Девственность давно уже потеряла свою ценность для девочки. Это раньше считалось, что, взяв замуж «опытную» женщину, мужчина тем самым покрывал себя если не позором, то сомнительной славой.

А сегодня? Если девочка не занимается сексом, значит она либо не­здорова, либо какая страшненькая, что никто на нее внимания не об­ращаем. Но ведь это не совсем правда. Гормоны не у всех одинаково играют. Одних девчонок нестерпимо влечет к парням, они рано взрослеют. Помнишь нашу Жанку? За ней табуном мальчишки ходи­ли в восьмом классе только из-за того, что у нее грудь была большая (как тогда казалось), ей лестно было это. Она тогда была круче всех. А потом, когда в 10 такая грудь как у Жанны уже не считалась супер достижением, она утратила свою уникальность, но внимание-то мальчиков терять не хотелось, чем она могла еще угодить им? В ту пору у мальчишек начался здоровый интерес к женскому полу… Вот она и не отказывала никому. Тогда мальчики поняли, что девочка — безотказный вариант и популярность ее восстановилась.

Но они всего лишь пользовались ей для удовлетворения своих жела­ний. А она, в свою очередь, пользовалась ими, чтобы сохранить свою репутацию всем желанной, популярной. Только вот почему-то за ней закрепилось «девочка легкого., поведения», а за парнями, которые с ней проводили время ничего такого осудительного не водилось. На­оборот, у них считалось, что с Жанной переспать — это как само со­бой разумеющееся.

Мальчишки пользуются нами, мы пользуемся ими. Понятно, что ро­дителям не хочется, чтобы их дети были «как все» каждому родителю верится, что их ребенок уникален в своем роде и достоин самой луч­шей судьбы. Но ведь если для них главным является благополучие дочки, то значит, они должны желать чтобы она была здорова, чтобы чувствовала себя востребованной, желанной, чтобы умела правильно оценивать поступки и намерения мужчин и не позволяла им пользо­ваться собой, не рушила свою жизнь. Можно, конечно же, ставить строгие запреты на секс, но разве это самый лучший способ избежать того, чтобы девчонки корили себя зато, что ими пользуются?

Все равно, природа возьмет свое и, не умея оценивать свое состояние, не понимая свой организм, не понимая поведение мальчиков, а еще и сопровождающее повсюду осуждение нормального, запрограммиро­ванного природой поведения девочки, подарит ей массу комплексов, начиная от собственной внешности и и заканчивая тем, что самоутвер­ждаться она станет тем, что попытается перебрать как можно больше сексуальных партнеров.

Может, было бы проще и честнее объяснить девушке уверенность в том, что процессы, проходящие с ее телом — это естественно и уж ес­ли она решит не сдерживать себя (неизвестно во имя чего), а наслаж­даться всеми радостями жизни, включая и секс, то чтобы делала она это осторожно?

Запрещать девушкам жить половой жизнью (как любят говорить ги­некологи) это равносильно издевательству над ее сущностью. Ведь благополучие в постели это не последний вопрос в будущей счастли­вой семейной жизни.

Вот и маялись мы от придуманной любви, оттого, что считали свои естественные биологические желания постыдными и запретными, от­того, что не умели строить отношения с мальчиками, оттого, что на­ми пользовались, либо от угрызений совести за то, что мы попользо­вались. И еще и перед папочкой с мамочкой стыдно.

Ведь настоящая любовь в 14-15 лет нереальна. И пример шекспиров­ских Ромео и Джульетты не в тему… Во времена Шекспира все было по-другому. Тогда возраст женитьбы был 13-15 лет и мораль общест­венная была совсем другая. В наше время в 14 лет можно страстно желать кого-то, но это плохо оценивается обществом, хотя, некото­рые исследования, о которых любят писать во всяких книгах про здо­ровье доказывают, что девочки лишаются невинности примерно в 14 лет. Значит, несмотря на все запреты и негативное отношение, все- таки идут на эхо. А потом винят себя, жалеют и много лет тратят на то, чтобы разобраться в себе, а порой и вылечиться от последствий своей «влюбленности».

Может что-то не так с нашими взглядами на мир? Ведь все вокруг, начиная от подростковых журналов, и заканчивая фильмами по цен­тральному телевидению кишит насилием и сексом. Везде показывают драки и постельные сцены. И тут же говорят что это постыдно, за­претно. Все как бы говорит секс это приятно, замечательно и модно, но в то же время заниматься им, значит встать на одну ступень с жи­вотными примитивно, отвратительно, аморально. То есть влечение постоянно подогревается, а заниматься сексом нельзя. Куда же вы­плескивается по неудовлетворение? На самих себя и на противопо­ложный пол, на родителей, учителей, на всех-всех.

И если девчонка симпатичная и пользуется спросом у мальчиков, то ей легче живется. А если девочка считает себя некрасивой? Помнишь, у нас в классе было таких несколько. Дурнушки. А на самом деле просто не любили себя, не умели ухаживать за собой. Я недавно встретила Юлю, не помню даже как фамилия. Точнее, она меня встретила, потому что я бы ее никогда не узнала. Такая красотка! А была… без слез не взглянешь. А ничего же не изменилось, просто она решила навести лоск, почистить перышки. Взялась за себя всерьез. Она мне призналась: «Если бы я в школе поняла, что я вовсе не дур­нушка, просто никто не учил, как надо выглядеть, то я была бы не так несчастна. Сколько прелестей от жизни я бы получила тогда! Теперь это вряд ли можно наверстать».

И ведь она права. Все хорошо в свое время. Старшие классы ведь многое значат особенно для девчонок. «…женская внешность нередко решает всю судьбу девчонки и теперь, — пишет Афанасьева, — хотя со­временным красавицам, как и простушкам, приходится проходить все обязательные ступени образования, а потом приобретать профессию, судьба у них особая. У красавицы выбор богаче и в деле и в супружест­ве. Что лукавить: ей всегда будет оказано предпочтение перед други­ми сверстницами, менее привлекательными».

А всегда ли? И что такое красота? Дурнушки, на мой взгляд — это те, которые сами считают себя такими. Есть еще одна поговорка: «Нет некрасивых женщин, есть неухоженные» И даже у самых известных супермоделей полно комплексов по поводу своей внешности и есть такие, про которых мужчины говорят «я столько не выпью», а на са­мом деле ходят за ними табунами.

Чаще всего девичьи комплексы начинают развиваться в то время, ко­гда мальчики впервые на них обращают внимание. Если за девчонкой бегает много мальчишек, то она более уверена в себе, а если никто из мальчиков не обращает на ее внимания, а еще и поддразнивают, то она может настолько себя невзлюбить, что даже в зеркало перестанет смотреться. Значит, мнение девчонки о себе зависит от мнения о ней мальчишек? Неужели мы настолько зависим от них?

Еще один пример. Нередко можно встретить такую семью где-нибудь на пикнике или в кафе, когда дочке кто-нибудь из членов семьи по­стоянно делает шутливые замечания, типа: «А ты, Маня, на капустку налегай, титечки вырастут большие, а то плоская как доска, как же с мальчиками встречаться-то будешь!» или «Ну ты, Валя, на сладкое то поменьше, поменьше., а то придется скоро опять новые джинсы по­купать!» И говорят они такое вроде бы в шутку, по-родительски, мол, дитя свое, поймет. И без желания обидеть, естественно, но не учиты­вают они того, что в возрасте этом Мани и Вали становятся очень чувствительными и любое самое безобидное замечание по поводу их внешности может сильно задеть их, да так, что они стесняться нач­нут, стыдиться.

И встречаешь, потом вот сутулую Валю, желающую скрыть от посто­ронних взглядов свои пышные формы, а попробуй переубедить ее в обратном, в том, что она совсем не толстая, а смотрят на нее потому что она симпатяшка, и грудь у нее привлекательная. Значит мнение девчонки о себе зависит еще и от отношения к ней близких?

А красавицей все восхищаются и дома и в гостях, водят ее как куклу, похвалиться: «Поглядите какая у нас доча-красавица, всем на загля­денье!». И привыкает такая красавица к тому, что она кукла, что бу­дет у нее все, только стоит захотеть, а делать ничего не надо. Но ведь частенько бывает так, что маленькая девочка с красивым огромным бантом вырастает в угловатую, несуразную девушку-подростка, а она же привыкла, чтобы ей все восхищались. Ведет себя так же, продол­жая считать себя любимой и красивой. И в глазах у нее есть такой озорной огонек, что проглядывается сквозь все ее острые локотки- коленки нечто такое милое, задорное и приятное, что все продолжают ей восхищаться.

Значит то, как девчонки относятся себе начинает формироваться с ранних лет и многое зависит от того, как поведут себя родители в это время, поймут ли ее, помогут ли разобраться в себе., но часто родите­лям не до того, они слишком увлечены своими делами, поэтому мо­гут и не заметить во время изменений, страха в глазах дочурки, тре­воги за свою фигуру, и часто они не задумываются над тем, что мы «рычим» и огрызаемся потому что сами в себе запутались.

Если и бы нас научили любить себя и уважать и понимать мальчиков, трезво оценивать свои желания и потребности, отделять свои чувства от физического влечения, научили нас не играть, а жить на полную катушку, нам было бы гораздо проще стать счастливыми и чтобы на­ми могли гордиться наши близкие.

Часто девчонки столько сил тратят на первую любовь, потому что иг­рают во взрослых, не осознают того, что все это лишь гормоны. А сколько можно было бы избежать боли и разочарований? «Ведь первая любовь оттого так и называется, что предполагается наличие дру­гих, последующих. Из ума и памяти выпадает и идеал, рисовавшийся юному воображению, и не вызывает смущения, что тот, кто будет делить с тобой радости и печали, мало схож с героем грез. Тебе с ма­лолетства нравились блондины с голубыми глазами, а выходишь за­муж за брюнета с карими. Ему всегда виделась грядущая жена яркой красавицей, «что невоможно глаз отвесть», а берет за себя маленькую простенькую востроглазую девчонку», — пишет Афанасьева

Первая любовь может сделать девочку смелее, умнее и увереннее в себе, но все может обернуться и трагедией. Ведь «играя» в любовь в первый раз девочка свято верит в искренность своего чувства. Но, заигравшись в свою любовь, девочка нередко тяжело переживает раз­рыв отношений с мальчиком. То, как они расстанутся в первый раз, может оказать большое влияние на ее второй роман, третий и т.д.

И ведь бесполезно убеждать девчонку в том, что это все пройдет и забудется и что впереди много сердечных переживаний и настоящая любовь может прийти довольно нескоро. Это все знают взрослые, прожившие уже довольно длинную жизнь, и обладающие житейской мудростью и опытом, но девчонке этого просто не понять, она не способна в такие моменты думать, размышлять, она вся отдается чув­ствам и переживания для нее дороги, она даже получает удовольствие от того что «страдает» как книжные и киношные героини, это даже может повысить ее авторитет среди подружек, сблизить ее с ними, ведь она, возможно, переживает то, что еще не довелось пережить им… она стала как бы взрослее. А если еще девчонке удалось очаро­вать самого видного мальчика в классе, то тогда она просто королева, о ней все говорят, ей многие завидуют.

А ты никогда не задумывалась, почему есть любимчики и аутсайде­ры? Почему с одним мальчиком ты бы пошла куда угодно, а другого вообще близко не подпустила бы? « Что спорить, даже у птиц и жи­вотных существует определенный механизм отбора, то есть пред­почтения, как женской особи, так и мужской. Борьба идет за луч­шего в своем роде партнера. У людей закон естественного отбора хоть и сильно искажен, но иногда он заставляет говорить о себе в полный голос. И тогда выбор объясняется странным., если он не со­гласовывается с представлениями о ценностях, имеющих хождение в данной среде».

Чаще привлекают к себе яркие личности, которые может быть и не умные вовсе и не сильные. Умные в школе часто вообще не считают­ся лидерами, наоборот, — это считается не престижно… очкарики, зубрилы, зануды… каких только кличек не придумают смышленым. После такого некоторые замыкаются в себе, другие «уходят в оппо­зицию», становятся цепкими, язвительными и злыми, поскольку у них хорошая смекалка, часто могут уколоть в самое больное место, таким образом, мстя за насмешки и непризнание.

И идеалы у нас чаще навязаны кино, компьютерными играми, комик­сами, детскими рассказами и прочими. Поэтому девочки отдают предпочтение красавчикам в «модном прикиде» и с развязными ма­нерами, который знает, как подмигнуть и как ловко сказать пару комплиментиков, а вовсе не тихому, умному, слегка стеснительному пар­нишке, который не бросается в глаза и с которым возможно неудобно было бы появиться на вечеринке, потому что он не к месту и слиш­ком робкий. А девчонке быть рядом с робким — это вообще ужас! А вдруг кто решит ее обидеть… а что если кавалер не защитит? Это ж позор на долгие месяцы! Потом вся школа будет со смаком обсуж­дать эту сценку!

Завоевать сердце «первого парня в классе» — это престижно, это под­нимет репутацию, также как и встречаться с «самой симпатичной девчонкой в классе» для мальчика. Как сороки, которые тащат в гнез­до все блестящее, не разбирая из чего это сделано, так и мы в школе чаще всего падки на внешность, далеко не на первое место ставим душевные и волевые качества, покупаясь на блестящую мишуру раз­вязности. воспринимая ее за уверенность в себе, небрежность — за вы­ражение свободы, недостаточно хорошие манеры за оппозицию ми­ру взрослых, за влечение к анархии. А все, что против правил — это экстремально, это уважительно, это классно…

Почему так неразборчивы девчонки? Да потому что сами не знают, каким хотят видеть своего друга, или как модно сейчас говорить — бойфренда. Хочется принца на белом коне, в блестящих доспехах и короне. Другими словами — чтобы был виден, чтобы не стыдно было привести такого на вечеринку подруги, а еще лучше, чтобы подруги попадали все от зависти… И выбирают даже не как у животных лучшего в своем роде, а скорее самого известного и ухоженного.

Афанасьева считает, что «… при выборе между прекрасным, но пус­тым сосудом и простым скромным кувшином, но с богатым содер­жанием она чаще выберет второй. Исключение составляют жен­щины с натурой, более схожей с мужской».

Вообще-то девчонки все-таки чаще выберут первый… А если натура схожа с мужской, то оценивают девушки чаще сначала деловые каче­ства, личностные, волевые. Ведь оценивают они не девушек, а муж­чин.. а какой мужчина будет в другом мужчине видеть лишь внеш­нюю привлекательность (не трогаем нетрадиционную ориентацию)?

Поэтому как часто девушка счастлива отхватить себе первейшего красавца, за которым все девчонки бегали, а он предпочел ее., как льстит ей это внимание и как она сначала рада, купается в собствен­ном тщеславии и снисходительно-брезгливо смотрит на менее «удач­ливых» подруг. Но проходит какое-то время и она начинает задумы­ваться, а то ли это, к чему она стремилась..? Он доволен собой, он не считает, что помимо того, что находится рядом с девочкой должен оказывать ей еще какие-то знаки внимания, он не бережно к ней от­носится.. а когда она надоест, запросто найдет себе другую..

Но когда выбирала девчонка себе мальчика, она же не смотрела на его внимательность, чуткость, бережность, верность, доброту. Он все так же привлекает к себе внимание других девочек, он так же попу­лярен, он красавчик, он остался таким же, как и был, отчего же так не удовлетворена девочка своим выбором? Если мальчик не изменился, значит, дело в ней.. Она ошиблась в своем выборе, потому что с са­мого начала оценивала мальчика по другим критериям, а получив то, что хотела, поняла, что была не права. Вот если бы он обладал еще тем-то тем-то и тем-то… и начинается долгий и трудоемкий (в плане душевных затрат тоже) процесс переделывания его под себя., терять- то не хочется, он же самый-самый (в глазах подружек), а ей хочется еще и других качеств. Спрашивается, а мальчику оно надо? Он рас­ценивает все придирки и поправления подруги как капризы, потерпит какое-то время, а потом задумается, а нужна ли ему такая? И начина­ет переделывать ее под себя, а терпения у мальчиков гораздо меньше, чем у девочек, и начинает он задумываться… а может ему проще найти другую?

Кстати, в обратную сторону ситуация тоже нередко разворачивается, точно также мальчик, добивающийся девочки, не осознает чего ему хочется. Просто хочется, чтобы именно первая красотка в классе бы­ла с ним и все. Но она привыкла к постороннему вниманию и от ко­кетничанья отказываться не хочет, вот и флиртует с его друзьями, а мальчик злится., когда начнет переделывать ее под себя, вполне ре­ально, что она этого терпеть не будет, а просто найдет себе другого. Если нет в ней верности, преданности, желания совершать различные поступки ради мальчика, то откуда им взяться? Она все та же симпатяшка-хохотушка, но его уже не устраивает, а, потратив много сил на скандалы (переделку), не остается уже терпения быть с ней дальше., либо у нее пропадает желание выслушивать ежедневные упреки и на­ставления.

Вот так и получатся, что тратим свое время на «пустышек», внушая себе что это и есть любовь и долго потом зализываем раны, пережи­ваем крах иллюзий, идеалов… ломку наивных представлений о том, что это была «именно та» (или тот).

Что же такое любовь? Если это не может быть в старших классах? Многие считают, что для того, чтобы появилась любовь многое нуж­но вытерпеть, нужно научиться принимать друг друга такими, какие есть, не стараться переделать, а просто наслаждаться тем, что есть. И человек тогда сам изменится, если почувствует что ради своей поло­винки он готов на все. Это очень сложно…

«Потому и не все молодые люди безболезненно проходят этап превращения озлобленно-напряженного чувства в спокойно- супружеское. Или, лучше сказать, в семейное, которое, по-моему, гораздо глубже, сильнее, многогранней и, не боюсь этого слова, воз­вышенней просто любовного увлечения, воспетого всеми великими и малыми поэтами земли», — пишет Афанасьева.

Если супружеская любовь тихая и размеренная как спокойная река, а не нервозная как в старших классах школы, то почему тогда так мно­го измен существует на земле? Ведь вот, казалось бы, успокоились, перебесились, стали любить друг друга крепче и бережнее и спокой­нее, чувство долга, взращивание потомства, уважение и все дела… Но, почему же тогда гак часто находятся силы для посторонних ро­манов, откуда берется энергия для подвигов ради другой дамы? Неу­жели женщина, выйдя замуж, может устать от постоянного внимания любимого человека, неужели ей будет более приятно чувство долга по взращиванию потомства, чем свершение подвигов ради любимого мужа?

Спокойная, размеренная семейная жизнь., быт… разве не это порой становится поиском увлечения, разнообразия на стороне? И что же., закрывать глаза на все это? Или говорить: «Дорогой, ты понимаешь, я тебя люблю плавно и размеренно, и любовь это гораздо сильнее той, что я дарю другому мужчине, поэтому, ты не переживай, ты вне кон­куренции…»? Или сидеть и терпеливо ждать пока увлечение мужа другой девушкой не пройдет само собой, уповая на то, что годы, прожитые вместе зародили в нем чувство любви сильнейшее, более глубокое и многогранное… И по-женски мудро не замечать его ми­молетных романов… может эта сказка о «супружеской любви» всего лишь спасительный круг для потерявших привлекательность, взра­щивающих потомство, жен, чьи мужья находят в себе силы влюб­ляться в других женщин, помоложе, посмелее, не таких привычных?!

Но Афанасьева спешит успокоить: «Из-за терминологической пута­ницы, однако, путаются и представления у тех, кто проходит этап психофизиологической перестройки в первые годы супружества. На­чинаются разочарования, сомнения, а то и опрометчивые решения принимаются: мол, произошла ошибка, любви не было или она ушла. А стоит не спеша вникнуть в то. что было вначале и что существует теперь. как станет очевидным, насытилось чувство острого сексу­ального голода. но при этом сохранились все прочие интересы и при­тягательные свойства партнера, разве хлеб перестает быть хлебом, если сейчас вы сыты? Как советуют гигиенисты: регулируйте соб­ственные аппетиты и насыщение, и вам не грозит атрофия желаний. Культура эмоций, владение собственными страстями — признак вы­сокой духовности в отношениях людей. Бездумное следование слепым инстинктам., минутным желаниям, напротив, свидетельство самой дремучей необразованности»

Как можно реагировать собственные аппетиты и насыщение в сек­суальном плане? Для чего? То есть нужно в начале, отношений воз­держиваться слегка., чтобы на дольше хватило…? Возможно ли наес­ться впрок..? или наоборот, урезать себя в пище, чтобы на всю жизнь сохранился хороший аппетит?

Когда человека любишь, то разве можно не желать его физически? Разве можно не думать о нем? И не хотеть находится рядом каждую минуту? Если знаешь, что он есть, лишь некоторое время можно на­слаждаться его образом в твоей голове, но физическое влечение все равно сильно и оно буквально пропитывает каждое твое движение, мысль., а уж когда он рядом..

Знаешь, подруга, все, что я поняла за эти годы после школы, это то, что не надо пудрить друг другу мозги. Жить честно гораздо проще. Не обманывать ни себя, ни его. Не заблуждаться, любить себя и радо­ваться ЖИЗНИ:

И что все мужики одинаковые, так же как и мы все девчонки одина­ковые. Но впереди у нас длинная счастливая жизнь и все зависит только от нас. Разобравшись в себе, мы сможем разобраться и со всем остальным. И все у нас будет отлично!

|
Copyright © 2020 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top