое когда-то принадлежало чиновнику, и цветами в горшках.
— Нет, мы ждали не его,— говорит одна.
— Да,— соглашается другая,—не его. Но завтра, завтра!..
И они улыбаются друг другу, как люди, которых связывает общая тайна.

Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top