Можно ли упрекать девушек за то, что слабые, обделенные талантами и способностями мужчины не вызывают в них чувства трепетного и нежного? Почему она автоматически причисляется к неправедным, плохим, корыстным если желает, чтобы ее муж был выдающимся че­ловеком, если сирых и убогих не желает она любить, а строить отно­шения на жалости не видит смысла? Ведь это честная позиция преж­де всего по отношению к себе. К чему обманываться и говорить, что важна его душа… такая ранимая и чувствительная. Ну вот, выйдет девочка замуж за подобного «рыцаря печального образа» и что? Сможет он обеспечить ей ту жизнь, о которой она мечтает? Сможет ли она быть именно той, которая нужна ему? Ведь для семьи одной романтики недостаточно. Потому что жизнь — это не красивая сказка, где всегда побеждает добро. Жизнь это серьезная реальность и оце­нивать все нужно реально, чтобы не было потом мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

Отказ от детей из страха отпугнуть мужа, на мой взгляд, тоже нельзя порицать. На пустом месте страхи не рождаются. Ведь на самом деле, многих женщин роды портят. Да, можно, конечно же, бить себя пят­кой в грудь и кричать: «Внешняя красота это пыль, ценность в душе, во внутреннем мире женщины!» Но за красивыми словами чаще все­го ничего не стоит. Если женщина сомневается в своем муже, значит, есть у нее для того основания. Она может быть, конечно, сомневает­ся в себе (чаще так оно и бывает), но в таком случае, муж может ведь и развеять все ее страхи, ему только нужно капельку терпения и люб­ви. Ведь дети для женщины не есть единственно необходимая состав­ляющая счастья, женщине нужен мужчина, и чтобы в его глазах она видела постоянно восхищение собой и нежность, а не сожаление и сочувствие. И тогда она способна подарить ему много детей, столько, сколько он захочет и быть счастливой.

Интересная тема — пол ребенка. Кого больше хотят папы — мальчиков или девочек? Кого больше хотят мамы? Раньше рождение девочек было, мягко говоря нерадостным событием для родителей. Даже во времена Афанасьевой: «..Поздравляя с новорожденной, родные и зна­комые обмениваются традиционными замечаниями и шуточками. Мужчины бросают отцу ехидно-сочувственное «Бракодел!» Подруги тоже, словно в утешение маме напоминают: «Девочек растить легче, чем парией. И они, войдя в возраст и выйдя замуж, становятся бли­же же к матери, в то время как сын в будущем всего лишь невесткин муж». Папа обычно кисло отшучивается. Ведь частенько он (из-за не­го и мама) не очень-то ждал появления дочери. Ему бы парня лучше: по традиции сын считается наследником и имени и дела отца. Зато потом нередко отец любит девочку нежней, бережней, востор­женней, что ли,, чем сына. По-моему, заблуждаются те, кто говорит обратное».

Мне сложно оценить этот отрывок, но что-то меня в нем напрягает. В том, что рождение девочки не такое радостное событие как рождение мальчика есть что-то обрекающее, как будто девчонки — это второй сорт.

Хотя, в наше время все же взгляды поменялись и девочек ждут с не меньшей радостью чем мальчиков. У меня есть несколько знакомых молодых пап, так во время беременности их жены на вопрос: «А ты кого больше хочешь, сына или дочку?» они отвечали: «Все равно» и говорилось это не с безразличным выражением, а с радостным. А не­которые молодые пары даже не хотели узнавать пол будущего ребен­ка до рождения. Может быть это связано с.тем, что имя и навыки со­временный папа может с равным успехом передать и дочке, в наше время на дочь уже смотрят не как на обременение родителей и при­даное ей готовить уже не надо, и смысл ее жизни не заключается в том, чтобы выйти замуж… Да и хлопот с девочками меньше…

В то же время, Афанасьева говорит, что папы потом любят дочек больше чем мальчиков: «Можно без преувеличения сказать, что лю­бовь к дочери самое святое и возвышенное чувство, на которое только способен мужчина. Ее отец жалеет, балует, прощает мно­гие шалости и слабости, которые не прощает никому, в том числе сыну.

Может быть, как раз здесь и кроется причина того, что девочки счи­тают, что им многое сойдет с рук и что им будут потакать лишь по тому, что они родились такими? А, повзрослев, девочки жаждут рав­ных прав с мальчиками, выражая это примерно так: «Уж если он смог, почему я не смогу? Чем я хуже? Женщина может все то, что может мужчина и плюс к этому детей рожать!», а по инерции всегда ждут поблажек для себя, снисходительного отношения к своим не­удачам и промахам, более мягкого наказания по сравнению с мальчи­ками. Получается, что девочки хотят прав одинаковых с мальчиками, но ответственности меньше, обосновывая это тем, что они же «сла­бый пол».

Вот именно это временами и напрягает парней в девчонках, им, види­те ли не нравится исполнять все прихоти и капризы… так, а кто же виноват в том, что девочки такие? Получается, папы, которые при воспитании делают больше поблажек девочкам: «Первый потатчик девчоночьим капризам, причудам, желаниям, отец иногда портит нрав дочери, приучая ее к безнаказанности, к своеволию и эгоизму. А нередко достигает совсем обратного эффекта: обучает своим приме­ром щедрости, терпимости, пониманию и сочувствию. Это уже зависит и от природной основы, на которую падают зерна безоглядной любви»

Возможно, подобное поведение отцов и формирует такой характер девочек — больше доброты, понимания, сочувствия и одновременно вздорности, упрямства, капризов…. А если откажутся папы от такого поведения, то не станут ли девчонки больше похожи на мальчишек? Я имею в виду не по внешности, конечно же, а по поведению? Почему-то большинству мальчиков хочется, чтобы рядом с ними были нежные, мягкие, душевные, добрые девочки, настоящие леди. А если не нежить и не баловать девчонок в детстве, то исчезнут капризы… но вместе с ними и женская мягкость и чувственность.

Воспитание дочки это такой сложный процесс и в нем так много вся­ких интересностей, часто многие родители считают, что кое-что де­вочке знать не обязательно, мол, она и так обойдется, ей это не при­годится, она же девочка и часто, не замечая того сами, лишают ее многих возможностей, даже Афанасьева писала: «Позволю себе сме­лость сказать, что нередко традиционное предвзятое представление родителей о том, что надо знать а уметь дочери как будущей жен­щине, сдерживает ее духовный рост. глушит богатые интеллекту­альные задатки».

Какими навыками нужно обладать девочке, чтобы стать хорошей до­мохозяйкой, женой и мамой? Ну, естественно, уметь содержать в по­рядке дом, готовить вкусно, с этим проблем обычно не возникают, родители охотно приобщают девочек к домашней работе, а мама с удовольствием передает секреты кулинарного искусства. Но разве этого достаточно? Ведь девчонке нужно еще и хорошее знание пси­хологии мужчин, а когда папа устраняет девочку от участия в разго­ворах о его рабочих делах, он тем самым запрещает ей вмешиваться в определенную, очень важную сторону его жизни, скрывая какие-то секреты своего поведения с коллегами и то, как сказывается его рабо­та на семейной жизни.

И как мало родители уделяют внимания вопросам секса. Точнее, раз­говорам на эту тему со своими дочками. Родители чаще всего «ПРО ЭТО» не говорят с детьми. В лучшем случае подарят какую-нибудь книжку или расскажут на примерах «птичек-пчелок», причем все это сопровождается такой неловкостью и смущением, что невольно пере­дается и дочерям. И у девчонок возникает чувство, что в сексе есть что-то неловкое и постыдное. Потом они так долго страдают и пере­живают по этому поводу. Когда наступит время физиологических из­менений и игра гормонов будет такой сильной, что сложно будет ду­мать о чем-либо еще кроме секса. И это нормальное явление. Так природой задумано. Чтобы у девчонок возникало желание и влечение к мальчикам. Подавлять в себе это бессмысленно. Да и зачем?

А как же интимная сторона жизни мужа и жены? Ведь от того на­сколько хорошо им в постели, зависит очень многое, супружеские измены, например, что часто приводит к разводам.

Однобокое воспитание, которое подготавливает только к замужеству в современном мире — это недостаточно. Ведь девушка может стать хорошим специалистом в какой-нибудь сфере, сделать себе карьеру, стать такой, чтобы родители могли гордиться плодами своего воспи­тания. Хотя; даже став хорошим специалистом, девчонку поджидает еще много неприятных сюрпризов, например, при приеме на работу. Во времена Афанасьевой было так: «…ведающие приемом в учебные заведения и на работу люди помнят: девушка менее «надежный контингент», чем парень. Она выйдет замуж, заимеет ребенка, и плакали денежки, потраченные на подготовку специалиста, а на ра­боте вновь ищи ей замену. Отсюда и задача у школьницы — обо­гнать мальчишку по всем статьям».

Получается девочки напрасно тратят столько сил и времени на освое­ние учебной программы в школе, если заранее известно, что ее место в мужском мире — ублажать мужчин, рожать им потомков и обеспе­чивать уют в жилище? И работодатели думают так же, они совер­шенно правы в том, что большинство девушек желает рожать детей, иметь хорошую семью и что интересы рабочие часто уступают до­машним. Но значит ли это, что девушки плохо справляются с зада­ниями, что они в чем то уступают мужчинам? Ведь она только на оп­ределенный срок вынуждена оставить свою работу и ухаживать за младенцем, но после этого она опять готова выполнять свои обязан­ности.

А каково девчонке постоянно получать отказ в работе из-за того только что она когда-нибудь станет матерью? Ведь это порождает чувство неудовлетворенности собой, низкую самооценку, а вместе с этим и кучу ненужных комплексов и проблем. И сколько нервов тра­тится на эту негласную войну с парнями за место под солнцем? Да, современные девчонки сильны и независимы, да, они проникли прак­тически во все сферы жизнедеятельности, где раньше царствовали только мужчины. Ведь в настоящем мире можно встретить и женщин-президентов, и женщин-ученых и женщин-кикбоксеров. Воз­можно, это и противоречит женской природе — становится жесткой, порой даже жестокой, играть в мужские игры по мужским правилам, а ведь говорят, что женская жестокость не сравнима с мужской, жен­щины намного безжалостнее, если уж дело дошло до подобных игр.

Но такова жизнь сейчас, если бы общество поддерживало материнст­ва, женственность, доброту и кротость, то, возможно женщины и бы­ли бы такими, но ведь сейчас все иначе. Идеал, к которому надо стремиться (по мнению многих) это стальная леди. Железная хватка в делах (как у бульдога), холодность и целеустремленность, безжало­стность на пути к достижению цели. В то же время яркая сексуаль­ность, независимость и мужские привычки курить, пить пиво из бу­тылки, свободно владеть жаргоном. Но идеал этот навязанный. Мно­гие девчонки, из тех что послабее просто даже не вникая в суть схва­тывают этот образ налету и тут же подстраиваются под него.

Круто ходить на тусовки, где чувствуешь себя наравне с парнями. Небрежная одежда, вызывающий макияж, развязная манера держать­ся. Провокации при любом удобном случае — где уколоть самолюбие мальчика побольнее, где показать, что ты умнее его. Чтобы боялись! Чтобы уважали! А уважают ли на самом деле таких? И верх крутизны — нарушать запреты! Это хлебом не корми! Мама сказала сделать так- то… ничего подобного. Все наоборот, потому что «лучше знаем мы как жить». Все что можно, все нарушить — все рамки и законы. Про­сто виват, анархия!

А почему девчонкам всегда запрещают больше чем мальчишкам, те же самые родители? Конечно же, неприятно, когда постоянно что-то нельзя. Но может нужно разобраться в причинах запретов? Афанась­ева писала что: «Теперь впору признать, что если дочери многое прощается, то еще больше запрещается. И прежде всего вот это: «око за око. зуб за зуб». А такая установка и порождает пре­словутую «бабью» покорность, пассивное подчинение обстоятель­ствам, которые так энергично мы готовы осуждать в по­взрослевших дочерях».

Вот и получается, что с одной стороны девочке нельзя себя вести как мальчику — не драться, не ругаться, не «опускаться» до мальчишеских выяснений отношений, а с другой стороны и не быть «нюней», не жа­ловаться, не ябедничать, не плести интриг за спиной. Получается, что с одной стороны, запрещают девочке принимать участие в жестких мальчишеских играх, ей навязывается женская чуткость, мягкость, гибкость в конфликтных ситуациях и надежда на сильное плечо, ко­торое защитит, поможет, убережет. В детстве — это папа или другие взрослые, а в будущем предполагается, что ни один мальчик (хорошо воспитанный) не посмеет обидеть девочку. Но это все в детстве. И не всегда в юные годы у девочки находится защитник, а порицателей за пацанячий стиль поведения предостаточно. Что же остается ей, кроме как плакать, жаловаться и строить козни за спиной? А ее при этом еще и подлой могут обозвать.

А как только девочка вырастает, то ей «дарится» самостоятельность — не маленькая, пора самой ответ держать за свои поступки, самой раз­бираться со своими проблемами. И ласковым пинком в мир мужчин! А мальчики с детства привыкли играть по своим правилам, куда дев­чонок редко допускают, поэтому что пощады юным девушкам нет. И выживают они, как могут, а могут только при помощи своего искус­ства плести интриги… да и это не всегда помогает.

А уж если девушка восприняла все воспитательные разговоры роди­телей и прочих опекунов о том, что связываться с мальчишками не надо, то она просто покорно все переносит, претерпевает, пережива­ет. И становится покорной и безропотной, но это достоинства не женщины, но рабыни и выжить ей в мире современном тяжело, а еще тяжелее найти себе защитника и мужа, потому что более бойкие ее соперницы просто не оставят ей шанса. Кротость и беспомощность в наше время не в моде…

Так почему все-таки много запретов? Почему нельзя сидеть на хо­лодном, почему нельзя драться, обзываться и так далее? Ведь часто запрещают для того, чтобы оградить от чего-то: «Мы почему-то ни­как не примиримся с мыслью, что ограничения возможностей не всегда означают неуважение к лицу, которому что-то запреща­ется, или стремление подчеркнуть его «второсортностъ». Иногда запреты означают признание исключительности, особой ценности того, кого стараются уберечь. Вот если бы мы это сами до конца уяснили и смогли толково внушить дочерям, не страдали бы они, подрастая, от всяческих «комплексов неполноценности», не видели бы в своей судьбе несправедливость людскую».

Только вот объяснять это нужно не только девочкам, но и мальчикам с раннего детства. Иначе они так и будут относиться к женщинам как к «слабому полу». И что за фраза такая «слабый пол»? Ведь на до­лю девчонок в жизни испытаний как физических, так и нравственных и духовных выпадает гораздо больше, чем на долю мальчиков. Да взять хотя бы то же вынашивание детей и роды, какой мужчина смог бы столько вытерпеть и при этом не потерять радость жизни?

И при всем при том, до преклонного возраста у нас чаще доживают женщины, а мужчины, увы, не выдерживают такой нагрузки на свой организм.

Девочки пе видели бы несправедливости, если бы чувствовали ува­жение к себе со стороны мальчиков… Если бы чувствовали понима­ние. Ведь часто, что можно услышать: «Подумаешь, детей рожать, это не деньги зарабатывать, это не крутиться постоянно в напряже­нии, это вообще не сравнимо с теми задачами, которые мужчина ре­шает в своей жизни…»

Пока все запреты, которые ставятся перед девочками не объясняются как забота и опека от сложностей, мы видим в них лишь чужую при­хоть. Но ведь так приятно, когда ты не безразлична кому-то, когда о тебе кто-то заботится и любит. Может быть, если бы все вокруг не стеснялись показать свои чувства, то мягкость и женственность не были бы забыты? И мы не стремились бы быть такими же как муж­чины, а были бы счастливы просто потому что мы — девчонки, что в первую очередь, мы будущие мамы, а уж потом все остальное.

Конечно же, мальчики говорят красивые слова, временами очень да­же удачно. Но часто это всего лишь обман. Благородство и честность используется только для совращения. Поиграть в красивую любовь мальчикам выгодно только до поры до времени, а точнее, до первого секса. А потом начинаются взаимные упреки и чувства вины. И сами мальчики пытаются поверить в ту ложь, которую внушали девочке, мол, я ее и правда люблю. Подобное недопонимание и является кор­нем многих бед во взаимоотношениях девушек и парней.

А родители часто говорят, что мальчик должен быть достоин тебя. Он должен быть благородным, показывать, что ты ему не просто игруш­ка, а он с серьезными намерениями. И родители, искренне желающие, чтобы их дочка была самой чистой, счастливой и любимой сами де­лают ,ее несчастной своими наставлениями, а временами и неосто­рожными обвинениями и упреками. Ведь и папы были молодыми и прекрасно помнят, как они сами строили глазки девочкам. И с какой целью говорили они те слова, которые девочки так хотят услышать. И мамы тоже.

|
Copyright © 2020 Профессиональный педагог. All Rights Reserved. Разработчик APITEC
Template Settings
Select color sample for all parameters
Red Green Blue Gray
Background Color
Text Color
Google Font
Body Font-size
Body Font-family
Scroll to top